Тральщик «Якорь» против 27 «юнкерсов»

19 июня. Этот день выдался особо памятным для экипажа быстроходного тральщика «Якорь». Полным ходом он шел из Севастополя в Туапсе. Армада «юнкерсов» появилась внезапно. Сигнальщик, насчитав двадцать семь самолетов, сбился.

Начался бой. Одна за другой следовали атаки фашистов. Игнат Васильевич Коровкин — командир корабля— ничем не выдавал своего волнения — так было всегда. Лишь сильнее стягивались узлы мускулов на его лице.

Выходец из рабочей семьи, Игнат Васильевич по комсомольскому призыву поступил в военно-морское училище. Закончив его в звании лейтенанта, был направлен на катера морской пограничной охраны на Черном море. С началом войны Коровкин прибыл в ОВР. Некоторое время плавал командиром звена катеров, затем его перевели дублером командира тральщика. Теперь он — командир «Якоря», капитан-лейтенант, прекрасно знает боевые возможности корабля и умело им управляет.

Слышен доклад сигнальщиков: «Слева пикируют!» Надо отдать должное сигнальщикам во главе со старшиной 1-й статьи Андреем Кузнецовым. Они свое дело знают. Ведут четкое наблюдение за самолетами.

В начальный период боя прямых попаданий нет, хотя бомбы рвутся так близко от борта корабля, что корпус деформируется. От носа до кормы между шпангоутами прогибается внутрь наружная обшивка, в связи с чем в обшивке второго дна носового машинного отделения образуются трещины.

В отсеки, кроме кормового машинного отделения, фонтанирует вода. Полностью затоплены отсеки под носовой платформой и коридор валов. Из топливных и масляных цистерн через разошедшиеся швы второго дна вода выдавливает в трюм соляру и масло.

На охлаждение поршней и смазку двигателей теперь подается масляная эмульсия. От короткого замыкания под полубаком в шпилевой выгородке и малярке возникает пожар.

Ранены сигнальщик Кузнецов, трюмный машинист Якубчик, убит электрик Владимир Петухов. Казалось, еще минута-другая — и у людей сдадут нервы. Но моряки держались.

У штурвала командир отделения рулевых Форсепин — отличный рулевой, в совершенстве знающий специальность и с полуслова понимающий командира. А бомбы все рвутся. Рябит в глазах от вздымающихся столбов воды. Казалось, море встает стеной, преграждая тральщику путь.

Жаркий артиллерийско-пулеметный поединок с фашистскими стервятниками ведут комендоры и пулеметчики. Выдержит тот, кто сильнее духом, кто не привык отступать.

От резких встрясок корпуса корабля заклинило поворотный механизм кормовой пушки. Командир орудия старший матрос Мальцев с помощью товарищей исправил повреждение, и пушка вновь повела огонь по наседающим со всех сторон самолетам противника.

Однако новый мощный взрыв под кормой тральщика заклинил рулевую машину, сорвал на верхней палубе с конуса стопора и буквально вышвырнул за борт кормовой электрокран, от сотрясения корпуса согнулась носовая мачта, а сорванный сигнальный прожектор скрылся в кипящей за бортом воде.

Казалось, корабль обречен. Однако личный состав под руководством командира электромеханической боевой части старшего инженер-лейтенанта Калмана Гурмана боролся за спасение корабля.

Сделав еще несколько беспорядочных заходов, «юнкерсы» легли на обратный курс. Но бой на тонущем «Якоре» продолжался. Это был бой за спасение искалеченного корабля. Шла упорная борьба с поступлением воды, одновременно приходилось тушить пожар.

Пока не работали водоотливные средства, воду из затопленного носового кубрика черпали вручную и по конвейеру передавали стоящим у борта. Эту работу по осушению тральщика организовал раненый старшина 1-й статьи Воронин, командир отделения мотористов с «Гарпуна». Он в числе матросов с других кораблей был отправлен на Кавказ для продолжения лечения в госпитале.

В машинном отделении неоднократно вспыхивал соляр. Старший матрос Андрей Абрамовский сбивал пламя чем придется — робой, руками. Командир отделения трюмных машинистов старшина 1-й статьи Александр Бородкин нырял в трюм носового машинного отделения, отыскивал пробоины, заделывал их одеялами, подушками, бушлатами.

Расчет тральщика ведет огонь по немцам ВОВ

Когда вышли из строя носовые дизель-генераторы, мотористы Александр Черкасский и Михаил Колбасников ввели в действие аварийный дизель-генератор. Электрики корабля со старшиной группы Александром Полянским проявили не только высокое умение, но и виртуозность в обеспечении корабля электроэнергией.

Главная задача, которая стояла перед личным составом, — не допустить затопления кормового машинного отделения и остановки главных двигателей — была выполнена. Когда через двадцать восемь часов полузатопленный, израненный корабль вошел в порт Туапсе и ошвартовался, напором воды сорвало платформу в кормовом кубрике. Корабль притонул, сев кормой на грунт. Случись такое в море — тральщик непременно бы затонул.

Около четырех часов артиллеристы корабля под руководством лейтенанта Николая Дульнева и старшины комендоров Егора Лемешко отражали налет противника, сбив три «юнкерса» и подбив еще два самолета противника, которые наверняка не дотянули до своей базы.

Когда БТЩ «Якорь» входил в Туапсинский порт, командир тральщика капитан-лейтенант Игнат Васильевич Коровкин, пошатываясь от усталости, неожиданно провозгласил: «Поздравляю, ребята, со вторым днем рождения!..»

2 комментариев на тему “Тральщик «Якорь» против 27 «юнкерсов»
  1. В статье о тральщике «Якорь» мне встретилась очень знакомая ф.и.-
    Андрей Кузнецов,командир отделения сигнальщиков.Об этом бое
    я слышал от самого Кузнецова с деталями,которые раскрывать не
    будем.К нам на тральщик ртщ-665 Кузнецов пришел в 1956 г,ст.боц-
    маном и все в том же звании старшина 1 статьи,но уже сверхсрочной
    службы.Корабль был новый,пришел в Одессу во второй половине
    1955 г.Кстати,пришел не один а в составе группы из шести единиц
    и все в один дивизион.Тогда корабли строили скромненько,по 30-40
    единиц и более в год.Все офицеры с ТОФ и даже одного училища,
    матросы с ЧФ и ТОФ.Кузнецов сразу вписался в коллектив и лично
    у меня ним сложились дружеские отношения.У нас за два года
    он стал мичманом.Матросы ему подчинялись беспрекословно,
    флотскую службу он начал в 1939 году,прекрасно знал нюансы
    жизни рядового дровопила,как он любил говорить.После войны
    продолжать службу принял вполне осознано и служил с усердием,
    но без подхалимажа,цену себе знал.И расстались мы с ним через
    два года,когда наш тральщик передали в Болгарию.Что не хотел
    делать,так это публично выступать с военными воспоминаниями.

  2. Игнат Васильевич Коровкин брат моего деда Ивана Васильевича Коровкина. В семейном архиве есть военные и послевоенные фото с ним. На последнем фото он в звании капитана 1-го ранга, на кителе — орден Нахимова 2-й степени. Судя по наградной книжке, он был так же награжден орденом Ушакова 2-й степени, но самого ордена, я так понимаю, не получил (по крайней мере ни на одном фото его нет). Умер до моего рождения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *