Тяжело в учении — легко в бою

атака вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

1944 год можно смело назвать победоносным. Трудно, просто невозможно переоценить грандиозные успехи, достигнутые в том году Вооруженными Силами кашей страны на огромном фронте, протянувшемся от берегов Ледовитого океана до Черного моря.

Суммируя все победы, можно сказать: в сорок четвертом мы изгнали фашистских захватчиков со священной земли нашей социалистической Родины; из военной колесницы гитлеровской Германии выпали бесславно капитулировавшие Италия, Финляндия; с оружием в руках выступили против фашизма освобожденные народы Болгарии, Румынии; свободно вздохнула Польша.

Уразумев, что Советский Союз и один сможет одержать победу над Германией, наши союзники наконец «пришили последние пуговицы к солдатским штанам» и в середине лета открыли долгожданный второй фронт, высадившись в Нормандии.

Все мы испытывали огромный душевный подъем. И хотя впереди еще лежал длинный путь, хотя многим из нас суждено было сложить головы на полях сражений, к весне 1944 года в душе каждого советского солдата прочно укоренилась уверенность в скорой победе, встрече с семьей, с близкими, с любимой мирной работой. К пламени ненависти и мщения, опалявшего все эти годы сердца и мысли каждого из нас, примешался огонек светлой радости.

В середине января наш корпус приказом командования перешел к обороне. Не знаю, как другие, но я всегда старался руководствоваться золотыми правилами Суворова: «Тяжело в ученье — легко в бою» и «Больше пота в ученье — меньше крови в бою». Поэтому после перехода к обороне я, дав личному составу как следует побаниться и отоспаться, приказал во всех частях развернуть учебную работу.

Это было не только важно, но и просто необходимо. Потому что большинство из молодых парней, прибывших с пополнением в ходе наступательных операций и после них, прежде никогда не имело дела с боевым оружием.

Обучение азбуке воинского мастерства велось самыми различными методами и средствами. Чаще всего молодые солдаты прикреплялись к бывалым фронтовикам, которые, говоря их же словами, «ползая по окопам, отшлифовались, как медные котелки». С орденом или медалью на груди, такие солдаты в свободные минуты, попыхивая махрой, рассказывали молодым о боях, о переплетах, в которые они попадали, о том, что часто жизнь висела на волоске и только смелость и находчивость помогли выйти «из воды сухим».

Затем они же, когда их роты и батальоны снимались с передовой и отправлялись в ближайший тыл на отдых и переформировку, на учебных полигонах показывали своим молодым соратникам, как надо преодолевать открытые пространства, как действовать в ближнем бою, в траншеях, ходах сообщения. Они, бывалые солдаты — пулеметчики, минометчики, стрелки, автоматчики — учили пополнение не бояться танков, ныряя в окопы и траншеи, пропускали над собой грохочущие бронированные машины, показывали их уязвимые места.

Поскольку танки, «утюжившие» окопы, были нашими, молодым солдатам приходилось ограничиваться лишь «теорией», метнуть практически гранату или бутылку с зажигательной смесью они, естественно, не могли. В этом отношении молодые артиллеристы и бронебойщики оказались намного счастливее. Туг и там торчали черные громады сгоревших немецких танков и они вовсю использовали их в качестве мишеней, наглядно убеждаясь, что я «тигры» и «пантеры» вполне уязвимы и что при знании их слабых мест с ними не так уж трудно расправляться.

В обучение пополнения большую лепту вносила солдатская печать. На страницах дивизионных газет публиковались статьи и очерки о бойцах, прославившихся в минувших боях, об их воинском опыте. Героям дня, передовикам учебы посвящались боевые листки.

В дни обороны широко развернулись снайперы корпуса. Давние мастера меткой стрельбы — Шима Седитов, Гришанов, Дубонос, Садыков, Марданбаев и другие взяли себе учеников. С двумя-тремя молодыми солдатами они выходили на линию огня, учили их охоте за врагом, искусству маскировки. Учеба не пропадала даром: ежедневно в штаб корпуса поступали донесения об успехах снайперов. Так, например, снайперы из батальона капитана Землянского за десять дней уничтожили 40 солдат я офицеров противника. Группы Махмутова, Машкова, Рахимова и Садыкова за это время отправили на тот свет 23 гитлеровца.

Теоретическая учеба, практические занятия были, разумеется, обязательны не только для рядового состава, но и для офицеров. Во-первых, благодаря неустанной заботе Коммунистической партии о технической оснащенности Вооруженных Сил и самоотверженному труду всего народа к началу 1944 года Красная Армия обладала самым современным вооружением. Наши соединения теперь вбирали в себя самые различные рода войск. Поэтому командиры должны были уметь управлять ими, организовать их четкое взаимодействие.

С целью повышения их оперативного и тактического мастерства мы разбирали наиболее поучительные операции, опираясь на боевой опыт армии и собственного корпуса, проводили практические занятия. На них отрабатывались приемы управления войсками по радио, методика взаимодействия, ночных операций.

Во-вторых, немецкая военная машина, несмотря на Громадные потрясения, все еще представляла из себя большую силу. Для подтверждения этого достаточно привести несколько цифр: к началу 1944 года на советско-германском фронте гитлеровское командование располагало 54 570 орудиями и минометами, 5400 танками и самоходными орудиями, 3073 самолетами и 4 миллионами 906 тысячами солдат и офицеров. Боевой дух врага после поражений в 1943 году был, разумеется, сильно подорван, но он продолжал сопротивляться с упорством обреченного.

В этом упорстве сказывалась вековечная прусская муштра и боязнь ответственности за злодеяния, совершенные на советской земле. Немалую роль играла и фашистская пропаганда. Разве могли остаться без последствий ежедневные, ежечасные утверждения геббельсовского ведомства о том, что каждого попавшего в плен к большевикам, ожидает неминуемая смерть, что вступив на территорию рейха, Красная Армия устроит поголовную резню, что фюрер скоро даст армии тотальное оружие, которое решит исход войны в пользу великой Германии и т. д., и т. п.

Само собой понятно, что для окончательной победы над таким врагом наши командиры должны были овладевать все новыми и новыми тактическими приемами.

Дни, когда мы стояли в обороне, совпали с Ленинскими днями, со славным юбилеем Красной Армии. В связи с этими событиями в частях и подразделениях была развернута большая воспитательная работа. В основу ее были заложены идеи создателя Коммунистической партии, организатора Советского государства и его Вооруженных Сил Владимира Ильича Ленина об охране социалистического Отечества.

Эти идеи еще более укрепляли нашу веру в то, что борьба против фашизма — святое, правое дело, они придавали нам новые силы, вдохновляли на новые ратные свершения. Еще и еще раз проникая в глубь ленинских мыслей, мы вооружались тактическим и стратегическим мастерством, умением бить врага.

освобождение Сталинграда

Мы добились победы у стен Сталинграда. Разве это случилось не в результате того, что в решающем месте, в решающий момент было достигнуто превосходство сил над врагом? Разве не так же случилось под Орлом и Белгородом? А почему столь успешно завершилось форсирование Днепра? Не потому ли, что эта операция явилась полной неожиданностью для врага? Гитлеровское командование никак не предполагало, что войска, непрерывно наступавшие в течение многих месяцев, с ходу начнут преодолевать столь большую преграду, и к нашему появлению на Днепре не успело закончить перегруппировку своих войск.

И при освобождении таких крупных городов, как Харьков, и при разгрызании вражеских «орешков» мы широко использовали штурмовые группы. А разве это не те самые «ударники», о которых говорил В. И. Ленин, разве это не те самые решительные элементы? И великим счастьем для советского народа явилось то, что у него был такой мудрый учитель, что во главе его армии стояли полководцы и командиры, глубоко усвоившие идеи вождя и умело применявшие их в многотрудном военном деле. Вот о чем говорили в беседах с солдатами и на офицерских собраниях руководители корпуса. Они рассказывали о боевых традициях соединения, о его героях, призывали воинов быть решительными и стремительными в наступлении, крепкими и стойкими в обороне.

Боевая учеба, политическая работа — это лишь одна сторона подготовки к предстоящему наступлению. Разведка и вопросы снабжения частей всем необходимым — ее вторая сторона.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *