Воинственное племя Апачи

Индейцы Апачи

Прерийные индейцы — арапахи, ассинбоины, оглалы и чейенны — воины, их жены и дети влачили жалкое существование за невидимыми решетками резерваций, а их широкие бескрайние прерии, где когда-то водилось так много бизонов, были навсегда утрачены.

Оставалась ли в Америке еще земля у индейцев? На востоке, за Миссисипи, индейцы уже не проживали. Между скалистыми горами и Миссисипи, в прериях, индейцы прозябали в резервациях. Оставалась лишь полупустынная область так называемого юго-запада, которая вплоть до конца сороковых годов формально принадлежала Мексиканской Республике, а до этого Испании как части королевства Новая Испания.

Однако белые в этой части Новой Испании почти не появлялись. Ведь именно здесь, в новомексиканской пуэбло, когда-то возглавил восстание шаман Поуп. Тень этого шамана словно легла на эту землю и отпугивала белых от экспедиций в Новую Мексику.

В соседней Аризоне белых было еще меньше. Аризона и примыкающая к ней часть нынешнего американского штата Нью-Мексико были родиной пяти воинственных племен апачей, которые у испанской колониальной администрации, а затем у мексиканцев пользовались самой дурной репутацией.

Непрерывные войны Апачей

С конца семнадцатого века апачи вели с Испанией, а позже с республиканской Мексикой непрерывные войны. Но воевали они не с целью защиты своей Аризоны. Они совершали наезды далеко на юг, за границы сегодняшней Мексики, в штаты Сонора и Чиуауа, сжигали испанские поселения и уводили лошадей, которые для индейцев были наивысшей ценностью.

Индейцы апачи

За полтора столетия апачи изгнали испанцев с югозападных территорий Северной Америки, что впоследствии косвенно помогло Соединенным Штатам завладеть этими почти не заселенными территориями. Не встречающая отпора наступательная война принесла аризонским апачам определенную выгоду. Апачи всегда воевали за границами своей территории, что отличало их от дакотов, которым в конце концов не хватило тыла для ведения военных операций.

Добыча меди на земле Апачей

В 1822 году апачи впервые изменили своим принципам. На их собственных землях, в Аризоне, охотники за пушниной (их апачи не считали врагами и позже пустили на свои территории) нашли в городке, названном позже Санта-Рита, медь. Право на строительство медных рудников на земле апачей получил богатый торговец из соседнего штата Чиуауа дон Франциско Мануэль Альгуа.

Дон Франциско хорошо понимал, что правительственное разрешение не поможет добыть ему ни фута меди, если он одновременно не заручится согласием аризонских и ньюмексиканских апачей и их главного вождя, которого мексиканцы по-испански называли Хуан Хосе.

Дон Франциско предложил Хуану Хосе водку, которая апачам так пришлась по вкусу, ткани, лошадей и даже оружие, много оружия в обмен на право добывать медь в Санта-Рита и свободное прохождение караванов в Чиуауа. Хуан Хосе принял условия. А с оружием, которым горнопромышленник Альгуа заплатил за возможность эксплуатировать свои шахты, часть племени во главе с Черным ножом напала на сонорские гасиенды, поскольку этих индейцев не устраивало мирное соседство с медными шахтами. Однако территории, где были расположены гасиенды, не принадлежали дону Франциско.

Пятнадцать лет сохранялось это странное положение. Апачи не трогали шахты торговца из Чиуауа, который добывал медь прямо из сердца их земли, и вместе с тем ежемесячно нападали на его родной штат, на гасиенды и ранчо, расположенные к югу от Чиуауа.

Подлое убийство вождя Апачей

Хунты штата Чиуауа приняли закон и разработали план борьбы с апачами. По бесчеловечному закону 1837 года за скальп мужчины-индейца выплачивалось сто долларов, за женский скальп — пятьдесят, за детский — двадцать пять.

Сто долларов! В то время это была огромная сумма. Несмотря на это, власти Чиуауа получили совсем мало скальпов, причем среди них преобладали детские, хотя за скальпы вождей была обещана самая высокая награда. Именно на это польстился один из немногочисленных белых, которому апачи-мимбреньо полностью доверяли. Это был американский охотник Джонсон.

Джонсон понимал, что ему представился счастливый случай. Охота на апачей за один сезон даст ему столько же, сколько охота на животных за несколько лет. Его оружием было доверие апачей, и прежде всего самого Хуана Хосе, который после объявления войны американцами выкопал топор войны.

Джонсон сформировал отряд — в основном в него входили охотники. Оставалось запастись патронами, собрать легкую пушку, которую охотники несли в разобранном виде, и пригласить друга Хуана Хосе с несколькими сотнями индейцев племени мимбреньо на дружескую встречу.

Затем Джонсон должен был преподнести своему индейскому другу подарки: «огненную воду» и пинолу — жареные кукурузные лепешки, самое большое лакомство для апачей.

Индейцы на отдыхе

Индейцы приглашение приняли. Джонсон привел своих гостей на заранее выбранное место. Вскоре все трапперы удалились якобы за обещанной пинолой и виски. Затем Джонсон подал знак, и «праздник» начался страшным фейерверком.

Выстрел из пушки, заряженной гвоздями и кусочками железа, уложил большинство из присутствующих индейцев. Другие были убиты первыми залпами из охотничьих ружей. До утра в поте лица «трудились» охотники Джонсона: снимали скальп за скальпом. Более десяти тысяч долларов заработали они за одну ночь.

Новый вождь Апачей

Новым вождем мимбреньо в Санта-Рита стал сорокалетний Мангас Колорадас, двухметровый гигант. О нем следует сказать особо. Однажды он поступился традициями апачей и взял в жены белую женщину-красавицу мексиканку, которую воюющая часть апачей-мимбреньо (возглавляемая тогда Черным ножом) захватила в плен во время нападения на Чиуауа.

Мангас Колорадас

Сделай Мангас Колорадас белую женщину своей любовницей — никто не усмотрел бы в этом ничего странного. Однако апачи, следуя своим обычаям и морали, не могли простить ему, что он взял в жены красавицу креолку. Две индейские жены Мангаса воспротивились этому. А закон апачей давал им право обратиться к своим родственникам с просьбой о помощи и защите их чести.

Братья жен Мангаса на совете племени предоставили вождю последнюю возможность выбора: или он отказывается от брака с белой и делает ее одной из своих любовниц, или же, по закону апачей, его ждет поединок со всеми, кто пожелает вступиться за оскорбленных индейских жен.

Мангас принял вызов. Он разделся донага и с ножом в руке выиграл первый поединок. Он победил одного своего шурина и убил его (в поединке апачей побежденный должен быть убит), и в тот же день одержал победу еще в нескольких поединках. Так Мангас Колорадас первым в истории племени апачей женился на белой.

Однако любовь к жене-креолке, которая впоследствии родила ему трех дочерей, таких же красавиц, как и она, не помешала новому главному вождю начать в Аризоне жестокую войну против белых.

Мангас Колорадас сначала нашел убийц своих братьев по племени. Ситуация изменилась: теперь индейцы охотились на охотников за скальпами апачей. На реке Гил апачи настигли две группы трапперов, которые еще оставались в Стране апачей. Первую, из двадцати человек, возглавляемую Чарльзом Кемпом, они уничтожили полностью, из второй группы остался в живых некий Бенжамин Вильсон, который добрался до Калифорнии, где впоследствии, когда эти земли перешли к Соединенным Штатам, стал мэром Лос-Анджелеса.

Теперь, когда в Аризоне не осталось ни одного траппера, а Джонсон своевременно скрылся и так легко полученные скальпы превратил в деньги, возникла опасность, что месть апачей перекинется на шахты дона Франциско в Санта-Рита. Апачи уже не пропускали сюда караваны мулов с продовольствием, поэтому горняки вскоре покинули «медный» город и двинулись к границам Чиуауа. Они еще успели увидеть на реке Гил трупы охотников Кемпа, повешенных друзей Вильсона, пока их самих не постигла та же участь. В Стране апачей не осталось ни одного белого. Кроме жены Мангаса.

Американцы снова на земле Апачей

Десять лет прожили индейцы этих обширных территорий Северной Америки, не имея никаких контактов с белыми. Через десять лет американцы вновь появились в Стране апачей. Однако теперь это были не трапперы, а многочисленная регулярная североамериканская армия генерала Керна. Но шли они не с аризонскими индейцами, а с главными врагами апачей — мексиканцами из Соноры, Чиуауа и Калифорнии. Мангас Колорадас был доволен. Он сказал Керну: «Берите у них все: Дуранго, Сонору, Калифорнию!» Апачи пустили на свои земли армию Керна.

Мангас Колорадас еще не знал, что через десять лет оружие американцев повернется против них, что государство, которое вырвет у Мексики Калифорнию и Неваду, а до этого Техас, не допустит существования независимого индейского государства в самом центре вновь обретенных североамериканских территорий.

«Золотая лихорадка» на земле Апачей

Однако гораздо раньше в Калифорнии начнется «золотая лихорадка». Самые отважные диггеры проникнут и в Страну апачей, обнаружив золото неподалеку от того места, где во времена Хуана Хосе мексиканцы добывали медь, — в Пинос-Альтос.

Золотая лихорадка в США

В это время именно здесь, рядом с Пинос-Альтосом, многочисленные американские подразделения намечали новые границы недавно завоеванных территорий, ранее принадлежавших Мексике. Поэтому золотоискатели неожиданно оказались под защитой американских войск, к которым апачи, соблюдавшие договор, относились достаточно миролюбиво.

Мангас Колорадас решил избавиться от нежданных гостей с помощью хитрости. Он посетил лагерь американских диггеров, сообщил им, что знает места, где можно найти золото в самородках, и пообещал отвести их туда за бутыль виски. Удивительно, но золотоискатели разгадали хитрость Мангаса и решили рассчитаться с вождем апачей. Они привязали его к дереву и избили ковбойскими лассо до беспамятства. Но Мангас Колорадас остался жив после этой расправы и снова ступил на тропу войны, на этот раз уже против американцев.

Объединение всех племен Апачей

Мангас Колорадас вынужден был объединить все самостоятельные племена апачей: мескалерских апачей во главе с вождем Гьян-На-Те, апачей Белых гор во главе с вождем Пьяхом и знаменитых апачей-чирикауа с их легендарным вождем Кочисом.

Однако вернемся к жене Мангаса, красавице креолке, из-за которой он когда-то бился насмерть с лучшими воинами племени. Хотя к этому времени она уже состарилась, но свою красоту передала трем дочерям. Мангас Колорадас выдал их замуж за вождей главных племен апачей, так что теперь он с ними состоял не только в дружеских, но и в родственных отношениях.

Вождь апачей-чирикауа Кочис

Вождь апачей Кочис

Наиболее известный из зятьев Мангаса Колорадаса, муж его самой красивой и самой любимой дочери, вождь апачей-чирикауа Кочис, прославившийся своим мужеством, до сих пор не выполнил пожелание тестя и жил с американцами в мире. Это было для него выгодно, поскольку именно через его земли проходила Тропа чирикауа, по которой двигались дилижансы из восточных районов Унии.

На земле чирикауа находилась и конечная станция дилижансов — так называемый Перевал апачей. Начальником станции был почтмейстер Уильям Уоллес. В двенадцати милях от станции американцы с согласия вождя Кочиса построили крепость Форт-Бьюхенен. На перевале было расположено еще одно поселение белых — поместье Айра Джона Уорда. Джон Уорд жил здесь со своей женой-мексиканкой, которую когда-то похитили апачи и у которой в плену родился сын — по отцу индеец. Апачи позволили ей покинуть лагерь, и она со своим сыном нашла приют в поместье Айра.

Однажды, когда Уорд гостил со своей женой у почтмейстера, в поместье проникнул отец мальчика и забрал сына. Вернувшись, Айр обнаружил исчезновение ребенка и обратился за помощью к коменданту крепости полковнику Питкейрну Моррисону. Полковник поручил поиски мальчика неопытному лейтенанту Джорджу Вескому.

Лейтенант с шестьюдесятью всадниками выехал из крепости и направился к стоянке Кочиса, расположенной возле источников питьевой воды, которые на этой выжженной солнцем земле были источниками жизни. Веском ворвался в апартаменты вождя и без церемоний приказал Кочису немедленно вернуть похищенного мальчика, пригрозив в противном случае держать под арестом вождя и всех его воинов до тех пор, пока мальчик не найдется.

Кочис честно признался, что он ничего не знает о похищении мальчика. Вождь напомнил лейтенанту, что он — друг американцев и до сих пор жил с ними в мире. Но Веском не обратил внимания на его слова. Он приказал солдатам окружить палатку вождя и объявил Кочиса пленником. Кочис молниеносно вытащил нож, разрезал палатку и сбежал. (Правда, в палатке осталось несколько членов его дружины.)

Апачи-чирикауа откапывают топор войны

Вечером того же дня, на Перевале апачей, Кочис со своими людьми напал на дилижанс из Калифорнии, единственный пассажир был убит, кучеру удалось выпрячь одну из лошадей и уйти от апачей. Когда Веском, забрав нескольких пленных, уехал со стоянки чирикауа, апачи захватили почтовую станцию на перевале, ее начальника Уоллса и его помощников Лайенза и Джордана.

Атака индейцев

На другой день апачи чирикауа захватили пять дилижансов и небольшой конвой, которые поднимались на Перевал апачей. Кочис предложил американцам обменять его воинов на служащих почтовой станции и пассажиров пяти дилижансов. Американцы отказались. Тогда на глазах у парламентеров начальника почтовой станции Уоллса привязали к хвосту коня Кочиса. Уоллс погиб в страшных мучениях.

Неосмотрительный Веском ответил массовыми убийствами: он приказал повесить всех пленных апачей. Тогда апачи-чирикауа выкопали топор войны и присоединились к воюющим племенам.

Мангас Колорадас со своими зятьями нанес удар по Пинос-Альтос: там промышляли золотоискатели, с которыми Колорадас еще «не рассчитался» за прошлые годы. Семидесятилетний великан атаковал город диггеров со всех сторон и в течение нескольких часов захватил его.

Постепенно Мангас Колорадас захватил и другие города Страны апачей, где ранее проживали американцы, так что в годы гражданской войны власть в Аризоне снова перешла в руки апачей. И их враги вновь вынуждены были прибегнуть к хитрости.

Убийство Мангаса Колорадаса

Американцы пригласили великого нан-тана (вождя) на мирные переговоры. Однако с одним условием: нан-тан придет один и без оружия. Невероятно, но Мангас Колорадас согласился. После пятидесяти лет непрерывной борьбы он, вероятно, желал спокойствия и мира для апачей.

Встреча состоялась 17 января 1863 года в городке Мак-Лейн. Была ночь. Командир отряда полковник Дж. Р. Вест предложил отложить переговоры до следующего дня. Он заверил Мангаса, что в военном лагере тот будет в полной безопасности, поскольку для его личной охраны он выделил двух солдат. Этим солдатам были даны четкие указания по охране главного вождя объединенных апачей.

Указания (по сведениям одного из калифорнийских солдат из отряда полковника) действительно были четкие:

«Ребята, он мне нужен мертвым, понимаете. Он мне нужен мертвым!»

Сердечно простившись со своим гостем, Вест ушел. Была холодная ночь, и вождь прилег у огня, и охранник Колье сунул в огонь острие своего штыка и вонзил раскаленную сталь Мангасу в икру ноги. Вождь попытался вскочить, но здесь был пущен в ход кольт второго его «охранника» солдата Мида. Тут же выстрелил и Колье. Тяжелораненый великан, нан-тан апачей, рухнул в пламя костра.

К утру костер погас, и в сером пепле угасла жизнь прославленного вождя апачей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *