Так обмануть врага могли только наши

Так обмануть врага могли только наши

Наш наблюдательный пункт находился почти рядом с орудиями, выведенными на позиции прямой наводкой. Ровно в десять, воздух содрогнулся: артиллерия ударила по вражеской обороне. По привычке мы поднесли к глазам бинокли.

— Черта с два тут чего-нибудь увидишь, когда такой снег валит! — отметил кто-то.

Мы смотрели в бинокли, в стереотрубу, надеясь хоть что-нибудь увидеть, но перед глазами стояла белесая пелена и ничего больше.

И вот штурмовой батальон под командованием капитана Е. П. Щербины, оснащенный всем необходимым для прорыва обороны, поднялся в атаку и спустя некоторое время с криком «ура» ворвался в первую линию траншей противника. Это послужило своеобразным сигналом к тому, чтобы дать команду полкам первого эшелона штурмовать позицию врага.

Это были самые напряженные минуты. Ибо в наступлении успех или неуспех очень часто решаются в эти первые минуты. Все обошлось хорошо. Уже к 11 часам 40 минутам наши бойцы вслед за огневым валом штурмовали вторую линию вражеских траншей.

Наш удар в тот день был настолько ошеломляющим, что гитлеровцы вначале почти не оказывали сопротивления и, бросая оружие, отходили на следующие позиции.

В чем же дело? Почему противник так легко уступил первую линию своей обороны, создававшейся, укреплявшейся на протяжении многих лет?

Атака застала гитлеровцев врасплох. Они привыкли, что наши войска перед началом большой наступательной операции предпринимают длительную артиллерийскую подготовку и, восприняв короткий 15-минутный артналет лишь за начало артподготовки, отсиживались в укрытиях, не успели подготовиться к отражению атаки.

В тот день войска продвинулись на четыре километра. Однако прорвать главную полосу обороны противника не удалось. Примерно такое же положение сложилось на фронте действовавших правее частей 3-й армии и нашего левого соседа — 194-й стрелковой дивизии. Вследствие того, что наша авиация не принимала участия в этом сражении, а артподготовка была чрезмерно короткой, некоторые артиллерийские и минометные батареи остались невредимыми. Противник опомнился и начал оказывать сопротивление.
бой зимой вов
— Может, пора ввести в бой полк Окропирндзе? — позвонил мне командир корпуса, когда части дивизии остановились, натолкнувшись на яростное сопротивление врага.

На мой взгляд, делать это было рановато, о чем я и сказал комкору. Целесообразнее было закрепиться на завоеванных рубежах, накормить личный состав, подтянуть боеприпасы, а с утра продолжать наступление основными силами. Комкор согласился с моим решением. Вскоре отдали боевое распоряжение двум ночным батальонам. Пока основные силы дивизии приводились в порядок и отдыхали, эти батальоны принялись за очистку маркинского леса и свою задачу выполнили.

Широкое применение ночных батальонов явилось новым, очень эффективным тактическим приемом в ходе наступательных операций Красной Армии в 1944-1945 годы. Такие батальоны, специально подготовленные к ночным боям, под покровом темноты захватывали выгодные позиции для возобновления наступательных действий основных сил. Даже в тех случаях, когда ночным батальонам не удавалось достичь цели, эффект от них был немалый, так как они изнуряли противника, в значительной степени лишали его боеспособности.

После непродолжительного артналета дивизия утром 15 января продолжала наступление.

В тот день наши части столкнулись с еще более сильным сопротивлением противника. Ведя массированный огонь из всех видов оружия, неоднократно поднимаясь в контратаки, гитлеровцы пытались остановить наше продвижение. Но подразделения дивизии стойко отражали все наскоки врага и неуклонно теснили его назад. Противник за этот день, как и за прошлый, был вынужден отойти на четыре километра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *