Тяжелое положение в небе над Москвой

в небе
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Не будет преувеличением утверждать, что первые полгода войны оказались наиболее тяжелым временем за всю историю существования советских Военно-воздушных сил. Ведь враг нанес мощный удар, и все рода войск, в т. ч. авиация, понесли колоссальные потери. Для успешного ведения войны в воздухе Ставка ВГК, командование ВВС Красной Армии должны были решить две главные задачи: восполнить убыль в летных кадрах и увеличить поставки техники.

Положение с подготовкой личного состава обсуждалось на заседании Военного совета ВВС Красной Армии.

Согласно официальным отчетам, в сентябре зенитными средствами Западного фронта было сбито 12 неприятельских самолетов, в октябре — 32, в ноябре — 35. При этом расход снарядов на сбитый самолет составил в сентябре 464, в октябре — 405 и в ноябре — 216 единиц. Рост эффективности стрельбы зенитной артиллерии признают, как уже отмечалось, и немцы. Из-за низкой облачности в ноябре и декабре германские самолеты были вынуждены совершать полеты на высотах всего 500-1000 м, и сбить их оказывалось проще.

в небе

Положительную роль сыграло и появление радиолокационных станций РУС-2. После того как локационная техника была освоена, шансы немецких летчиков скрытно подойти к столице заметно упали. РУС-2 сыграли особую роль в разведке воздушного противника в конце ноября — начале декабря, когда линия фронта вплотную приблизилась к Москве и ряд постов ВНОС пришлось свернуть.

За август — декабрь 1941 г. от станций РУС-2 на центральный пост поступило более 29 тыс. донесений. К сожалению, освоение станции орудийной наводки СОН-2 (развернута в южном секторе, где располагался 329-й зенитный полк) заняло много времени. За указанный период ни одного немецкого самолета, по данным станции, сбить не удалось. 22 ноября 1941 г., когда подводились итоги начального периода воздушной войны. На заседании выступили начальники управлений: кадров — генерал В.И.Орехов, оргмобуправления — генерал А.Н. Соколоверов, тыла — генерал Н.Н. Соколов-Соколенок, формирования и укомплектования — генерал А.В. Никитин, а также начальник штаба ВВС генерал Г.А. Ворожейкин и член Военного совета корпусной комиссар П.С. Степанов. Председательствовал командующий ВВС генерал П.Ф. Жигарев.

По донесениям с фронтов, за первые три месяца боевых действий потери летчиков составили около 5000 человек, летнабов — 1500 человек, т. е. превышали треть всех введенных перед войной в строй авиаторов. Чтобы восполнить такой урон, было намечено до конца 1941 г. подготовить до четырехсот авиаполков, главным образом на самолетах новых типов. В результате к январю 1942 г. действующая армия получила 339 полков, в т. ч. 134 — истребительных, 52 — штурмовых, 55 — дневных бомбардировочных, 96 — ночных бомбардировочных и 2 — разведывательных.

При их комплектовании основная нагрузка легла на запасные авиаполки, которые в конце лета и осенью были развернуты в Поволжье, за Уралом, в Закавказье. Генерал А.В.Никитин отметил, что запы вели большую работу и добились немалых успехов. В частности, удалось значительно сократить количество летных происшествий, особенно на самолетах МиГ-3 и Пе-2. ГКО установил жесткие сроки подготовки маршевых полков — 10-15 дней, поэтому на фронт улетали летчики, едва успевшие ознакомиться с современными самолетами, и на Военном совете отмечалось низкое качество подготовки летных кадров. Дело осложнялось тем, что школы ВВС не учили курсантов на самолетах новых типов из-за отсутствия инструкторов, освоивших эти самолеты.

Формировать авиаполки нового 20-самолетного состава оказалось проще, чем прежние, насчитывавшие 62 самолета, но их боеспособность была невысокой. Большинство частей находились на активных участках фронта от силы два месяца, после чего один — три уцелевших самолета передавались соседям; туда же командировались три — пять летчиков. В тыл на переучивание направлялись штаб, оставшиеся экипажи и технический состав. Эти полки пополнялись за счет находившихся в запах пилотов и, фактически, сколачивались заново. Несмотря на срочно созданные курсы, как правило, не хватало командиров звеньев и эскадрилий. На заседании Военного совета приводились случаи, когда при перелете на фронт авиаполки теряли треть своих машин и еще треть — в первых же боях. К сожалению, из-за слабой подготовки летных кадров ВВС Красной Армии несли неоправданно высокие боевые и небоевые потери не только в 1941 г.

Эвакуация многих авиазаводов на Восток привела к серьезным перебоям в поставке новых самолетов. «Несмотря на все организационные мероприятия и наши усилия, выпуск самолетов катастрофически падал, а положение на фронтах, хотя немцев и отбросили от Москвы, оставалось напряженным, — вспоминал нарком авиапромышленности А.И. Шахурин. — В середине ноября наркомат дал меньше самолетов, чем в начале, в конце — меньше, чем в середине, в первой половине декабря — меньше, чем в первых числах». К сказанному Алексеем Ивановичем надо добавить, что ноябрь 1941 г. стал наиболее критическим месяцем, когда заводы сдали военпредам 648 самолетов, из них — 454 боевых.

И все же советская политическая и экономическая система выдержала испытания экстремальными условиями, и зимний кризис 1941 г. удалось преодолеть. Сыграл свою роль и жесткий стиль руководства Сталина. Так, известная телеграмма директорам заводов № 1 и 18, производивших штурмовики, А.Т. Третьякову и М.Б. Шенкману, где были знаменитые слова, что «самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь как воздух, как хлеб», начиналась не сулящей ничего хорошего для руководителей фразой: «Вы подвели нашу страну и нашу Красную Армию», а заканчивалась не-двусмысленной угрозой: «Предупреждаю последний раз». Благодаря четкому централизованному управлению, героическому труду работников всех отраслей хозяйства, в т. ч. авиапромышленности, уже во второй половине декабря отмечался рост выпуска боевой техники и вооружения.

Тяжелая обстановка, которая сложилась под Москвой в конце осени 1941 г., не позволила своевременно вывести в тыл ряд ослабленных авиаполков и авиационных дивизий. Ставка ВГК в последний день ноября приняла решение пе-реформировать семь дивизий ВВС Западного фронта в пять. Даже с учетом этого мероприятия в 47-й авиадиви-зии, например, имелся всего 21 исправный самолет (13 истребителей и 8 штурмовиков), т. е. по численности дивизия приближалась к полку. Ударная мощь подобных соединений оказалась невелика, что необходимо учесть при рассмотрении последующих событий.

В определенной степени утолить «голод» фронтов на боевые самолеты помогали ремонтники. Командование ВВС Красной Армии на этом этапе войны действовало более оперативно и эффективно, чем противник. В сентябре 1941 г. руководство эксплуатацией и ремонтом авиатехники перешло под единое начало инженерно-авиационной службы как в центре, так и в структуре ВВС фронтов. Подвижные авиаремонтные мастерские ПАРМ-1, игравшие основную роль при полевом ремонте, были переданы из БАО в подчинение авиадивизии. В результате проведенной реорганизации ПАРМы, как показал опыт, стали работать более целенаправленно.

Потерянные в начале войны стационарные реморганы были заменены новыми за счет формирования ремонтных авиапоездов. Несмотря на их низкую мобильность, они сыграли важную роль в конце 1941 г. В это время в ВВС Западного фронта также создавались ремонтные подразделения для среднего и капитального ремонта на автомашинах. В итоге в начале декабря на западном направлении ВВС Красной Армии имели 62 процента исправных самолетов (из общего количества), а противник — всего 45. Справедливости ради отметим, что немцы предъявляли более строгие требования к техническому состоянию материальной части.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *