Тайны препарата «П»

Тайны препарата "П"
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В Ленинградском филиале Физтеха научным руководителем и директором был профессор П.П.Кобеко. Когда в конце 1941 г. он подал годовой отчет, то о содержании нашей работы, в том числе о разработке ценного лечебного препарата «П» стало известно руководству города.

В первых числах марта мы вдвоем были вызваны в горком, где нас встретил целый синклит генералов и среди них — начальник Сан управления Ленфронта. С этого дня нам были созданы условия для работы в сортировочном эвакогоспитале N 1170, размещавшемся в Александро-Невской лавре, с задачей обеспечить к марту 1942 г. выпуск препарата для его хирургического отделения.

Технология изготовления препарата была основана на том, что из некоторых видов почвенных бактерий можно получить ноли пептид, который подавляет грамположительные бактерии.

В соответствии с запланированными сроками, с середины марта 1942 г., мы начали регулярно поставлять препарат «П» в клинику в водном стерильном растворе. Применяли препарат в виде влажных тампонов или салфеток.

У нас сложились очень хорошие отношения со всем персоналом хирургического отделения, от сестер до хирургов, а также с главным хирургом госпиталя О.А. Левиным. Работалось легко, несмотря на огромную нагрузку. ,

Каждое утро весной 1942 г., идя в Лавру, я наблюдала горестное шествие голодных, измученных людей с санками, на которых они везли своих умерших близких. Часто приходилось помогать. Это страшное, поражавшее своей горечью зрелище навсегда запечатлелось в памяти.

В 1942 г. исследования препарата «П» проводились все более интенсивно, к ним были привлечены заведующий кафедрой биохимии 1-го Ленинградского медицинского института Ю М. Гефтер и биохимик Е.Э. Гольдгаммер.

Зимой 1943 г. в боях на Синявинских высотах было огромное количество раненых, эвакогоспиталь N 1170 был переполнен. В этот период выявились случаи очень злокачественной формы анафобной инфекции, вплоть до молниеносной. Бывало, и неоднократно, отмечаешь визуально, как анаэробный процесс движется все выше, доходя до грудной полости, сердца, и раненого снимали с операционного стола без всякой обработки.

Тайны препарата "П"

Это было страшно. При согласии и поддержке директора Института физиологии им. акад. И.П. Павлова М.К. Петровой была проведена дополнительная серия экспериментов на кроликах. Благодаря этому с мая 1943 г. стало возможным внутримышечное применение препарата, сохранившее жизнь многим раненым с этим смертельно опасным осложнением раневого процесса.

В апреле 1944 г. на материале детального и всестороннего изучения применения и действия препарата «П» я успешно защитила кандидатскую диссертацию. Всего за период моей работы в эвакогоспитале N 1170 прошли лечение с применением этого препарата более 500 раненых с тяжелой и средней формой анаэробной инфекции.

Из ВИЭМа — в клиники и госпитали

В 1939 г., после окончания аспирантуры при Ленинградском отделении Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ) я была принята на должность старшего научного сотрудника.

В начале войны мой научный руководитель акад. К.М. Быков откомандировал меня на кафедру физиологии в Военно-медицинскую академию, где проводились исследования по снятию экспериментального шока. Эта работа была закончена в декабре 1941 г., и результаты наших исследований имели определенное значение для использования их в клинической практике.

Кроме экспериментальной работы в ВИЭМе, я участвовала в ночных дежурствах по охране здания от пожаров.

Весь период блокады работу в ВИЭМе я совмещала с практической деятельностью в лаборатории Политехнического института. В день на дорогу уходило 5-6 часов, и это в неимоверных условиях голода, холода, отсутствия транспортных средств.

Голод в городе усиливался. Умерших на улицах становилось все больше и больше. Особенно много трупов было на набережной реки Карповки — от угла Кировского проспекта до самого морга больницы им. Ф.ф.Эрисмана все пространство было заполно трупами. Потом их увозили пятитонками, заполненными до верха, на Пискаревское кладбище. Очень тяжело было это видеть.

С начала января 1942 г. я почувствовала себя хуже и не могла больше ходить пешком в институт. Мне пришлось сесть на больничный лист, на котором я пробыла до марта. Правда, я продолжала работать в амбулатории Политехнического института, а феврале 1942 г. меня пригласили в Дом ученых. Работа в двух открывшихся там стационарах. И то, и другое было рядом с домом.

В ВИЭМе оставалось уже мало сотрудников, и поэтому не стало деления на отделы, все объединились в одну группу. Ввиду отсутствия подопытных животных, экспериментальная работа была полностью прекращена, и встал вопрос об изменении тематики научных исследований не только моих, но и всех остальных сотрудников.

Заместитель директора по научной работе предложил перенести работу в клиники и госпитали. Я стала заниматься изучением основного обмена у больных алиментарной дистрофией. Первая работа была проведена совместно с Р.П. Ольнянской в клинике проф. Д.М. Гротеля (1-й ЛМИ) в мае- июне 1942 г.

У меня не было лаборанта, приходилось все делать самой. Мой рабочий день начинался с раннего утра и кончался поздним вечером. Для ознакомления с литературой посещала публичную библиотеку.

Итоги исследований были доложены мной в 1943 г. в ВИЭК на его первой научной конференции. За хорошие показатели в работе к празднику 1 мая я получила благодарность от директора института.

Затем состоялось исследование основного обмена у больных гипертонией. Полученные мной научные результаты были зафиксированы в особых, экстремальных условиях жизни и питания, потому не имеют аналогов. Это относится к основному обмену как при алиментарной дистрофии, так и при гипертонической болезни в условиях вынужденного голодания.

Все это было по настоящему осознано нами многие годы спустя, а тогда, в блокаде мы просто работали, выполняя наш профессиональный долг. И мы его выполнили. (Елена Павловна Шварцвальд-Хмызникова)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Один комментарий на тему “Тайны препарата «П»
  1. Статья о героизме и самоотверженности, но вот вокруг текста лезут в глаза рекламные изображения, причем — самое главное! — заведомо лживые либо провокационные. «Печальная весть….» — под известным именем, или «страна прощается с….» — и тоже известное имя, хотя все эти люди живут и здравствуют. Или ещё, например: «в следующем месяце случиться страшное…»
    Такие заголовки в интернете не только регулярно, но и ЧАСТО.
    Такое отношение к читателям иначе как СВОЛОЧНЫМ назвать нельзя, поскольку заголовки либо поменяют понятия людей — и новое поколение вырастет на этих заголовках со смещённым сознанием — либо просто за таким заголовком стоит ложная информация.
    Тупо, господа…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *