Тесним врага чем можем

атака вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

К 21 октября, выполнив поставленную перед корпусом задачу, мы расширили плацдарм в глубину и по фронту на 25 километров, освободили 70 сел и хуторов. Корпус подошел к хуторам Вольным, селам Соколово и Водяна.

К тому времени основные ударные силы нашего фронта добились значительных успехов. Они освободили крупный железнодорожный узел Пятихатку, части 5-й гвардейской танковой армии достигли Кривого Рога. Правое крыло фронта простиралось к Кировограду.

На следующий день утром на мой наблюдательный пункт прибыл командарм генерал Шумилов и член Военного совета Мухин. Собрали командиров дивизий, начальников политотделов, командующих артиллериями дивизий. Командарм и член Военного совета поздравили нас с боевыми успехами и потребовали ускорить темп продвижения. Перед корпусом была поставлена новая задача — развернуться на юго-запад и освободить железнодорожные станции Верховцево и Гроново.

Новая задача. Сколько нужно усилий, чтобы выполнить ее. Что стоит одна только перегруппировка войск, передислокация полков на новые позиции! И все это должно делаться по ночам, втайне от врага.

Офицеры управления корпусом и политотдельцы всего час назад вернулись из батальонов. Минувшую ночь они провели в рядах наступающих, помогали командирам подразделений. По лицам видно — устали люди до крайности. И все-таки пришлось всех их вызвать на командный пункт, провести инструктаж и снова направить в полки. Война есть война, она не считается ни с чем!

Снова надо проводить разведку. Радости она не принесла: противник повсюду разложил минные поля, понастроил всяких препятствий. Опять саперам пришлось трудиться в поте лица, играть в жмурки со смертью, расчищая дорогу пехоте и танкам.

Корпусной инженер полковник Соколов все еще находился у Днепра, на переправе. Сейчас он срочно требовался в нашем хозяйстве. Я позвонил командующему армией с просьбой вернуть его в корпус.

В трубке тяжкий вздох М. С. Шумилова:

— У полковника Соколова воспаление легких, температура за сорок.

Оказалось, что нашего инженера отправили в госпиталь.

Полковник Соколов работал не зная отдыха. Целый месяц, пока армия полностью не оказалась на правом берегу, он не покидал переправы. Он был намного старше всех нас, и его организм не выдержал напряжения, речной промозглой сырости. Жалко было старика.

Соколов в корпус больше не вернулся. Вместо него к нам был назначен майор Малышев — совсем молодой человек.

Утро 22 октября. Командиры дивизий один за другим доложили о готовности своих частей к боевым действиям. Над вражескими позициями прошелся беглый огонь нашей артиллерии. Пехота поднялась в атаку.

Гитлеровцы встретили атакующих массированным огнем, а во второй половине дня предприняли пять контратак. День стоял ясный. Пользуясь этим, вражеская авиация совершала на наши боевые порядки налет за налетом.

В тот день корпус, прорвав оборону противника, продвинулся на 15—18 километров, освободил 20 сел и деревень. Однако дневная задача не была выполнена. Для этого следовало пройти еще 8—12 километров.

Причина тому — не только упорное сопротивление врага. После форсирования Днепра и завоевания плацдарма в непрерывных, не прекращавшихся ни днем, ни ночью боях прошел целый месяц. А пополнения мы не получали. В штурмовых ротах осталось всего по 10—12 человек. В полках лишь числились такие боевые единицы, как роты и батальоны. Но части корпуса продолжали сражаться, хотя и медленно, все же продвигались вперед. Этому приходилось только удивляться.

Правда, нам было разрешено проводить мобилизацию в освобожденных населенных пунктах. К сожалению, разрешение это нам ничего не давало. Во-первых, все способные носить оружие еще два года назад как настоящие патриоты вступили в ряды Красной Армии, они вместе с нами познали горечь и боль отступления, а теперь, вкусив радости побед, вместе с нами идут вперед. Во-вторых, мешали немцы. Отступая, они старались не оставлять на покидаемой территории более или менее здоровое мужское население: мужчин либо расстреливали, вешали, обвинив в принадлежности к партизанам, либо отправляли в Германию, или же под охраной угоняли на строительство укреплений. Вот и получалось, что к нашему приходу в деревнях и селах большей частью оставались лишь старики да дети. Что касается мужчин, которым удавалось укрыться от немцев, то они, если здоровье позволяло, сами, не дожидаясь повесток, приходили к нам и требовали оружия. Но таких было мало, очень мало.

немцы берут под арест

Основную надежду мы возлагали на новые маршевые роты и батальоны, время от времени поступавшие с тыла. Кроме того, нам здорово помогали золотые руки наших медиков. В каждой дивизии имелся санитарный батальон, а в армиях по три полевых госпиталя, где ставили на ноги легкораненых. Мастерство хирургов Е. В. Ивановой, С. М. Крючкова, И. Ф. Федорова и других, расторопность и милосердные руки медсестер быстро возвращали воинов в строй. Вспоминая минувшее, я и по сей день не перестаю восхищаться самоотверженностью и мужеством людей в белых халатах, ибо я своими глазами видел, как они в дни наступления сутками не отходили от операционных столов, под бомбами, снарядами, минами продолжали работать, думая не о себе, а о тех, кто беспомощно лежал перед ними. Отделом санитарной службы корпуса руководил подполковник Романовский. Мне хочется еще раз от всего сердца сказать спасибо этому человеку, сумевшему сплотить вокруг себя дружный, старательный коллектив, живший одной думой, — всеми силами помочь командованию в выполнении стоящих перед корпусом задач.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *