Война — это изнурительный труд

госпиталь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 4,20 из 5)
Загрузка...

Моя война началась с записи в трудовой книжке: «Уволена в ряды РККА. 25 июня 1941 г. Госпиталь N 2015 Ленинградского фронта».

Первые дни, недели мы были заняты подготовкой к приему раненых. Из соседних домов к нам приносили посуду и все то, что нам может пригодиться. Какие же это необыкновенные люди ленинградцы!

Фронт приближался, и к нам стали поступать раненые. Среди них было много обгоревших танкистов.Запомнились они наиболее крепко. Может быть, потому, что больше всех нуждались в милосердии и помощи.

Машины с ранеными прибывали в большом количестве и круглосуточно. Почти каждый третий нуждался в срочной операции. У нас не было передышки, мы не различали день и ночь. Хирургическая обработка ран, ампутации… Очень сложные операции грудной и брюшной полости. Спасти — главная задача. И сколько жизней спасли, скольким солдатам и командирам помогли избежать полной инвалидности ведущий хирург госпиталя В.М. Белогородский, начальник отделения Т.В. Володимирова, М.И. Торкасевич и многие другие.

Видя ежедневный титанический труд наших хирургов, я всегда удивлялась, откуда они только черпали силы — стоять иногда сутками у операционных столов, а в минуты короткого отдыха, когда рука не могла больше держать скальпель, находить доброе слово для раненых, и для нас, своих помощников. Можно себе представить нашу радость, когда в феврале 1942 г. первая правительственная награда была вручена ведущему хирургу В.М. Белогородскому.

Колоссален был труд наших врачей, но я с не меньшим уважением думаю о подвиге незаметных тружеников милосердия — санитарок и медицинских сестер. И не потому, что сама была медицинской сестрой. Как неимоверно много было сделано, отдано сил, здоровья! Иной раз, усталые и обессиленные, девушки валились с ног, но, услышав стон раненого или зов «Сестра!», делали все, чтобы облегчить его страдания. Еще совсем юные сами, они по-матерински их выхаживали.

Милые, дорогие фронтовые подруги! Всегда восхищаюсь вашим мужеством, стойкостью, безграничной добротой, желанием помочь людям. Мы с вами знали только одно слово — «надо», великая фронтовая дружба помогла нам выжить и победить. Встречаясь каждый год 9 мая, мы испытываем чувство удовлетворенности от сознания того, что совесть наша чиста, что мы сделали все, что могли, для приближения Победы (Екатерина Антиповна Борисова (Дробина))

Светлые воспоминания

Окончив осенью 1941 г. курсы медсестер, я была направлена военкоматом в госпиталь на углу Кировского проспекта и улицы Скороходова, в котором работала дружинницей еще в финскую кампанию. После темного, будто мертвого от безлюдья города, пройдя проходную, я попала в оазис света и тепла. Казалось, нет блокады.

госпиталь

Во всем здесь чувствовалось крепкое и умелое руководство, во главе которого стоял начальник госпиталя, прекрасный организатор Соломон Яковлевич Фрейдлин. Сестры в белоснежных халатах и шапочках, раненые в чистейшем белье. Строгий режим лечебных процедур, сна, питания.

Обязательные ночные обходы начальника и комиссара. Продуманная и быстрая эвакуация раненых во время воздушной тревоги. Каждое утро конференции, проводимые начальниками отделений. Это было лечебное заведение, и в тоже время — воинская часть, что подчеркивали приказы, отмечавшие нарушения, а также благодарности отдельным врачам и сестрам.

Вспоминаю с улыбкой такой приказ: «Несмотря на неоднократные предупреждения о том, что больные моются в ванной с 10 час. утра до 14 час., вчера 3-е хирургическое отделение мыло своих раненых во время тихого часа. В связи с этим объявляю строгий выговор начальнику отделения».

Я работала в глазном отделении. До начала службы в госпитале, прожив полгода в блокадном городе, разучилась смеяться, вся как-то сникла, первое время с трудом поднималась на свой 3-й этаж. Госпиталь спас меня от голодной смерти в мои 22 года, вернул к жизни.

Большинство сестер и санитарок госпиталя было из студенток ленинградских вузов. На центральном посту нашего отделения работала Лида Чистякова. Меня поражала ее жизненная энергия. Маленькая ростом, с большими черными глазами и смешной челкой. Лида честно, добросовестно выполняла назначения врачей, но как-будто не это считала главной своей обязанностью.

Для нее важно было создать у больных хорошее настроение, чтобы они забыли на время свои недуги. И это ей прекрасно удавалось. Халатик мелькал между палатами, где раздавался смех, иногда звучал патефон, царила обстановка радости. Сама Лида всегда улыбалась, шутила. Как я ей завидовала! Ее очень любили раненые, она обладала обширной корреспонденцией — письмами с фронта от выписавшихся бойцов.

Весной начальство госпиталя распорядилось посадить в обширном саду госпиталя овощи, различную зелень, за которыми ухаживали прикрепленные к «огороду» медсестры. В результате раненые получили натуральные витамины.

Вот так и жил госпиталь. Навсегда останется он в моей памяти примером тому, что любовь к Родине, талантливость и оптимизм ее народа помогли победить фашизм (Софья Павловна Глазунова)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *