Вчера курсант — сегодня защитник Бреста

Брестская крепость

Брестская крепость была построена Россией в середине прошлого века и занимала территорию всего в четыре квадратных километра. Она располагалась как бы на четырех островах, образуемых рвами с водой и неширокими речными рукавами. Центром и наиболее защищенной частью крепости являлась так называемая Цитадель, расположенная на острове, омываемом рукавами реки Мухавец при ее впадении в реку Западный Буг.

В середине прошлого века крепость действительно могла считаться неприступной. Ее гарнизон мог сражаться в течение нескольких месяцев изолированно от внешнего мира. Накануне войны в крепости размещались части двух стрелковых дивизий — 6-й и 42-й.

В день вторжения немцев в нем оставалось около 7 тысяч человек, причем ни одного полка не было в полном составе. Линейные подразделения в основном находились вне крепости — на работах по сооружению укрепрайона, в лагерях, на стрельбище, на артполигоне.

План обороны крепости был давно известен, на защите стоял стрелковый батальон и артдивизион. Когда началось вторжение и последовали разрушительные бомбежки, командиры выводили свои подразделения в районы сосредоточения. Туда вышла примерно половина гарнизона. Вторая половина гарнизона погибла в течении нескольких часов под градом немецких мин и снарядов. Живых защитников крепости осталось около четырехсот человек.

Заметим, что враг превосходил силы защитников крепости в 10 раз. При этом необходимо учесть и то обстоятельство, что крепость во времена второй мировой войны потеряла свое оборонительное значение. Более того, она мешала развернуться в боевые порядки находящимся там войскам. Слишком узки и уязвимы были выходы из нее. И фашисты прекрасно знали об этом.

Они имели детальный план островов и всех сооружений крепости. С первых же минут своего внезапного удара решили массированным налетом разрушить казематы, жилые корпуса, уничтожить живую силу, а оставшихся добить своей мотопехотой

Битва за Брестскую крепость

Немцам довольно легко удалось захватить  Западный остров. Здесь их встретил отряд из нескольких десятков пограничников. Несмотря на всю отвагу, горстка солдат не могла противостоять армаде фашистов, и отряд в полном составе погиб. С Западного острова немцы через Тераспольские ворота ворвались на Центральный остров и заняли ключевую с тактической точки зрения позицию: здание старой церкви, стоящей в центре двора крепостных казарм. Теперь они обладали ключевой позицией Центрального острова.

Из окон клуба-церкви фашисты могли обстреливать все казармы. Они уже предвкушали сладость легкой победы. По двору казарм густой толпой, строча по окнам, шли автоматчики. Казалось, судьба крепости предрешена, и немецкое командование давно уже доложило по инстанции, что крепость взята. Так казалось.

Действительно, трудно было поверить, что здесь кто-то еще может остаться в живых. В считанные секунды крепость превратилась в кромешный ад. Рушились стены казарм, горели здания, в беспамятстве метались по двору кони, выбегали неодетые безоружные солдаты.

И все же даже в этой суматохе нашлись командиры, которые организовали небольшие группы солдат, сумели завести часть уцелевших машин и вывести людей из крепости. А остальная часть занимала оборону или пыталась укрыться в подвалах крепости.

Курсанты полковой школы с оружием наперевес выбежали на улицу, среди них были: Габдульбар Абашев, Иван Березин, Николай Никитин, Дмитрий Корепанов. Ничего не боявшиеся в первый день войны нацистские самолеты пролетали в нескольких десятках метров над головами курсантов, дружный ружейный огонь, заставил вспухнуть самолет и рухнуть на землю. Фашиста сразила пуля Дмитрия Корепанова. Он был лучшим стрелком в полковой школе.

Курсанты получили приказ немедленно выйти из крепости и встать в боевые порядки на заранее обусловленном месте сосредоточения, на опушке леса между крепостью и западной окраиной города Бреста.

Василий Иванович БыткоВ их рядах появился командир полковой школы старший лейтенант Василий Иванович Бытко, которого курсанты называли «Чапаем». Высокий, стройный, с орденом Красной Звезды на груди за финскую кампанию, он был гордостью полковой школы, всеобщим любимцем курсантов.

Бытко разъяснил задачу и, оглядев их внешний вид, приказал всем одеться по форме, так как некоторые — были еще в майках и без сапог. Через несколько минут он повел их в атаку через трехарочные ворота крепости. Курсанты в едином порыве кинулись по мосту навстречу стреляющим немцам.

Габдульбар Абашев бежал, стреляя на ходу, не чувствуя себя, не видя окружающих. Кто-то падал и оставался лежать, но лавина неслась вперед так стремительно, что Габдульбар не слышал звуков выстрелов, а видел только вспыхивающие спереди и с боков огни строчащих пулеметов и автоматов.

Вскоре стало ясно, что они прорвались, что с ними их боевой командир и несколько сержантов. Но большинство крусантов осталось там, то ли убиты, то ли не сумели прорваться и вернулись в крепость. Габдульбар в группе курсантов искал своих земляков Ивана Березина, Николая Никитина, Дмитрия Корепанова, но не нашел.

Прорвавшаяся группа едва достигла опушки леса, как показались немцы, наступающие на город. Они заметили курсантов, и завязался бой. Немцы не жалели снарядов и пуль и осыпали горстку курсантов градом смертоносного металла. Старший лейтенант Бытко приказал им отступать дальше. К счастью, лес, хотя был и небольшой, помог им уйти от преследования и укрыться.

Командир полковой шкоды решил дождаться темноты и под ее прикрытием двигаться дальше. Немцы, занятые городом, не преследовали больше курсантов, и они отсиделись в лесу до вечера. С наступлением темноты старший лейтенант Бытко собрал своих питомцев и принял неожиданное решение: назначив одного из сержантов командиром группы, объявил, что он должен вернуться в крепость, поскольку многие курсанты остались там.

Умом Габдульбар вроде бы понимал своего командира, а сердцем — нет. Это же верная гибель. Как он проберется через немецкое окружение в крепость и как потом выберется из нее? С тяжелым чувством расставались курсанты со своим командиром. Никто не ведал, что ожидает их впереди, но теперь у них была хоть какая-то надежда дойти до своих, и хотя никто об этом не говорил вслух, но каждый подумал, что своего любимого командира они видят последний раз.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *