Тигры не прошли

тигры не прошли
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

До призыва в армию Василий Тимофеев освоил «огненную» профессию. В армии он попал в артиллерию. Окончил полковую школу младших командиров, стал наводчиком. В сороковом Василий Тимофеев демобилизовался и пошел работать на завод в городе Электростали.

В воскресенье 22 июня 1941 года Василий с небольшим чемоданом в руках стоял на перроне в ожидании поезда. Собрался домой, в отпуск. И вдруг до него донеслось от репродуктора:

«Внимание! Внимание! Говорит Москва! Сегодня в четыре часа утра… » Словно огнем обожгло людей. Война! А через пять дней Василий добровольцем уходил на фронт.

Гул двигавшихся танков нарастал с каждой минутой. Он походил на шум приближавшейся грозы со вспышками орудий и треском пулеметных очередей.

— Бить по фашистским танкам! — кричал командир батареи. А чем бить? Бутылкой со смесью КC? Да и той не найти. Снаряды давно израсходованы.

Ох и тяжел был сорок первый!

Зимой сорок второго сержант Тимофеев получил два ранения. Более месяца пробыл в госпитале, а затем снова вернулся на фронт. Полк было не узнать: пушки новенькие, тягачи — просто любоваться на них, а не орудия таскать, снарядов — всегда полный боекомплект!

Наши войска перешли в наступление по всему фронту. В 1944 году 1663-й истребительный противотанковый артиллерийский полк, в котором служил Василий, получил наименование Винницкий Краснознаменный. А вскоре полк был удостоен еще двух наград: орденов Александра Невского и Суворова III степени. Да и личный состав орудийных расчетов — парни, на парад только посылать: все в орденах и медалях. И у Василия тоже медаль «3а отвагу» и орден Славы III степени.

тигры не прошли

1945 год… Сырой февральский ветер швырял в лицо и броневой щиток орудия липкие снежные хлопья. Кровавым заревом пожаров затянуло горизонт. Приземистые домики польского местечка Ясеницы, казалось, вросли в заснеженную землю. Орудие гвардии старшего сержанта Василия Тимофеева стояло на опушке небольшой рощи. Наступал рассвет. Ни одного выстрела с обеих сторон. А на душе у Василия неспокойно. Фронтовой опыт подсказывает: неспроста это.

А где же другие расчеты полка? Где-то здесь, неподалеку. Видно, маскировались так, что и не заметишь. Молодцы! Тимофеев отошел от своего орудия и со стороны проверил надежность маскировки. Но вот забегали связисты, посыльные. А вскоре передали по расчетам приказ командира полка гвардии подполковника Хмарского:

— Усилить наблюдение!

Тимофеев оглядел суровые обветренные лица своих товарищей. Он не стал спрашивать, готовы ли они к бою, а может быть, даже к смерти. Лица гвардейцев лучше всяких слов говорили: «Да, готовы!»

Вскоре вдали в белых облаках снежной поземки пока- вались вражеские танки. Впереди шли «тигры» и «пантеры». За ними трусцой бежала пехота. Один, два, три, четыре, пять… Тимофеев, высунувшись из своего окопчика, еще раз пересчитал фашистские танки: 27. Точно, без ошибки. И девять из них идут прямо на орудие Тимофеева. Ладно бы два, три — по-гвардейски можно побороться, а то ведь — девять!

— Дистанция 700 метров, — доложил наводчик.

— Пусть поближе подойдут, — ответил Василий,- будем бить наверняка: это же «тигры», а не мошкара какая-то!

Каждый раз перед боем Василий вспоминал почему-то слова своего отца, который всегда, подходя к наковальне и беря в руку молоток, говорил: «Начнем, пожалуй!»

И в то памятное утро 11 февраля 1945 года Василий Тимофеев еще раз проверил дистанцию, а потом, словно живое существо, ласково погладил пушку и произнес:

— Ну что ж, родная, начнем, пожалуй!

Василий подал команду:

— Подкалиберным, заряжай!

— Орудие готово,- ответил наводчик.

— По фашистской гадюке, огонь!

«Тигр», шедший в центре девятки, словно споткнулся. Чуть повернулся на уцелевшей гусенице и замер на месте. Танк оказался бортом к орудию.

— А ну, Коля, влепи ему еще разок! — сказал Тимофеев наводчику. От второго выстрела «тигр» задымился.

Ударили и фашистские танки. Вихри снега и мерзлой земли взвились возле окопчика артиллеристов.

В неистовом гуле разыгравшегося боя только и слышно:

— Огонь! Огонь!

Задымились еще два вражеских танка. Но выбывали из строя и гвардейцы расчета. Еще и еще вражеский удар, и Тимофеев остался у орудия один, и раненый. Но орудие продолжало вести огонь. Фашисты были почти рядом, когда застыли на месте еще два подбитых танка.

И вот орудие умолкло. Один из четырех оставшихся «тигров» шел прямо на него. Когда же до окопа оставалось не более десяти метров, грохнул взрыв, и «тигр» носом зарылся в землю. Это противотанковая граната, брошенная Тимофеевым, прогремела последним салютом воину-герою.

Погиб командир орудия гвардии старший сержант Василий Тимофеев. Но «тигры» не прошли! Шесть вражеских танков уничтожил в одном бою расчет Тимофеева.

Много лет миновало, а Василия не забывают. Так и кажется его односельчанам: вот придет он сейчас, улыбнется и скажет:

— Начнем, пожалуй!

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *