Внешняя рабочая команда Ордруф

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В сентябре 1944 года я попал из Биркенау в открытый за 14 дней до этого лагерь Ордруф, являвшийся филиалом лагеря Бухенвальд.

Мы прибыли туда в одну из пятниц сентября 1944 года в количестве 1000 человек. Уже с субботы утром мы начали работать темпами «карачо» на проходке штолен в горах. Работа производилась в три смены.

Темпы работы были неслыханными; надзиратели из числа эсэсовцев, сотрудников организации «Техническая помощь» и гражданских лиц избивали нас. Рабочий день не сокращался и в зимний период, несмотря на недостаточное обмундирование, большое расстояние до места работы и т. д. Рабочая одежда, особенно обувь, во время работы быстро изнашивалась.

Изношенная одежда заменялась не полностью. За пять месяцев моего пребывания в Ордруфе мы только один раз мылись в бане и только один раз у нас уничтожали вшей, и то лишь потому, что в одном из соседних лагерных отделений вспыхнула эпидемия тифа.

Позднее прибыло еще 1500 заключенных из Флоссенбюрга, физическое состояние которых было плохим. За исключением немногих, все они умерли; вызвано это было тяжелой работой и нехваткой одежды. Из нашего транспорта осталось в живых не более 200 человек, то есть по прошествии пяти месяцев уцелела лишь пятая часть.

Позже началось строительство долговременных оборонительных сооружений, разных устройств и штолен вблизи полигона, где предполагалось оборудовать ставку фюрера.

Ввиду того что штольни, где мы работали, находились слишком далеко от лагеря Ордруф (вначале нас туда ежедневно возили за 12 километров на автобусах), из-за недостатка горючего было создано новое лагерное отделение Кравинкель и так называемый «палаточный лагерь». Условия там были еще хуже.

Питание было скудным; при столь тяжелой работе, какую от них требовали, люди сильно голодали. Было много больных, которых поместили в больничный барак в Ордруфе; там было как в аду.

лагерь

В больничном бараке недоставало медикаментов, медицинского персонала, топлива и многого другого. Время от времени из этого больничного барака направлялись транспорты в Берген-Бельзен. Это были так называемые инвалидные транспорты.

Особой жестокостью отличались заместитель лагерфюрера Штивиц и унтершарфюрер Мюллер, которые по малейшему поводу наказывали заключенных 25 и даже более палочными ударами.

В Кравинкеле имелся специальный карцер Z II, находившийся в распоряжении службы безопасности, в котором содержались заключенные, пытавшиеся совершить побег. Им давали пищу раз в три дня, причем суточный рацион был сокращен наполовину. Света и свежего воздуха в нем не было.

Я припоминаю случай, когда однажды вечером за побег должны были быть повешены пять товарищей. Между ними находился также один пятнадцатилетний польский юноша, который в отчаянии кричал: «Мама, мама, ведь я еще так молод, я не хочу умирать!» Казнь была проведена без промедления.

4 апреля 1945 года прибыл приказ об эвакуации лагеря и мы выступили в неизвестном направлении. Окольными путями мы тащились 70 километров до Бухенвальда. Последние 1000 заключенных вообще больше не получали пищи. Мы были в пути целых три дня и пришли разбитые и обессиленные. Больных и слабых товарищей, которые не могли больше идти вместе с нами, убивали выстрелом в затылок. Следует еще отметить, что по пути некоторые эсэсовцы снимали свои знаки различия, чтобы в нужный момент выдать себя за солдат вермахта.

Рольф Бауман, сообщение, написанное в 1945 году

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *