В докладе Гитлеру о закарпатской «пятой колонне»

Шептицкий
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Не взирая на лакейское угодничество буржуазнонационалистических наемников, униатов и «автокефалистов», руководители третьего рейха и не помышляли о «самостийности» Украины. Они преследовали прежде всего цель порабощения народов Советского Союза, превращения их в рабов, подчинения своим интересам нашей промышленности, сельского хозяйства.

Именно на решение этой задачи были направлены приказы генерального штаба вермахта и главного имперского управления СС и полиции. «Чтобы в корне подавить недовольство,— предписывал командующим армиями восточного фронта фельдмаршал Кейтель,— необходимо при первом же случае немедленно принимать наиболее жестокие меры, чтобы утвердить авторитет оккупационных властей… При этом нужно иметь в виду, что человеческая жизнь в странах, которых это касается, абсолютно ничего не стоит и устрашающее воздействие возможно лишь при проявлении чрезвычайной жестокости. Расплатой за жизнь немецкого солдата в таких случаях, как правило, должно быть наказание смертью 50—100 коммунистов. Способ казни должен увеличивать степень устрашающего воздействия».

Для претворения в жизнь цитированной директивы, уничтожения «идеологических и расовых врагов» были созданы специальные айнзатцкоманды, получившие неограниченные полномочия в оккупированных районах. В соответствии с директивой Гитлера «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мероприятиях войск» категорически запрещалось привлекать к ответственности личный состав вермахта за совершение любых преступлений в отношении мирного населения.

Разогнав возглавлявшееся Я. Стецько карикатурное Украинское державное правление, нацистские хозяева показали оуновским наемникам, что они не только не считают возможным в какой бы то ни было форме признавать украинскую государственность, но не допустят создания даже подобия протектората или автономии Украины. Намереваясь превратить Украину в бесправную колонию немецкого рейха и руководствуясь старой римской формулой «разделяй и властвуй», Гитлер принял решение о разделе захваченной украинской территории.

Первым шагом в этом направлении явилось присоединение западных областей Украины к так называемому генерал-губернаторству. 1 августа 1941 года генерал-губернатор Франк издал по этому поводу директиву N С-441. В ней говорилось: «1 августа 1941 года, в 12.00, на основе декретов фюрера от 17 и 22 июля 1941 года гражданская администрация на землях Галиции, относившихся ранее к Польше, включена в администрацию генерального губернаторства и принята мною. Земли Галиции, ранее принадлежавшие Польше, в соответствии с этим становятся составной частью генерального губернаторства. Чьи же слуги?

Давним почитателем Гитлера зарекомендовал себя еще один политический авантюрист — бывший «президент» так называемой Карпатской Украины доктор теологии священник Августин Волошин. Он давно был известен как воинственный униат и приверженец Ватикана, ревностный проповедник националистической идеологии.

В свое время Волошин, редактируя ужгородскую газету, «Наука», собрал вокруг себя кучку воинствующих украинских буржуазных националистов и клерикалов, которые вели широкую антисоветскую и антикоммунистическую пропаганду. «Отец Волошин— прихлебатель всех венгерских режимов,— писала газета «Карпатская правда» еще в 1925 году,— вдруг пришел к мысли, что существует украинский народ и что он сам украинец. С этого времени он прибегает к любым средствам, с тем чтобы сесть на шею украинскому народу и сделать себе Политическую карьеру… Потому-4о он нападает и клевещет на коммунистов».

В 30-х годах А. Волошин возглавил «Первую украинскую центральную народную раду», которую закарпатцы справедливо прозвали «партией народной зрады» (измены). Волошин, пользовавшийся всесторонней поддержкой мукачевского униатского епископа Александра Стойки, установил близкие связи с руководителем ОУН Евгением Коновальцем и его помощником Рыко Ярым, а через них — с немецкой разведкой. С приходом к власти фашистов волошинцы, не жалея сил, стали рекламировать властителей третьего рейха и их политику. «Украинские фашисты,— говорил один из руководителей коммунистов Закарпатья, Алексей Борканюк,— эти гнусные слуги Гитлера, болтают о том, что дядя Гитлер им поможет…»

Шептицкий

Усердие богомольного поклонника фюрера не осталось без внимания. Осенью 1937 года адмирал Канарис (руководитель военной разведки) в докладе Гитлеру о закарпатской «пятой колонне» отметил преданность идеям фюрера священника Волошина. После раздела Чехословакии Волошин при поддержке нацистов становится «президентом» так называемой Карпатской Украины.

По указанию Канариса в Закарпатье для приобретения «государственной практики» и оказания помощи Волошину из Германии прибыла большая группа оуновцев. Начиная с октября 1938 года в соответствии со специальным соглашением между «президентом» и главарями ОУН оуновцы принимают активное участие в создании военно-полицейского аппарата «Карпатской Украины». Как вспоминал член главного провода ОУН, руководитель референтуры внешних сношений М. Степаняк, «ОУН рассматривала Закарпатскую Украину как плацдарм для распространения своего влияния на территорию всей Украины. Существование в Закарпатье «правительства» Волошина, по мнению провода, подчеркивало реальность устремлений на создание с помощью немцев самостоятельной державы на всей Украине».

В Закарпатье прибыли эмиссары ОУН, часть из них окончила в свое время гитлеровские разведывательные школы. Именно из таких людей и была главным образом укомплектована так называемая Карпатская Сич — военно-террористическое формирование, созданное по образцу гитлеровских штурмовых отрядов. «Сичевиков» возглавили владелец лесопильного завода Д. Клемпуш, униатский священнослужитель Иван Рогач, а также оуновцы, агенты абвера И. Карачевский и Р. Шухевич. Чтобы находиться поближе к Закарпатью, из Берлина в Вену перебрался «вождь» ОУН Мельник.

Оказавшись у власти, националисты и клерикалы все свои силы направили против антифашистов и коммунистов. Распевая «гимн» волошинских карате- лей, «сичевики» во главе с выпускником Львовской греко-католической духовной семинарии И. Рогачем врывались в закарпатские села и города, грабили и арестовывали прогрессивно настроенных рабочих и крестьян, убивали коммунистов. По совету немецкого консула Гофмана (фактического хозяина волошинского «правительства») «сичевики» создали три концентрационных лагеря — в городе Рахове и селах Воловом и Заднем. Провод ОУН обратился с воззванием к националистическим кадрам Закарпатья, призывая жестоко расправиться со своими противниками . «Правительство» Волошина запретило деятельность Коммунистической партии, а для подавления коммунистического движения создало Товарищество по борьбе против коммунизма.

Несмотря на беспредельную преданность волошинских наемников нацистским властям, их игре в «самостийность» пришел конец. Гитлер передал Закарпатье под власть хортистской Венгрии. А господа Волошины, шухевичи, рогачи и другие, прихватив побольше награбленных драгоценностей, удрали первыми, бросив на произвол судьбы обманутую ими молодежь.

«Экс-президент» получил красивую виллу в пражском предместье Смихове и с разрешения гестапо содержал свою «канцелярию». Его связи с влиятельными людьми в черных мундирах сохранялись и в это время. Волошин вновь активизировал свою деятельность после нападения гитлеровской Германии на СССР. В письме к митрополиту от 28 июля 1941 года заштатный «президент» высказал следующую, по его словам, скромную мысль: «Для осуществления общего стремления к религиозному объединению нашего народа не могли бы вы, милостивый отче, митрополит, с разрешения св. отца обратиться к компетентным представителям украинской автокефальной церкви с предложением о вступлении ее в католическую церковь, чтобы возник наш украинский патриархат…»

Какая цель скрывалась за новым планом отца Августина? В том случае, рассчитывал Волошин, если Гитлер не согласится назначить его «президентом и вождем украинского народа», он мог бы выступить в несколько ином качестве — в роли «патриарха Великой Украины».

Разумеется, отец Волошин знал, что президентское кресло надо заслужить, и уже предпринял в этом направлении кое-какие меры. Он направил Гитлеру ряд писем. В одном из них, от 11 июля 1941 года, Волошин предложил фюреру следующее:

  1.  После ликвидации Советской власти провозгласить создание Украинской державы.
  2.  Первым президентом и вождем украинского народа признать Его Эксцеленцию доктора теологии А. Волошина.
  3. Президент созывает представителей украинского народа и предлагает провозгласить Украину монархией.
  4. Украинским монархом назначается один из кронпринцев Великой Германской Империи.
  5. Кронпринц вступает на престол князя Владимира и князя Ярослава Мудрого, принимает украинское имя и греко-католическую веру.
  6. Бессарабия, Буковина и Прикарпатская Украина входят в состав Украинской державы.
  7. Старые русские церкви ликвидировать и вместо них провозгласить государственной церковью греко-католическую церковь, которая, в свою очередь, на основе союзнических традиций связывает нас со святою римской церковью.

Не сидел сложа руки и более опытный, чем отец Августин, митрополит Шептицкий. Он тоже понимал, что вопрос о кандидате на патриарший престол на оккупированной нацистами Украине зависит от решения Гитлера. И он лихорадочно искал свою дорогу к фюреру.

…Есть в Городокском районе на Львовщине село Суховоля. И здесь, в этом селе, до 1947 года существовал женский монастырь св. пророка Ильи, принадлежавший ордену василиан. Монастырь был не обычным, а, как сказано в поименном списке грекокатолического духовенства за 1944 год таким, в котором монахини будто бы, отбросив собственное «я», пребывают в состоянии мистической экзальтации. Настоятельницей монастыря значилась «наидостойнейшая игуменья» Игнатия Слободян. Кроме нее в Суховольском монастыре на 1 января 1944 года числилось еще 17 сестер-монахинь. Среди них находилась уже немолодая монахиня по имени Авксентия.

И хотя в наш век впечатляющего развития науки и техники это выглядит смешно и нелепо, однако по «достойным доверия» документам митрополичьей консистории сестра Авксентия считалась… пророчицей, которая довольно часто непосредственно общалась «с господом богом и святыми апостолами». О своих божественных «встречах» Авксентия регулярно докладывала в митрополичий ординариат и лично митрополиту Шептицкому. Правда, владыке она сообщала не обо всех, а лишь о главных, так сказать стратегических, указаниях, исходивших непосредственно от всевышнего. Они касались широкого круга проблем: канонических, религиозных и даже политических и военных. Митрополит живо интересовался видениями Авксентии: расспрашивал о деталях, отдельных сценах «потусторонних встреч», наказывал игуменье денно и нощно опекать сестру Авксентию.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *