Тайные связи униатской церкви Украины с националистами

националисты 1939 г
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Святоюрская резиденция после воссоединения западных земель с УССР продолжала поддерживать пронемецкую ориентацию ОУН. Именно тогда, в конце 1939 года, связь украинских националистов с фашистской Германией, в частности с гестапо и абвером, стала наиболее тесной. Выполняя указание Гитлера по подготовке нападения на СССР и обеспечению вермахта обстоятельной информацией о Красной Армии, руководители немецких разведывательных служб обратили особое внимание на использование шпионских возможностей ОУН и ее функционеров в советском тылу. И гитлеровцы получали нужную им информацию от националистов. ОУН с благословения митрополита и при содействии униатского духовенства в этот период выполняла, по сути дела, функции одной из резидентур немецкой разведки.

Член главного провода ОУН, руководитель референтуры внешних сношений М. Степаняк, оценивая характер тогдашних связей ОУН с фашистской Германией, писал: «…всю свою политику ОУН приспособила к военным целям фашизма. Расчет был не на внутренние силы», в которые ОУН сама не верила, а на войну фашистских держав, и в первую очередь Германии, против СССР. Заинтересовать фашистские империалистические державы так называемой украинской проблемой и с помощью их выплыть на арену международной политики—именно в этом направлении были сосредоточены усилия всей ОУН в довоенное время.

Германия,— писал далее М. Степаняк,— содержала ОУН за свой счет. На территории Германии находилась основная часть провода ОУН, который не только получал от нее деньги на организационные нужды и пользовался ее поддержкой в ряде других вопросов, но, в свою очередь, дополнял немецкий военно-политический аппарат в подготовке нападения на СССР. Как мне рассказывал М. Рубан, Мельник детально отчитывался перед немцами, на что он расходовал полученные от них деньги. Провод ОУН поддерживал тесную связь с немецкими военно-разведывательными органами и через своих представителей помогал немцам собирать разведывательные данные об СССР».

Понимая, что открытая поддержка ОУН и антисоветская деятельность в первые же месяцы после установления Советской власти в Западной Украине может лишь демаскировать политическую ориентацию униатской церкви, Шептицкий прилагает усилия к тому, чтобы сохранить профашистские кадры духовенства и постепенно подготовить их для подрывной работы в новых условиях.

Для более оперативного получения информации об отношении населения к Советской власти монахам и монахиням было позволено работать в государственных учреждениях и носить светскую одежду. Открытые антисоветские проповеди в церквах были запрещены, а сам митрополит даже обратился с пастырским посланием, в котором пытался скрыть свое враждебное отношение к Советской власти и коммунистической идеологии. Владыка не моргнув глазом заявил, что ведет борьбу не против коммунистов, а против безбожников, которых он рассматривает как «ослепленных и больных братьев».

Это заявление Шептицкого было лишь дымовой завесой, чтобы скрыть истинные устремления униатского клира. Документы и факты неопровержимо свидетельствуют, что руководители униатской церкви продолжали сохранять тайные связи с националистами, морально и материально поддерживали ОУН. Один из последователей митрополита, епископ Чарнецкий, уже после окончания войны писал: «После воссоединения западных областей Украины с Советским Союзом многие священники-униаты оставили свои приходы и, опасаясь репрессий со стороны Советской власти, бежали на оккупированную немцами территорию.

Те же священники, которые оставались на местах, в силу своих националистических убеждений продолжали поддерживать тесную связь с подпольной Организацией украинских националистов и оказывали ей помощь в проведении антисоветской работы. Руководство греко-католической церкви, митрополит Шептицкий и другие епископы также не порвали своих связей с ОУН».

Видя, что Советская власть не противодействует религиозной деятельности униатского духовенства, не препятствует совершению церковных обрядов, Шептицкий и его окружение начинают поднимать голову.

националисты 1939 г

Митрополит выступил с официальным протестом против Декларации Народного собрания о конфискации церковных и монастырских земель и распределения их среди трудящихся крестьян. Несколько позднее Шептицкий выступает с протестом против создания в западных областях Украины пионерских и комсомольских организаций. Их рост и укрепление, что хорошо понимали и владыка, и его оуновские подопечные, ставили под угрозу влияние духовенства и националистов на молодежь Галиции и Волыни.

Однако главные усилия униатской церкви в 1940—1941 годах были направлены на ведение совместно с ОУН нелегальной подрывной деятельности и интересах фашистского рейха. Как заметил Ярослав Галан, Шептицкий был уверен в «неминуемом приходе такого дня, когда гитлеровская Германия бросит все свои силы на порабощение советских народов. Эту свою уверенность он пропагандировал на каждом шагу, к ней он приспосабливал всю свою тактику».

Воссоединение украинских земель в единой Украинской Советской Социалистической Республике Шептицкий стремился использовать для осуществления своей давней мечты о продвижении католицизма на восток. В секретном послании, направленном в Конгрегацию восточных церквей назначенными митрополитом униатскими экзархами Н. Чарнецким, К. Шептицким (брат митрополита), И. Слипым и А. Неманцевичем, говорилось, что владыка разделил всю Советскую Россию на экзархаты, во главе которых поставил экзархов апостольской столицы: епископа Николая Чарнецкого — экзархом Волыни, Полесья, Холмщины, Подляшья; Климента Шептицкого — экзархом Великороссии и Сибири; Иосифа Слипого — экзархом Украины; епископа Антона Неманцевича — экзархом Белоруссии.

Истинную цель создания экзархатов раскрыл один из экзархов — Н. Чарнецкий. «Осенью 1939 года,— рассказывал Чарнецкий,— в митрополичьих палатах Шептицкий созвал тайное совещание высшего духовенства греко-католической церкви Галиции, на котором присутствовали я (Чарнецкий), Слипый, Шептицкий Климент.

Андрей Шептицкий информировал пас о том, что он имеет намерение использовать воссоединение западных областей Украины и Белоруссии с Советским Союзом для распространения католицизма в СССР. Он объявил нам о создании тайного экзархата, призванного возглавить деятельность по внедрению и распространению католицизма на территории Советского Союза, назначил нас всех экзархами греко-католической церкви и поделил между нами области СССР». Шептицкий предупредил епископов, что факт создания экзархатов следует сохранять в глубокой тайне.

Летом 1940 года по указанию митрополита Чарнецкий созвал тайный собор экзархов, на который были приглашены И. Слипый, К. Шептицкий и А. Неманцевич. Собор обсудил вопросы антикоммунистической деятельности униатского духовенства в условиях советской действительности и мероприятия греко-католической церкви по распространению своего влияния среди населения.

Для подготовки кадров католических миссионеров, которые «при первой же возможности могли бы выехать в восточные области Украины для проведения униатской деятельности», Шептицкий, как писал позже епископ Н. Будка, создал во Львове нелегальные курсы священников-униатов. На эти курсы были зачислены многие верные митрополиту монахи ордена студитов и гражданские лица.

Летом 1940 года во все униатские парафин за подписью «О. И. С.» из свято юрской резиденции была тайно разослана инструктивная брошюра «Главные правила современного душе пастырства». В ней содержалось описание «исключительного положения», в котором оказалась униатская церковь, и детальные инструкции, как вести пропаганду против «пагубного влияния власти безбожников», избегая «лишних, свидетелей и чужих людей». Намекая на возможность близкого нападения фашистской Германии на СССР, брошюра заканчивалась словами: «Дай боже, чтобы исключительное положение продолжалось недолго!»

Прерванная было связь Шептицкого с Ватиканом вскоре была налажена. Конспиративные контакты митрополит поддерживал с помощью оуновцев, а также через резидентов фашистской разведки, которые в 1939-1940 годах находились во Львове в составе советско-немецкой комиссии по переселению в рейх лиц немецкой национальности. Немецкую часть комиссии возглавляли известный в украинских националистических кругах полковник Альфред Бинищ и эсэсовский офицер Отто Вехтер. Именно он после захвата Львова гитлеровцами стал губернатором «дистрикта Галичина» и уже открыто был провозглашен «своим человеком» в соборе св. Юра.

В состав упомянутой комиссии входил и опытный сотрудник фашистской разведки, «специалист по украинским делам» гауптштурмфюрер СС Ганс Пуной. Именно у него на агентурной связи находился вождь» ОУН Андрей Мельник. Пулюй использовал свое пребывание во Львове не только для вербовки новой агентуры, но и для установления связи с униатскими иерархами. В то же время клерикальная националистическая пресса за рубежом призывала униатское духовенство оказывать «сопротивление безбожному режиму», публиковала на своих страницах выдуманные («фактические») материалы о «преступлениях большевиков по отношению к церкви» в Галиции и на Волыни.

Чтобы придать своим «сенсационным новостям видимость достоверности, националисты прибегают к перенятым у Геббельса методам пропаганды, запугивая украинских эмигрантов и верующих фантастическими «большевистскими призывами к борьбе со служителями культа», которые якобы были опубликованы во львовских газетах.

Венцом этой провокационной шумихи явились распространенные «сообщения из Львова» об аресте, расстреле, мученической смерти владыки, погибшего от рук НКВД.

Позднее в буржуазной печати появились сообщения, что митрополит не только жив, но и активно действует. 20 июня 1941 года, в самый канун фашистского нападения на СССР, газета, издававшаяся в Берлине украинскими националистами на средства гестапо, напечатала статью под названием «Митрополит А. Шептицкий к американским украинцам». В ней сообщалось: «В Соединенные Штаты прибыл пан Богдан Олесь, студент-теолог из Станислава. Он видел 27 января митрополита А. Шептицкого на Святоюрской горе. Kaк сообщает п. Олесь, митрополит… оценивает временное трагическое положение как преходящее явление! Как сообщает «Америка», митрополит просил п. Олеся передать всем украинцам его архиерейское благословение…»

Обширные комментарии здесь действительно излишни. В частной беседе с будущим теологом, который собирался выехать в Америку, Шептицкий, хороню информированный из немецких и оуновских источников, высказал уверенность, что скоро начнется война, в результате которой Советская власть потерпит поражение. На быстрейшее осуществление цели и была направлена вся легальная и нелегальная деятельность униатов. К претворению ее в жизнь Шептицкий шел вместе с фашистской Германией и ее агентурой из числа украинских буржуазных националистов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *