Удалены от огневых позиций

бои под ленинградом
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Борьба с вражеской артиллерией осложнялась необходимостью обеспечения ряда частных наступательных операций наших войск в январе — феврале и в июне — сентябре 1943 года.

Сложность контрбатарейной борьбы заключалась еще и в том — и это, но сути, самое главное,— что огневые позиции наиболее активной немецко-фашистской артиллерийской группировки у пос. Беззаботного были удалены от огневых позиций наших контрбатарейных групп на 16-20 км. Противник убрал свои батареи в глубину обороны, поставив орудия на позициях с интервалом 300-500 м.

После анализа новой артиллерийской группировки немцев стало ясно, что она удалена от нашей главной артиллерийской группировки на 16-20 км. Естественно, что при таком удалении батарей противника эффективную контрбатарейную борьбу организовать было трудно. Требовалось приблизить наши батареи. Это можно было сделать, если создать контрбатарейную группу в Приморской оперативной группе (ПОГ) на ораниенбаумском плацдарме.

Для того чтобы воздействовать на эту мощную артиллерийскую группировку противника, следовало иметь свою тяжелую артиллерию в составе Приморской оперативной группы. Тогда дальности стрельбы до беззаботнинской немецкой группировки могли быть в пределах 9-12 километров.

Предложение по созданию контрбатарейной группы в ПОГ командующий фронтом утвердил. Переправа тяжелых артиллерийских полков была поручена морякам.

Создание группы в ПОГ и более интенсивное использование 101-й железнодорожной артиллерийской бригады, обладающей большими по сравнению с наземной артиллерией дальностями, облегчило контрбатарейную борьбу. Теперь вся вражеская артиллерийская группировка к западу и юго-западу от Ленинграда снова была взята в огневые клещи, хотя вывести ее из строя пока не представлялось возможным.

После прорыва блокады Ленинграда в январе 1943 года и восстановления железнодорожного сообщения со страной возникла новая задача—защита железнодорожного полотна и моста через Неву от артиллерийских обстрелов противника и обеспечение пропуска поездов по ним.

Успехи советских войск под Синявином резко отразились на политическом настроении солдат противника. Из показаний пленных было известно, что в солдатской среде часто обсуждалось положение на фронте, нередко задавались вопросы: «Зачем мы должны сидеть в этом болоте? В то, что Ленинград будет взят, больше никто из нас не верит, и зачем командование с таким упорством цепляется за Синявинские болота, где нас определенно ожидает березовый крест…»

бои под ленинградом

Однако это не мешало гитлеровским фанатикам, обладая Синявинскими высотами и лесным массивом, что восточнее Синявино, наблюдать за железнодорожным полотном и вести огонь по проходящим поездам. На участках Рабочих Поселков № 1 и № 9 поезда подвергались обстрелу даже прямой наводкой. И если орудия, стрелявшие прямой наводкой, были сравнительно быстро и надежно подавлены нашей артиллерией, то борьба с батареями, обстреливавшими поезда с закрытых позиций, приняла более сложные формы.

Борьба с батареями, обстреливавшими железнодорожные объекты, была возложена на артиллерию 2-й ударной армии, которая выполняла эту задачу средствами армейской артиллерийской группы дальнего действия, состоящей из пяти артиллерийских полков и нескольких подразделений разведки. Управление группой осуществлялось штабом 28-го армейского артиллерийского полка.

В такой организации группа действовала до конца мая. Однако расположение полков на флангах армии значительно усложняло управление группой, и поэтому штаб артиллерии армии вынужден был разделить ее на две подгруппы дальнего действия — западную и восточную. В составе западной подгруппы осталось три полка, в том числе 28-й армейский артиллерийский полк, а в восточной — два артиллерийских полка.

Помимо армейской группы к борьбе с артиллерией противника привлекалась специальная группа дальнобойной артиллерии Краснознаменного Балтийского флота в составе двух железнодорожных артиллерийских дивизионов, вооруженных 130-мм пушками, и одной батареи 180-мм орудий. В целом наша артиллерия и авиация неплохо справлялись с возложенной на них задачей по обеспечению движения поездов, хотя противник периодически наносил нам серьезный урон, разрушая железнодорожное полотно и мосты.

Для всех артиллеристов зима и лето 1943 года были периодом самой напряженной учебы, без преувеличения можно сказать, что все мы прошли через «полевую академию». Накопленный нами богатый опыт в контрбатарейной борьбе давал положительные результаты. Была развернута напряженная борьба ленинградских артиллеристов за огневое превосходство над батареями противника. Разгорелось ожесточенное состязание в артиллерийском искусстве между немецкими и ленинградскими артиллеристами. Наши контрбатарейщики дошли до виртуозности в вопросах быстроты определения координат стреляющих вражеских батарей и открытия по ним максимально точного ответного огня.

Одним из известных артиллерийских снайперов был командир 8-й батареи 14-го гвардейского полка капитан В. Г. Федин. Он расположил свой наблюдательный пункт на колокольне церкви в районе Шереметьевского парка, хотя его систематически обстреливала артиллерия противника. Отсюда довольно хорошо просматривалась немецко-фашистская оборона. Добившись исключительной слаженности в работе всей батареи, Федин показывал высокое мастерство в борьбе с вражеской артиллерией.

Героика вошла в быт и стала неотъемлемым содержанием боевой жизни ленинградских артиллеристов- контрбатарейщиков. Вот еще один из характерных примеров.

Огневая позиция 2-й батареи 12-го гвардейского артиллерийского полка находилась у самого переднего края нашей обороны. Так близко она была придвинута, чтобы достать своим огнем вражеские батареи. Наблюдатели противника могли видеть каждый орудийный дзот, определять, какое орудие ведет огонь, и подавлять именно его.

Противник очень часто по этой батарее производил огневые налеты сразу несколькими батареями. Убедившись в прочности инженерных сооружений и стойкости личного состава, враг от огневых налетов перешел к разрушению дзотов методическим огнем. Однако батарея продолжала вести ответный огонь по врагу даже в тех случаях, когда ее огневая позиция находилась под сильным обстрелом.

И вот в одной из таких артиллерийских дуэлей осколком снаряда, попавшего в амбразуру, был ранен наводчик орудия гвардии красноармеец А. Г. Корзун. На огневой позиции загорелись ящики от снарядов. Корзун, истекая кровью, бросился к горевшим снарядам и, чтобы потушить огонь, закрыл их своим телом. Отважный артиллерист спас батарею от, казалось бы, неминуемого взрыва снарядов, но сам героически погиб, с честью выполнив свой воинский долг.

Гвардии красноармейцу А. Г. Корзуну посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *