В южном небе

атаковать «юнкерсов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

2 мая 1943 года над пылающей «голубой линией» лейтенант Александр Лавренов в жестокой схватке с асами эскадры «Генерал Удэт» сбил над станицей Киевская два самолета Ю-87.

— Это за брата Ивана… — доложил Саша командиру полка майору Александру Ивановичу Якимову. В полку знали, что младший брат Саши, Иван, погиб в первые дни войны, защищая Родину.

— Спасибо, — сказал Якимов. — Хвалю.

27 мая лейтенант Лавренов поднялся в небо во главе шестерки Як-1 сопровождать пикирующие бомбардировщики на линию фронта. 12 Пе-2 в сомкнутом строю летели к станице Крымская. Саша смотрел на покачивавшихся с крыла на крыло. Пе-2 и думал: грозная сила летит! Ему поручено охранять эту ударную силу. Задание почетное и ответственное.

Когда «петляковы» пошли в атаку и сбросили бомбы на цель, лейтенант Лавренов заметил подходившие к фронту три группы бомбардировщиков «Юнкерс-88». Что делать? Сопровождать своих или атаковать «юнкерсов»? Решил атаковать! Нашим пикирующим бомбардировщикам уже был не страшен враг: они шли домой, под ними своя, родная земля.

— Вася! Прикрой меня, атакую бомберов1 — крикнул по радио Лавренов своему напарнику младшему лейтенанту Конобаеву. Круто бросив «ЯК» вверх навстречу врагу, лейтенант устремился в смертельную атаку.

Василий Конобаев видел, как самолет командира осветился пламенем, вырвавшимся из стволов пушки и пулеметов, и через мгновение трассы снарядов и пуль пересекли путь бомбардировщика.

— Молодец рязанец — восхитился Конобаев. Расстрелянный «юнкерс» вспыхнул ярким огнем, перевалился на левое крыло и, опустив тупой нос, помчался к земле.

атаковать «юнкерсов

Эта смелая атака наших асов была настолько неожиданной для врагов, что они даже не пытались обороняться. Воспользовавшись этим, наши летчики, пропустив вторую группу и заняв исходное положение для нового удара, пошли в атаку на третью группу. Лейтенант Лавренов подошел к одному из бомбардировщиков на близкую дистанцию снизу. Он видел подвешенные под фюзеляжем и крыльями бомбы, и ненавистью обожгло сердце:

— Я тебе сейчас покажу, гад … — сквозь зубы сказал Лавренов и нажал на общую гашетку вооружения. Вражеская машина вздрогнула, словно от испуга, медленно перевернулась на спину и, блеснув на солнце крыльями, понеслась вниз, потянув за собой черный хвост дыма.

Немецкие бомбардировщики, потеряв за несколько минут пять машин, сбросили бомбы на расположение своих войск и поспешно повернули на запад.

В это время появилась восьмерка «мессеров». Они атаковали группу Лавренова дерзко и смело. Но Лавренов и Конобаев, искусно маневрируя, увертывались от прицельных атак «Ме-109» и сами переходили в нападение. Одна атака Лавренова была успешной: «мессер» заковылял к земле.

Когда наши соколы вернулись на базу, командир авиакорпуса генерал-майор авиации Е. Я. Савицкий объявил им благодарность. А вечером в авиаполк пришла радиограмма от командира 257-го танкового полка, наблюдавшего за боем двух наших асов: «Восхищены изумительным мастерством боя, дерзостью и настойчивостью двух соколов — Лавренова и Конобаева».

Росла боевая слава мастера воздушного боя лейтенант А. Ф. Лавренова. Он был назначен на должность помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе (ВСС).

14 июля 1943 года армейская га3ета «Крылья Советов» писала:

Два друга, два бесстрашных аса, Лавренов и Конобаев, в жестоких воздушных боях над Кубанью дрались как львы. Их атаки дерзки и точны. Они не дают пощады, бьют противника жестоко, насмерть. В сорока двух воздушных боях они сбили тридцать пять вражеских машин: Лавренов- восемнадцать, Конобаев — семнадцать…»

Осенью 1943 года Александр Лавренов улетел на Южный фронт.

Гитлеровское командование приложило немало усилий, чтобы удержать город Мелитополь — ворота в Крым и к нижнему Днепру.

На Восточном берегу реки Молочная фашисты срочно соорудили два противотанковых рва, а на западном — разветвленную систему дзотов, дотов, окопов, траншей и ходов сообщений. Из Крыма и с других фронтов были подтянуты дополнительные войска. Офицерам выплачивали тройные денежные оклады, а солдат, мало-мальски отличившихся в боях, награждали офицерскими Железными крестами.

В сердцах летчиков кипела ненависть к врагу, они рвались в бой.

Саше Лавренову было присвоено очередное воинское звание — старший лейтенант. 10 сентября он в паре с лейтенантом Василием Конобаевым вылетел на очередное задание. В населенном пункте Большой Токмак они обнаружили железнодорожный состав с боеприпасами. Зенитки открыли огонь, несколько облачков разрывов осталось позади нашей пары.

— Атакуем вагоны? — спросил совета у своего друга Лавренов.

— Обязательно.

— Пошли… — Лавренов круто перевел самолет в пикирование. Состав, стоявший на железнодорожной станции, приближался к перекрестью прицела. Надо бить! Заухала пушка, застрочили пулеметы. Саша видел вспышки огня, а потом в небо поднялся красно-оранжевый столб взрыва. Самолет Лавренова подбросило вверх.

Когда наши летчики отлетели на большое расстояние от станции, там еще рвались снаряды, бензоцистерны, в небо взлетали черные фонтаны дыма.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *