В пламени всенародной борьбы

отряд партизан

Весной 1942 года партизанское движение испытало настоящий бум. Разрозненные группы советских патриотов возникших повсеместно минувшей осенью и зимой, стали объединяться в более крупные отряды и бригады. Численно выросшим отрядам уже трудно было дислоцироваться в перелесках, и они создавали базы в больших лесных массивах.

Кроме нашего отряда имени И. В. Сталина в пуще обосновались отряды имени С. М. Буденного, имени М. В. Фрунзе, 620-й, имени В. П. Чкалова, имени В. И. Чапаева. Появилась возможность проводить боевые операции в более широких масштабах, наносить удары по врагу объединенными силами. Но для этого требовалось централизовать руководство.

Инициативу создания штаба отрядов, расположенных в пуще, взял на себя майор Василий Щербина, командир группы, прибывшей из-за линии фронта.

Весной 1942 года его снова направили в тыл врага. В июне группа Щербины появилась у нас в пуще. Посланцев Большой земли партизаны встретили с радостью, окружили их заботой и вниманием. Когда в конце августа стали создавать особое соединение партизанских сил Ивенецкой зоны, его командиром единодушно избрали майора Василия Щербину.

Однако через месяц жизнь этого человека трагически оборвалась. Во время практических занятий с подрывниками у него в руках взорвалась «сюрпризная» мина. Вместе с ним погибли командир 620-го отряда Иван Кузнецов и несколько бойцов. Немало боевых подвигов совершил Василий Васильевич Щербина, и уже посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Погибшего Щербину заменил его боевой друг, тоже опытный командир Дмитрий Корниенко (Кеймах), его заместителем стал майор Рафаил Василевич. Корниенко я тоже не застал: получив новое задание, он ушел из Налибокской пущи и стал действовать с отрядом на Логойщине. А с Рафаилом Василевичем вскоре познакомился и сдружился.

Помню, впервые мы встретились в землянке у Павла Гулевича. Василевич был невысокого роста, сухощавый, подтянутый, носил шапку польского лесника с большим козырьком, и это делало его немного комичным. В разговоре он то и дело вставлял: «Вот это».

— Ты, вот это, забыл о воинской дисциплине, — отчитывал он командира одной роты, который после выполнения боевого задания задержался где-то в деревне и вернулся в отряд с опозданием на сутки.

В Василевиче чувствовалась струнка настоящего строевого командира, любящего во всем порядок и дисциплину. А вообще, когда я поближе узнал его, то убедился, что это был добрейший человек, чуткий, внимательный к людям. В пуще ему была знакома каждая тропинка. Здесь, на хуторе со смешным названием Козлики, он провел свое детство. Потом на протяжении ряда лет служил в Красной Армии. В первые дни войны его часть попала в окружение. Василевичу удалось избежать плена, он вернулся в родные Козлики и стал партизаном.

Многое значило, что Василевич был опытным армейским командиром, майором, к тому же отлично знал местность, разбирался в особенностях и тактике партизанской борьбы. В этом я убедился уже на совещании командиров и комиссаров отрядов, состоявшемся в конце ноября в деревне Путчино Дзержинского района, а позже укрепился в этом мнении. На совещании обсуждался жгучий вопрос: объединение отрядов в бригады. Василевич четко изложил свои соображения на этот счет, раскрыл насущную необходимость объединения партизанских сил.

Конечно, при необходимости отряды и раньше предпринимали совместные боевые действия. Но создавать бригады в тот момент, когда отряды только рождались, крепли, было нецелесообразно. Теперь же, когда партизанское движение стало массовым, когда укрепилась его материальная база и расширился круг задач, решаемых народными мстителями, а условия борьбы значительно усложнились, сама жизнь заставляла подумать о создании крупных боевых формирований.

Вопрос волновал каждого. Говорили горячо, страстно. Кое-кому казалось, что объединение отрядов ограничит свободу действий, и это не всем было по душе.

— Не зря в народе говорят: «Дружно — не грузно, а врозь — хоть брось», — меткой пословицей начал свою речь Алексей Мурашов. — Гитлеровцы почувствуют нашу силу лишь в том случае, если мы будем действовать согласованно, а не порознь.

— Верно, комиссар, — поддержал Павел Гулевич. — Объединяться нам надо.

— Это важно еще и потому, — вставил я, — что наступает зима, и гитлеровцы постараются свести счеты с партизанами в это неблагоприятное время года.

— А может, зимовать все-таки лучше мелкими отрядами? — усомнился кто-то.

— Нет, заблуждаешься, дорогой! — возразил ему Василевич. — Надо, вот это, твердо уяснить, что противостоять карателям могут только крупные силы.

— Мы убедились в этом на собственном опыте! — поднялся Семен Гаизенко. — Вспомните недавние бои. Ведь задали мы фашистам трепку только потому, что действовали сообща. Так что я — за бригады.

партизаны

Мне представился случай высказать идею об издании листовок и даже газеты, а осуществить ее можно лишь на базе большого, сильного партизанского соединения. С этим все были согласны. Я попросил командиров и комиссаров поставить перед бойцами, связными и подпольщиками задачу: раздобыть шрифты, бумагу, типографскую краску, тискальный станок.

Итоги совещания нашли отражение в приказе по соединению от 28 ноября 1942 года. В нем говорилось:

«В целях объединения партизанских сил для нанесения еще более мощных ударов по фашистским оккупантам из отрядов, входящих в соединение, создать две бригады — Сталинскую и Чкаловскую.

а)            Сталинскую бригаду сформировать из отрядов: Сталинского, Чапаевского, имени Буденного;

б)           Чкаловскую бригаду сформировать из отрядов: № 620, Васютина и имени Чкалова».

Командиром бригады имени И. В. Сталина был назначен Гулевич, комиссаром — Алексей Мурашов. Оба они — наши бывшие дзержинские подпольщики. Командиром бригады имени В. П. Чкалова стал Сергей Смирнов, который одно время командовал отрядом имени Сталина, а после гибели Кузнецова — 620-м. Комиссаром этой бригады утвердили Ивана Казака.

Комиссаром соединения назначили меня, начальником штаба — командира отряда имени В. И. Чапаева Григория Кудрина, начальником медико-санитарной службы — Юрия Алтунина. Последнему вменялось в обязанность подобрать медперсонал, приобрести необходимое имущество и наладить медицинское обслуживание партизан во всех бригадах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *