Террор, казни, репрессии

Террор, казни, репрессии
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

«Польшу не щадить!» — таков был приказ Гитлера перед началом агрессии. Террор по отношению к детям и казни начались с момента пересечения польских границ первыми гитлеровскими ордами.

1 сентября 1939 года на рассвете Германия одновременным ударом сухопутных, воздушных и морских сил атаковала границы Польского государства. Уже в первый день войны были совершены преступления по отношению к детям. Примером тому может послужить следующий факт: подразделение вермахта, которое ворвалось в деревню Вышанов Кемпинского повета, расстреляв двух жителей деревни, взорвало гранатами подвал одного из домов, где погибло 14 человек, в том числе дети. Фронт продвигался вперед, а после немецких солдат оставались многочисленные жертвы среди гражданского населения.

Необычайно трудная стратегическая ситуация, невыгодная конфигурация границ, а также численное и техническое превосходство агрессора сделали невозможной успешную оборону польской армии. Несмотря на то, что германские войска разбивали регулярные части польской армии, сопротивление врагу не ослабевало. В борьбу включилось гражданское население, молодежь, а война приняла форму всеобщей, всенародной оборонительной борьбы.

Вошли в историю оборона харцерами кинотеатра «Зожа» в Катовицах, бой карцеров и харцерок в катовицком парке им. Костюшко, участие харцеров в обороне Пщины и других польских городов. О безымянном герое, защитнике Варшавы, говорится в донесении унтер-офицера 4-й танковой дивизии Вернера Клюка. Донесение касается штурма 9 сентября:

«Мы останавливаемся около какого-то дощатого забора. Где-то неподалеку ведет огонь польская огневая точка, которую нужно обнаружить. Вот я вижу, как из окна соседнего дома выскакивает подросток.

Он оказался посередине между нашей и их машинам. Хотя это еще ребенок, 13-летний мальчик, он одет в польскую офицерскую форму. Нас он не видит, бежит, держа в руке бутылку с горючей смесью, готовясь ее бросить. Но Иоганн (пулеметчик) опередил его, дал очередь. Мальчик как-то вдруг вскидывает руки, пробегает еще несколько шагов. Падает у самого танка, вылившееся из бутылки горючее вспыхивает ярким пламенем на броне.

Харцеры Катовиц и других местностей Верхней Силезии отдали за родину свою жизнь, так как наступавшие германские войска уничтожали мирных жителей, а в первую очередь тех, кто боролся за независимость своей страны. Убивали солдаты вермахта, следовавшие за ним специальные части, в преступную акцию включились полувоенные организации, у которых было припрятано оружие.

Вечером 2 сентября 1939 года к городу Пщина приблизилась немецкая танковая колонна. В городе дежурили последние защитники — силезские повстанцы и юные патриоты-харцеры. 4 сентября немецкие диверсанты расстреляли в парке под так называемыми Тремя дубами 17 взятых в плен защитников города, в числе которых были харцеры — школьники Пщины.

Террор, казни, репрессии

«Катовицкая баллада» Александра Баумгартена верно отразила события тех дней.

Все труднее петь, когда пули свистят на улицах, разят защитников, которые двинулись на штурм, зарядив ружья песней, своей силезской: «Заходит солнышко»

Пули играли свою музыку на стенах, когда на рынке погибала силезская песенка — та недолетая. Расстреляли «Солнышко» здесь же недалеко от рынка над рекой, молодою кровью ее берега были забрызганы. Ветер развевает, как стяг, высоко над городом и Силезией красные слова из расстрелянной песни…

Таков конец баллады о детях, что пали в Катовицах, на рынке, в сентябре.

Трагически закончилась оборонительная операция польского населения Быдгощи в воскресенье 3 сентября в ответ на обстрел немецкими диверсантами беженцев. После занятия города немцы одними из первых расстреляли харцеров.

За 55 дней, считая с 1 сентября 1939 года, когда власть на польских землях перешла к немецкой военной администрации, было совершено 112 преступлений по отношению к детям моложе 14 лет, а это еще не точная цифра. Больше всего было убито детей в воеводствах: Катовицком, Лодзинском, Келецком, Быдгощском и Познанском. Самой распространенной формой убийства был расстрел — 60,2%. Другие формы — уничтожение гранатами, сожжение живьем, закалывание штыками. Больше половины убитых детей, были в возрасте от 7 до 14 лет, а 40% — от 1 до 6. Убивали детей, которым не исполнилось и года. Всего, как установлено, в этот период было уничтожено 124 640 человек, из них 1006 детей старшего возраста, 1737 маленьких и 96 младенцев 59.

Гитлеровцы признавали семейные узы, но не в общепринятом смысле, а как коллективную ответственность всех членов семьи, невзирая на возраст. Принцип «коллективной ответственности» оккупанты стали применять уже в конце 1939 года в области Варты, а потом распространили его на всю Польшу и оккупированную часть Советского Союза, на Югославию и Бельгию.

16 сентября 1941 года Кейтель отдал приказ брать заложников. 23 августа 1941 года вышли в свет директивы, касавшиеся поведения солдат вермахта на оккупированных землях СССР, а 16 декабря 1942 года — относительно методов борьбы с партизанами. На этой основе было совершено множество преступлений также по отношению к детям и молодежи. «Вермахт имеет право и обязан в борьбе против партизан использовать все средства, без каких-либо ограничений, также по отношению к женщинам и детям, если только это приведет к желаемым результатам», — приказывал Кейтель.

По этому приказу немецкие солдаты 28 февраля 1944 года сожгли дотла деревню Ванаты под Гарволином и убили всех жителей, среди которых были дети от 2 месяцев до 16 лет. Среди 108 убитых были: одна 2-месячная девочка, мальчик полутора месяцев, один ребенок 4 лет, один 5-летний, двое 6-летних, трое 7-летних, двое 8-летних, девять 10-летних, четверо 12-летних, трое 13-летних, двое 14-летних, четверо 15-летних, двое 16-летних.

Деревень, где убивали родителей вместе с детьми, было в Польше много. В Вулке-Щецкой на Люблинщине гитлеровцы убили 2 февраля 1944 года 98 человек, из них 39 детей. Охотница — деревня, которую за твердый дух ее жителей оккупанты называли «Полнише республик», была уничтожена в сочельник 1944 года. Погибло 53 человека, в том числе грудные дети. Прекрасный памятник, поставленный уже после войны, — мать прижимает к груди младенца — это не просто аллегория. Он рассказывает об одной женщине — Марии Кавальцовой, которая замерзла на морозе, прошитая пулями, с грудным ребенком на руках. Произошло это на хуторе Млынне.

Множество детей погибло во время усмирительных акций на Белостокщине. Например: 23 июня 1941 года в деревне Сачковцы было убито 38 человек, в том числе семеро детей; 25 июня того же года в деревне Слохи-Аннопольские — 47 жителей, из них 2 детей; 16 июня 1942 года была сожжена деревня Райек и убито 149 человек. По сообщениям очевидцев, жителей деревни убивали на площади перед церковью.

Детей от 12 до 14 лет погрузили на грузовики и вывезли в неизвестном направлении. Позднее удалось установить, что их отправили в Германию на принудительные работы. Мужчин и женщин, у которых не было детей, отвели за деревню и расстреляли. Женщин с детьми до 12 лет вывезли за километр от деревни и приказали не возвращаться, грозя смертью. В это же время солдаты подожгли деревню.

13 июля 1943 года — усмирение деревни Сикоры-Томковента. Тогда было убито 49 человек, из них 16 детей. В ходе акции сначала были казнены женщины с маленькими детьми. 16 июля 1943 года — одна из самых крупных акций уничтожения — ликвидация деревни Красово-Чёнстки и 257 ее жителей, среди которых находилось 60 детей. 7 августа 1944 года были проведены усмирительные акции в деревнях Дзерваны, Клешувка и Кшиве — были убиты и дети. Те, кто это пережил, навсегда запомнили казни, пожары, пепелища.

Францишек Высоцкий, в то время ему было 10 лет, так много лет спустя рассказывал об усмирении своей деревни Поток-Старый, что недалеко от Янова Любельского: «Идут по четверо в ряд, у каждой четверки руки связаны сзади веревкой. Идут медленно, с достоинством, никто не плачет. Сразу же за колонной бредет несколько десятков женщин и детей. Это матери, жены, сестры и дети провожают своих близких. Даже собаки во дворах не лают, а воют. В какой-то момент семилетняя девочка прорывается к колонне. Девочка пробует развязать руки отцу, но безуспешно. Один из солдат силой отрывает ее и отбрасывает в придорожную канаву».

В течение всего периода гитлеровской оккупации с нечеловеческой жестокостью и самыми зверскими способами немецкие захватчики уничтожали детей и молодежь Польши. В ноябре 1939 года в лесу под Познанью была произведена массовая казнь — было убито 70 студентов, заключенных VII форта. Тогда погибло 34 098 человек. В числе жертв были дети, старики, молодежь.

Дети также были свидетелями казней. В музее Войска Польского в Варшаве есть такой экспонат — маленькая, ничем не примечательная бутылочка с засохшей кровью. К ней прикреплена табличка, написанная нетвердой детской рукой: «Это кровь людей, расстрелянных гитлеровцами 23 ноября 1943 года на углу улиц Ягеллонской и Вжесинской в Варшаве». Кровь после казни собрал 12-летний Зигмунд Вальковский.

Количество детей в возрасте от 2 месяцев и старше, сожженных живьем или расстрелянных во время Варшавского восстания, колеблется от 10 до 75% общего числа убитых в разное время и при разных обстоятельствах; гитлеровцы убивали шестимесячных младенцев, несовершеннолетних, матерей, у которых были дети.

Вера во всемогущество террора и использование любых средств для уничтожения были основой злодеяний гитлеровских оккупантов. Все это порождало сопротивление со стороны поляков, вызывало у них волю к борьбе, даже у детей.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *