Униатские апостолы в деле ограбления западноукраинского крестьянства

1942 года митрополит
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В деле ограбления западноукраикского крестьянства униатские апостолы рука об руку действовали с буржуазно-националистическими наемниками Гитлера. В профашистских газетах, так же как и с амвонов церквей, оуновцы изо дня в день твердили: «Сдадим контингенты досрочно и наилучшим зерном!», «Сдачей хлеба поможем нашей освободительнице — немецкой армии!», «Своевременно и полностью выполним святую обязанность сдачи контингентов!»

«Хлеб так же важен, как и оружие,— писали националисты в обращении к крестьянству Галиции. — Потому и хлебороб в одинаковой степени с воином, проливающим кровь на фронте, решает судьбу победы. Армия должна быть обеспечена хлебом. Хлеб должны иметь и миллионы рабочих, занятых на фабриках, работающих на войну и поставляющих немецкой армии оружие. Вот почему во всех странах, охваченных войной, установлены зерновые контингенты. Контингенты — это неотвратимая необходимость войны… Все украинцы обязаны принести свою жертву на алтарь этой святой войны» .

Понимая, что о добровольной сдаче контингентов не может быть и речи, националисты запугивали крестьян страшными наказаниями за невыполнение указаний оккупационных властей. «Военные времена поставили перед нашим крестьянством большую и почетную задачу, заключающуюся в том, чтобы прокормить армию, ведущую борьбу против большевизма,— писал еженедельник «Голос Пщкарпаття». — Крестьяне знают и о том, какие последствия для них будет иметь пренебрежение этой обязанностью. В военное время такого рода поступки необычайно строго караются…

Теперь, в период борьбы не на жизнь, а на смерть, любое невыполнение обязанностей, имеющих военное значение, будет наказано самой высшей мерой».

Такие угрозы содержали все националистические издания. «Кто своевременно сдаст установленный ему контингент, может спокойно спать,— читаем в газете  за 4 августа 1943 года. — Зато пусть не обессудит тот крестьянин, который недобросовестно выполнит свою обязанность.

Его постигнет суровая, но заслуженная кара. Лишь тот, кто честно выполняет свои обязанности перед обществом, заслуживает уважения и может пользоваться правами и заботой властей. Всех недобросовестных власти должны строго наказывать, и это наказание вполне справедливо».

На имя митрополита только в 1942 году поступили сотни писем с просьбой о заступничестве перед гитлеровскими насильниками. Крестьяне села Лукавица Вижня (на Стрыйщине), пострадавшие от наводнения, получили приказ сдать 90 ц ржи, 4500 ц картофеля и много других сельскохозяйственных продуктов.

Они просили митрополита о «милостивом заступничестве перед компетентными немецкими властями и об освобождении или снижении установленного контингента». Жители села Голобутив (Дрогобычский район) сообщали, что в селе «наступил настоящий голод, доказательством чего служат четыре случая смерти от голода, но всякие ходатайства перед учреждениями оказались безрезультатны» .

1942 года митрополит

Но такого рода просьбы верующих мало интересовали святоюрского владыку. Вместе со своими ближайшими помощниками И. Слипым, Н. Будкой, М. Галянтом и другими митрополит твердо поддерживал грабительскую политику захватчиков. В интересах оккупационных властей 1 августа 1942 года митрополит выступил с обращением к духовенству и верующим, в котором предлагал верующим работать не только в воскресные дни, но и в дни религиозных праздников, что являлось нарушением канонической практики церкви.

«Призываю духовенство и верующих,— писал владыка,— добросовестно выполнять не противоречащие закону божьему распоряжения властей. В данном случае используйте разрешение, изданное весной митрополичьим ординариатом работать в интересах полевого хозяйства по воскресеньям и в праздники».

На черной совести иерархии униатской церкви еще одна трагедия украинского народа. Речь идет об отправке на каторжные работы в Германию тысяч украинских юношей и девушек. К массовому вывозу западноукраинской молодежи в фашистский рейх гитлеровцы приступили еще осенью 1941 года. Оккупанты буквально охотились за людьми, задерживали юношей и девушек во время облав, в ходе, так называемой, проверки квартир. Всего за время войны с Украины было вывезено в рейх более 2 млн. человек.

Людей отправляли в Германию в грязных товарных вагонах, под охраной полиции, почти без еды и воды. А там для них уже были приготовлены огороженные колючей проволокой бараки, часовые из полиции, нищенский паек и изнурительный труд. Нечеловеческие условия жизни, массовые побеги, аресты и истязания, концлагеря — такой была реальная действительность в фашистской неволе.

Униатским пастырям и националистам до всего этого, разумеется, было мало дела. Они развернули в это время шумную кампанию за «необходимость выезда в рейх». Наибольшую активность здесь проявили возглавляемый В. Кубийовичем и К. Панькивским Украинский центральный комитет и его органы в городах и селах, почти половина которых возглавлялась священниками-униатами.

В городах и селах на различных собраниях, в церковных проповедях раздавались лицемерные слова о «высоком долге», «обязанности» и даже о «личной выгоде» для тех, кто добровольно согласится ехать в Германию. Поскольку охотников попасть в фашистскую неволю не было, задания рейха выполнялись с помощью облав и арестов. Только к 31 августа 1942 года из Галиции в Германию было отправлено 254 600 человек.

К отправляемым в закрытых вагонах в Германию через газету с напутственным словом обратился Андрей Шептицкий. Он пообещал насильственно угоняемым юношам и девушкам хорошую жизнь в Германии и призвал их «добросовестно и хорошо выполнять свои обязанности».

Однако темпы мобилизации не удовлетворяли фашистских властителей. 12 марта 1943 года Заукель, которому Гитлер поручил обеспечивать Германию рабами с оккупированных территорий, обратился к губернатору дистрикта Галиции О. Вехтеру с предложением немедленно мобилизовать и передать в его распоряжение еще 30 тыс. человек в возрасте от 19 до 25 лет для работы в горной промышленности.

Поэтому оккупанты вместе с униатским духовенством и националистами наряду с открытой охотой за молодежью прибегали к различного рода трюкам. Так, отправку людей в Германию они старались обставить как своеобразный «праздник», один из счастливейших дней в жизни отъезжающих.

Во Львове «праздник» проводился 14 апреля 1943 года на площади, огороженной колючей проволокой, недалеко от перевалочного лагеря арбайтсамта, который фактически был обычной пересыльной тюрьмой.

В 9 часов утра на трибуне появились губернатор- Вехтер, шеф оккупационных учреждений Бауэр, полковник Бизанц, эсэсовский офицер Требес, шеф арбайтсамта Ниче. Около трибуны — Кубийович, Панькивский, преемник митрополита Шептицкого Слипый, руководители районных отделений Украинского центрального комитета во Львове священники Каштанюк, Годунко, Харина.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *