Варшавские штурмовые группы

Варшавские Штурмовые группы
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Варшавские Штурмовые группы были сформированы в батальон и отдельную роту. Батальон назвали «Зоськой», вторую роту батальона, в которой оказался почти весь «Сад», назвали «Рудым». Первую роту хотели назвать «Алеком», однако, товарищи Давидовского, оказавшиеся в роте «Рудый», запротестовали и оставили имя «Алек» за своим взводом.

Специфика различных видов диверсии потребовала специализации, развития неодинаковых навыков у боевиков и их командиров. «Зоська» сосредоточился на железнодорожных диверсиях, отдельная рога занялась индивидуальным террором против гестаповцев.

Покушения на них готовились с большой тщательностью: неделями изучалась местность, маршруты и привычки гестаповца, предназначенного стать объектом акции, проверялось оружие, распределялись и отрабатывались роли, проводились репетиции на ящике с песком.

В каждом покушении участвовало значительное количество людей: сигнальщики опознавали гестаповца, давали знак и уходили, чтобы не подвергать себя лишней опасности: непосредственные исполнители нападали на гитлеровца, убивали его и обыскивали, тогда как «прикрытие» обстреливало из автоматов тротуары и окна ближайших домов (покушения обычно проводились близ гестапо, где дома были заселены гитлеровскими чиновниками, а улицы кишели патрулями и пешеходами-немцами). Вытащив у убитого документы (это было обязательным условием), участники акции пробивались к ожидавшим где-нибудь в стороне автомашинам.

Так был убит заместитель коменданта Павяка обершарфюрер СС Бюркель — самый преступный из всех палачей этой тюрьмы, измывавшийся над женщинами и стариками, и особенно над евреями, убивший несколько десятков человек собственноручно.

Руководивший акцией «Ереми» первым выстрелил в спину Бюркеля, когда тот прогуливался 7 сентября 1943 г. с женой и ребенком по Маршалковской. Затем, пока второй из участников покушения Бронислав Петрасевич («Лот»), добивший гестаповца из крупнокалиберного пистолета, обыскивал труп, отталкивая жену Бюркеля, «Еремя» обстреливал из автомата патрули и группу жандармов, соскочивших с проезжавшего мимо трамвая.

Открыли огонь и находившиеся чуть поодаль Генрик Мигдальский («Кедзер») и Эугениуш Шпилпьбсрг («Грубый»). Увидев документы Бюркеля в руках «Лота», «Ереми» приказал отходить. «Грубый» бросил гранату в площадку трамвая, участники покушения вскочили в автомобиль и умчались, поливая встречных немцев огнем из автоматов. Вся акция, стоившая врагу, не считая Бюркеля, семи человек убитыми и ранеными, продолжалась полторы минуты.

Более опасным оказалось покушение на руководителя Отдела борьбы с бандами в Варшавском дистрикте хауптштурмфюрера СС Лехнера, совершенное 5 октября 1943 г.

Варшавские Штурмовые группы

Трое боевиков напали на автомобиль Лехнера у самого здания гестапо на аллее Шуха. Пока они обыскивали труп, трое их товарищей из «прикрытия» отстреливались от выскочивших и высунувшихся из всех ворот и окон немцев, потом все вместе побежали к машине. Один был уже ранен в голову, другой — в грудь, он потерял сознание, и его тащили товарищи. Как только боевики оказались в машине, она рванулась вперед, и в этот момент оказалось, что один товарищ остался: он с отчаянным криком бежал вслед.

Пришлось остановиться, втянуть оставшегося и снова устремиться прочь, отстреливаясь на ходу от большой переполненной гестаповцами машины, которая выехала из ворот здания гестапо и теперь неотступно преследовала по Маршалковской и по Польной участников покушения. Немецкие пули прошили шину, капот, затем вторую шину. Боевики свернули на улицу Хожа и выскочили из своего автомобиля, оставив там лишь умирающего товарища.

В тот момент, когда из-за поворота вылетела погоня, они уже смешались с прохожими… Многие из этих подвигов были бы невозможны, если бы не почти поголовная моральная поддержка населения. Даже люди, стоявшие в стороне, даже те, кто считал боевую подпольную деятельность ненужным и вредным занятием — даже такие люди, как правило, были неспособны на предательство, на донос.

В рассказах о подпольных акциях на каждом шагу встречаются примеры сочувствия и поддержки подпольщиков со стороны случайно встретившихся, совершенно не знакомых людей. Так было со связной КЕДИВа Лютовой, которая бежала по охваченной паникой улице, заворачивая на ходу в пелеринку окровавленный автомат раненного боевика. Польский полицейский, внимательно посмотрев на Лютову, увлек ее в подворотню, чтобы она смогла упаковать оружие как следует.

Похожий случай произошел с командиром роты «Рудый» Анджеем Ромоцким («Морро»), когда польская полиция захватила накануне запланированной КЕДИВом акции предназначенный для этой цели автомобиль вместе с пистолетом спасшегося бегством шофера. «Морро» отправился в полицейский комиссариат, где после долгого разговора, полного намеков и околичностей, комиссар спросил в лоб: «Короче, контрабанда или организация?» — «Организация, — отвечал, внимательно посмотрев в лицо полицейского «Морро». — «Берите свою машину».

«Заплатите после работы. Впрочем, войско не платит», — сказал, улыбаясь, кондуктор трамвая боевой группе КЕДИВа, направлявшейся на акцию с автоматами, пистолетами, гранатами и взрывчаткой в портфелях и под плащами.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *