Укрыться в бомбоубежище

блокада
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В 1941 г. я окончила двухгодичные курсы лаборантов при Военно-медицинской академии и затем почти год работала лаборантом в Областной клинической больнице. В марте, после осколочного ранения, мне стало трудно ходить, и я перешла на работу в дрожжевой цех фабрики им. Микояна.

Технологию по выращиванию пищевых дрожжей разработали проф. Шарков и доцент Калюжный из Лесотехнической академии. Их начали выпускать с апреля 1942 г. Первые дрожжи выращивались на сусле, которое готовилось следующим образом. Древесные опилки закладывались в автоклав и заливались крепкой (дымящейся) серной кислотой, выдерживались при давлении 7-8 атмосфер. Затем жидкость разбавляли водой, отфильтровывали, добавляли суперфосфат и сульфат аммония. На этом сусле и выращивались пищевые дрожжи. За сутки снимали дрожжей около полутора тонн.

Дрожжи были добавкой к тому пайку, который выдавался на заводах по карточкам. Частично их отправляли на фронт. Из дрожжей варили суп, который в то время казался очень вкусным.

Трудно представить себе, что таким образом можно было спасти жизнь многих ленинградцев, и, тем не менее, это было именно так. Спасибо ученым, разработавшим эту технологию (Татьяна Ивановна Краснощекова)

Жили надеждой, жили мечтой

Оставшихся на нашей кафедре было, примерно, человек 50, преимущественно женщины — научные сотрудники и инженеры — специалисты в области синтеза взрывчатых веществ.

Нас тревожило, что наши знания, опыт работы, наши молодые силы, необходимые для обороны страны, могут быть не использованы. По этому вопросу мы писали в Обком партии. Помог заведующий кафедрой Л.И. Багал.
Наши ряды постепенно редели: одни эвакуировались, другие перешли на другие предприятия.

Организацией доставки необходимого оборудования, сырья и отправкой продукции на завод занимались завхоз кафедры Арнольдик и хозяйственный лаборант.

Работы проводились непрерывно, в две смены, даже во время воздушных тревог и артобстрелов, когда по местному радио объявляли: «Всем укрыться в бомбоубежище, кроме лиц, занятых на специальных работах». Мы гасили зажигалки, щедро рассыпаемые фашистскими самолетами, и помогали разбирать завалы при разрушениях.

блокада

Обедали мы в институтской столовой и там впервые увидели людей с отекшими лицами — первыми признаками надвигающегося голода.

Потом говорили о военных сводках, о будущей победе, о вкусной еде и о том, что после окончания войны в ресторане закажем по полной тарелке каши, и чтобы оркестр играл только «Отбой воздушной тревоги». Но об этом же мечтали почти все ленинградцы.

Затем с хлебом стало получше, а потом и потеплело. Для всех горожан наступил период большой приборки Ленинграда. Кончилась тяжелейшая зима. Наш институт начал организацию новых, необходимых стране и городу работ.

Василиса Иосифовна Астапович ушла из жизни в 1993 г. Она была необыкновенно добрый, светлый, порядочный и умный человек. Прожила в Ленинграде все блокадное время, и свои силы и знания без остатка отдавала работе.

После прекращения работ в институте по синтезу стрептоцида, пенициллина, сахарина в апреле 1942 г. В.И. Астапович перешла в лабораторию Санитарной гигиены Дзержинского района. Непосредственным ее начальником и руководителем стал заведующий отделом здравоохранения Дзержинского района Григорий Абрамович Бреслин — прекрасный человек и врач, проработавший в Ленинграде все блокадные годы. Я хорошо помню маленькую лабораторию на Моховой улице, где трудилась В.И. Астапович. В 1946 г. она вернулась в технологический институт на преподавательскую стезю и проработала аж до 1973 г.

Жизнь В.И. Астапович в те далекие военные годы сложилась трагически, уже в августе 41-го она стала вдовой. Ее муж И.М. Ликснер, тоже химик, ушедший на фронт добровольцем (кстати, белобилетник по зрению) погиб под Ленинградом. В осажденном городе она осталась с трехлетней дочерью на руках чтобы сохранить жизнь девочки, отдавала ей основную часть своего пайка и однажды даже использовала мясо пойманной на лестнице кошки.

Хорошо помню, как во время одной из бомбежек, которая застала меня у Василисы Иосифовны (ул. Чайковского, 63), мы спустились с четвертого этажа в вестибюль, и она прятала девочку в камине.

Последние годы жизни В.И. Астапович (мы ее называли Васенька) безвозмездно работала в филиале библиотеки им. Лермонтова, располагавшейся в доме 63 по ул. Чайковского (Василиса Иосифовна Астапович, Галина Петровна Беленовская)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *