Воин Рязанской земли

вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Невелико Азовское море, но трудным оказался полет, над ним сквозь грозовую облачность. Сколько самолетов сгорело в таких вот грозовых тучах. Внизу их не обойдешь: восходящие потоки воздуха могут всосать самолет, и тогда конец.

Шли на новом бомбардировщике Ли-2 без кислородных приборов, и все-таки экипажу пришлось подняться на высоту в 5 тысяч 200 метров, чтобы обойти облачность. Появились слабость, головокружение. Не хватало сил дотянуться до навигационной линейки, пальцы не могли удержать карандаш.

Облачность простиралась километров на тридцать. Но вот наконец обошли ее. Стали снижаться. По инструкции надо бы вернуться, не подниматься выше четырех-пяти тысяч метров. Но войну не выиграешь, если вести ее только по инструкции.

При снижении экипаж стал приободряться. А штурман, видимо, забыл думать о возможном обмороке. Он снова склонился над своим столом. Задача ясна: они летят с Кубани, чтобы разбомбить гитлеровский офицерский санаторий. Фашисты открыли его в крымском городе Джанкое.

Бомбардировщик вышел точно на цель. Вот уже штурман ищет угол прицеливания. Ищет молча, сосредоточенно. Санаторий в приделе. Голубев взял упреждение и нажал кнопку бомбосбрасывателя…

Много березовых крестов поставили фашисты после той ночи на своем офицерском кладбище в Джанкое. Санаторий был полностью разрушен.

…И снова штурман Голубев ведет бомбардировщик-осветитель. Но теперь уже в балтийском небе. Всего в операции участвуют два самолета-осветителя. Каждый имеет самостоятельный расчет времени, но цель у обоих одна — обеспечить освещение объекта для бомбометания. Высота полета 3 тысячи 800 метров. Первый самолет-осветитель схвачен прожекторами врага. По нему неистово бьет фашистская зенитная артиллерия. Минута — только минута яростного огня — и бомбардировщик сбит. Теперь вся надежда на Голубева. Во что бы то ни стало надо осветить объект. Голубев и командир корабля капитан Скляренко молча обмениваются взглядами…

Но вот и их машина освещена вражескими прожекторами. Вспыхивают внизу дугами разрывы малокалиберных снарядов. Бьют и крупные зенитки. Бомбардировщик подбросило, и экипаж почувствовал запах пороха. Это впереди самолета разорвался зенитный снаряд противника. Чудом уцелели.

вов

Десять секунд оставалось до сбрасывания осветительных бомб, и в это время вражеский снаряд вывел из строя правый мотор бомбардировщика. Самолет тут же начал уклоняться от заданного курса вправо. А зенитки гитлеровцев бьют и бьют. Капитан Скляренко резко поворачивает руль влево, чтобы удержаться на левом моторе. Самолет теряет высоту, но Скляренко не уходит от цели, и Голубев в расчетное время все же сбрасывает восемь светящихся авиабомб.

И почти в те же секунды остальные бомбардировщики выходят на цель. Зенитки врага захлебываются от ярости, но не в силах помешать выполнению боевого задания, и сами гибнут под ударами советских летчиков.

На одном моторе выводит Скляренко Ли-2 из зоны вражеского огня. Тут же идет на посадку на резервный аэродром. До своего не дотянуть.

И еще дважды отважный экипаж бомбил вражеский порт на Балтике, имевший большое значение в снабжении фашистских войск под Ленинградом. А когда войска Ленинградского фронта в январе 1944 года перешли в решительное наступление, Голубев точными ударами авиабомб уничтожал тяжелые батареи гитлеровцев, обстреливавших Ленинград, и фашистские аэродромы. За отличные боевые действия 7-й бомбардировочный авиаполк стал именоваться Гатчинским, а весь состав полка был награжден орденами и медалями.

Восемь самых отважных и умелых летчиков и штурманов стали Героями Советского Союза. В их числе и штурман высокого класса Леонид Алексеевич Голубев.

…И вот впервые за всю войну он, штурман Голубев, летит на самолете пассажиром. Но некогда поразмыслить над этим. Недосуг. Не до того. Командование устроило для летчиков, бомбивших Берлин, полет над поверженной фашистской столицей.

«Так вот ты какой, город, столько лет бывший средоточием и гнездилищем величайшего зла на земле… »

Потом экскурсия летчиков продолжалась. Они ходили по рейхстагу и не могли найти местечка на его стенах, чтобы поставить свои подписи: все было заполнено фамилиями, названиями советских городов, сел, областей. Принесли стол. Один за другим вспрыгивали на него летчики и расписывались на стенах «логова».

Голубев тоже четким штурманским почерком вывел на стене: «Воин Рязанской земли побывал в рейхстаге» — и расписался …

В летнем небе над деревней Темешево летал никогда не виданный в этих краях бомбардировщик. Дарья Алексеевна Голубева смотрела на кружившего в небе сына. Три раза он пролетел над родным домом низко-низко и сбросил, так, чтобы мать видела, тяжелый сверток. В том свертке самым главным для матери была записка: «Мама, не жди. Отпуск отменен. Летим на восток. Подробности сообщу в письме. Целую. Леонид».

Долго смотрела мать вслед самолету, на котором улетал ее сын. И стояли перед глазами, покрасневшими от слез, все ее пятеро красавцев сыновей, ушедшие на фронт, трое из которых не вернулись.

Только Леонид и Павел остались живы. Да и то уже более месяца нет весточки от Павла. Что с ним?..

Набежавший теплый ветер смахнул слезу со щеки матери, спутал прядь седеющих волос, выбившихся из-под белого в горошек платка, и улетел вслед за самолетом в небесную синь. Смутная тревога щемила ее сердце. Ведь Леонид летел на войну. Она этого не знала. А самолет становился все меньше и меньше, и вот он, словно игла, провалился в голубой шелк неба. Впереди у штурмана Голубева была война с милитаристской Японией.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *