В ответе за детей

дети ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В начале июня 1941 г. некоторые детские дошкольные учреждения уже вывезли своих детей на дачу, и, хотя я работала медсестрой в детском саду завода им. В.И. Ленина, 25 июня меня отправили в располагавшийся в 7 км. от ст. Сиверская детскую фабрику «Рабочий».

Приехала я после обеда, дети спали, а персонал копал траншеи для укрытия. Я переоделась и подключилась к работе. Мне рассказали, что с 23 на 24 в лесу был сброшен с самолета фашистов десант, но его успели вовремя окружить и ликвидировать.

30 июня я поехала в Ленинград, чтобы пополнить медикаменты. Составы шли, переполненные беженцами с чемоданами. 1 июля я прибыла в поликлинику, где сообщили, что меня вызывают в рай здрав.

Заведующий Ю.А. Аграновский сказал, что мне следует вечером отправляться в командировку. Так как мои вещи остались в Сиверской, то для поездки за ними дали сутки, и завтра я обязана была прибыть за новым предписанием. В соответствии с ним приехала на проспект Дудко. Там стоял состав V товарных вагонов, заполненных детьми. Родители, расставаясь плакали. Напутствие давали заведующая РОНО Александра Петровна Давыдова и другие.

Начальником эшелона был Скрябин. Его жена Наталья Григорьевна заведовала нашим небольшим коллективом и детьми, которых мы доставили в деревню Хорино и поселок Дерняки Окуловского района. Семикилометровое расстояние между ними преодолевать приходилось пешком, редко на машине, когда требовалось оказать детям какую-либо помощь или посетить пищеблок.

Вскоре к нам стали залетать вражеские самолеты-разведчики, но о бомбах и обстрелах я не слышала. В конце июля родители начали приезжать за детьми. Оставшихся мы по железной дороге доставили в Ленинград.

5 августа из города был отправлен эшелон с детьми до станции Новая Заимка Омской области. Начальником эшелона была Фелица Михайловна (фамилию забыла), в числе ее помощников — врач Софья Александровна Блюц, медсестры Дора Владимировна Байнова, Клавдия Павловна Денисова и Маруся…

Поездка для всех была очень трудной и ответственной. Питание проводили в станционных столовых по заранее подаваемым начальником эшелона заявкам. Я и Маруся выдавали талоны на питание непосредственно в столовых, к которым были прикреплены.

дети ВОВ

На одной из станций 5 моих подопечных детей (это были эстонцы, только один из них говорил по-русски) проспали прием пищи — питание проводилось в буфете в 23 часа. Так как отправление поезда намечалось на 7 часов утра, то начальник эшелона договорилась об оставлении порций до 6 часов утра.

На этой же станции я случайно встретила двух ленинградцев — соседей по дому, эвакуированных с заводом. Не передать той радости, которую мы испытали у вокзального репродуктора за какие-то 5 минут встречи.

До станции Новая Заимка ехали очень долго. Нас встретили супруги Александровы. Устроили нам баню, накормили и дали отлично отдохнуть. На следующий день мы поездом Владивосток- Москва выезжали в Ленинград и были этому очень рады. Что там нового в Ленинграде? По приближении к Москве сообщили, что поезд пойдет на Буй или Галич. Пришлось на какой-то станции выйти и пересесть в другой поезд.

Доехали до Череповца. Там устроились в одном из вагонов с мягкими сиденьями и зеркалами, было жарко. Мы намылись, перекусили чем было. Однако вскоре выяснилось, что этот поезд тоже не пойдет. Опять пересели в другой состав (с открытыми платформами), проехали до первой остановки и перебрались уже в товарный вагон. Этот состав дотащил нас уже до станции Подборовье, ночевали в вагоне, а утром вышли: кругом лес и ни души, тишина, маленький домик — станция — закрыта, дежурных нет, и спросить не у кого, как далеко мы от Ленинграда, и как туда добраться.

Мимо нас прошла молочница, а у нас хлеба по куску, да селедка. Ни денег, ни посуды. Узнали, что на эту станцию поезда приходят очень редко. Однако, деваться было некуда, надо ждать. Мы ходили по лесочку, собирали чернику, кое-как утолили жажду и смирили голод. Через некоторое время прибыл какой-то состав. Нас впустили в тамбур. Состав оказался санитарным поездом, следовавшим в Ленинград. Вскоре пришли начальник поезда, врач и политрук. Они нас накормили, устроили в своих купе.

В Тихвине комендант официально определил нас в санитарный поезд, и мы добрались до ст. Рыбацкое нашего родного Володарского (ныне Невского) района. В Рыбацком — в контрольно-пропускном пункте проверили документы. Оттуда на трамвае отправились домой. Ленинград был на военном положении.

После небольшой передышки — опять эшелон с эвакуированными. В день отправки с Московского вокзала ушло два эшелона, а наш, отходивший с Витебского, был задержан. Наконец медленно тронулся. Говорили, что доедем до стрелки и, если повернем направо, то приедем в Лигово, а, если налево, то в Ярославскую область. Повернули направо, и действительно — к ночи были в Лигове. В шесть часов утра появился фашистский самолет-разведчик, стал сбрасывать вдоль всего состава листовки, призывавшие, сдаться. Из вагонов не выходили, к окнам не подходили (Клавдия Павловна Денисова).

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *