Упорство обреченных

бой вов

Двигаясь по польской земле, батальон 56-й гвардейской танковой бригады подошел к Гольбергу.

На западную окраину города первым пробился младший лейтенант Макурин с тремя танками и взводом автоматчиков-десантников. Случилось так, что главные силы поотстали и немногочисленному отряду вот уже вторые сутки приходилось отбиваться от взявших его в плотное кольцо гитлеровцев. Зная это, танкисты батальона упорно стремились на выручку товарищей, кроша снарядами каменные заборы и дома с засевшими там фаустпатронщиками.

Противник, подтянув свежую противотанковую батарею, усилил огонь. От прямого попадания загорелась тридцатьчетверка, оборонявшаяся справа. Никто из нее не вышел.

Спустя несколько минут две болванки одна за другой угодили в танк, державший оборону левее от Макурина. Машина не загорелась, но радист-пулеметчик доложил по рации, что в живых остался лишь он один. Младший лейтенант, оставив за себя Степана Тюленева, резко толкнул над головой крышку люка и, спрыгнув с брони, бросился к соседнему танку под плотным огнем врага. Вскочил в открытый радистом люк. Прогремели два выстрела — и в воздух взлетели обломки двух вражеских орудий, выставленных на прямую наводку.

Не унимающиеся фашисты предприняли очередную атаку, трудно сказать уже какую по счету. И Макурин, и Тюленев бьют осколочными. Снаряды, рикошетируя о стены домов и брусчатку и взрываясь в воздухе, секут гитлеровскую пехоту. Захлебнулась и эта атака. Сильно поредевшая неприятельская цепь, оставив груду трупов, отпрянула.

Теперь противник изменил тактику; откуда-то сверху ударил по ранее подбитой машине фаустпатрон. Танк загорелся. Макурин и радист-пулеметчик выскочили из пламени под пули вражеских автоматчиков. Молодой пулеметчик сразу же погиб. А младший лейтенант успел укрыться за угол дома.

Заметив, где сосредоточились фаустпатронгцики, Макурин с четырьмя десантниками через черный ход забрался на третий этаж углового дома. Распахнув дверь одной из комнат, увидели с десяток фашистов, изготовившихся к стрельбе. На требовательную команду «хенде хох!» вверх поднялось лишь несколько рук, а из дальнего угла комнаты полетела в коридор граната с длинной деревянной ручкой. Приняв в воздухе кувыркающуюся гранату, Макурин волейбольным ударом вернул ее обратно в комнату. И сам он, и его ребята в тот же миг бросились на пол за простенком. Все гитлеровцы были уничтожены. Теперь из этого дома уже никто не угрожал танку Тюленева.

Собрав автоматчиков, Макурин направился к своей тридцатьчетверке. Степан увидел товарищей, возвращающихся из опасной вылазки, и от души порадовался этому. Но вдруг группу скрыли клубы дыма и пламени. Автоматчики бросились в укрытие, а младший лейтенант остался недвижимый на брусчатке.

Степан хотел тут же броситься к своему командиру, но увидел, что в простирающуюся перед танком улицу, которая просматривалась далеко в глубину, втягивается колонна из шести бронетранспортеров. В голове ее медленно полз «тигр».

Командир взвода автоматчиков младший лейтенант Сергеев с Тюленевым приняли решение: десантники, пробравшись до перекрестка, забросают гранатами два последних бронетранспортера, чтобы создать таким образом «пробку», а Степан возьмет на себя «тигра» и четыре следующих за ним бронетранспортера.

Медленно движется тяжелый немецкий танк, еще медленнее тянутся секунды. По расчетам Тюленева Сергеев с автоматчиками уже должен достичь обусловленного места. В казенник ствола дослан подкалиберный снаряд, а перекрестие прицела подведено к точке, где предстояло появиться «тигру».

Вот в прицеле обозначился сперва ствол с набалдашником, за ним — ступенчатая лобовая броня танка, а вот в перекрестие вползает борт с черно-белым крестом. Одновременно со звоном гильзы, выброшенной полуавтоматикой, и приглушенным броней выстрелом, Степан увидел, как судорожно дернулся и остановился T-VI. Затем его охватило пламя. Небольшой доворот башни — и еще один выстрел. Вспыхнул бронетранспортер с пехотой. За ним взорвался следующий, потом загорелось еще два. А в хвосте колонны отважные автоматчики Сергеева, забросав гранатами две машины, поливали огнем выскакивающую из машин пехоту.

В этом бою танкисты и десантники уничтожили всю вражескую колонну и свыше шестидесяти гитлеровцев, захватили в плен механика-водителя «тигра».

бой вов

Когда, наконец, батальон прорвал кольцо окружения, из штурмовой группы Макурина в живых остались только семь автоматчиков и один неполный танковый экипаж. От сверхчеловеческого напряжения и усталости все они буквально валились с ног.

После Гольдберга были жаркие уличные бои в городах Бунцлау (ныне—Болеславец), Наумбурге, Лаубане и во многих других населенных пунктах, названия которых в большинстве своем заканчивались на «дорф». Гитлеровцы сопротивлялись с фанатическим упорством обреченных.

Один комментарий на тему “Упорство обреченных

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *