Война закончилась теперь можно и снова в школу

ПОезд, взорванный партизанами ВОВ

Мина сработала отлично. Грузовик кувырнулся, полетел в кювет вверх колесами, и когда ребята выскочили на дорогу, услышали вдруг, как неподалеку совсем, за поворотом, тарахтят немецкие мотоциклы.

Парни бросились в лес. Бежали напролом через кустарник, раздирая в кровь лицо и отстреливаясь. Алексей Карнач слышал позади злобный собачий лай и тяжелый топот, видел, как мелькают среди деревьев серые силуэты.

Казалось, еще немного совсем, и немцы сожмут кольцо, и ничего не останется больше, как автоматный диск и последняя граната… Но они вырвались все-таки— прямо к вражескому посту. И залегли там, замерли, боясь шелохнуться. Пересохло во рту, кровоточили исцарапанные руки. В лесу, стреляя по кустам, бродили немцы. Им было невдомек, что партизаны пойдут на пост, на пулеметы…

Ребята возвратились в лагерь ночью. Без потерь.

Собрались в землянке и расселись на нарах, густо дымя цигарками. Заместитель комиссара по комсомолу Миша Сенчук объявил повестку дня и сказал, что сегодня будут принимать в комсомол партизана Карнача. Если есть вопросы, пусть задают, пожалуйста. Алексей поднялся, одернул рубаху под ремнем, пригладил волосы.

— С какого года воюешь? — раздалось из темноты.

— С июля сорок второго, — ответил Алексей.

— Год рождения?

— Тысяча девятьсот двадцать восьмой.

— Да, — хмыкнул кто- то. — Да это ведь еще пацан совсем.

— У него уже есть правительственные награды и благодарности от командования, — строго поправил Сенчук. — У кого еще вопросы?

— Принять, — загудели хлопцы. — Парень боевой, что надо.

— Тогда прошу поднять руки, — сказал Сенчук и рассмеялся вместе со всеми, потому что руки здесь при всем желании разглядеть было невозможно.

И снова бои. Засады на дорогах. Ноющие от усталости плечи под тяжелыми ящиками тола, сброшенные взрывами под откос поезда и изнурительные многокилометровые марши. Летом сорок четвертого года, когда отряд держал оборону, он увидел, как разведчик, улыбаясь во весь рот и приложив руку к косматой папахе, докладывал командиру, что встретил на дороге за лесом советские пушки. А потом.

Это было замечательное, необыкновенное утро. Свежее, чисто умытое небо распахнулось над Минском. Звенели оркестры. И он шел, четко печатая шаг, в партизанском параде, поблескивая медалями и крепко прижав к груди автомат.

Через несколько дней попутный военный грузовик увозил его домой, в Червень.

Ребенок передает разведданные партизанам ВОВ

Он снова пошел в школу, теперь уже в седьмой класс. Ребята избрали его комсоргом, и он допоздна просидел, готовясь к собранию. А утром сквозь сон услышал, как изумленно и громко заойкала вдруг соседка, как вскочила и бросилась к двери сестра.

Он тоже поднялся, зашлепал босыми ногами к окну и, распахнув его, увидел человека в военной форме. Он рванулся вперед и закричал, и не мог никак выбраться из окна, и тогда отец подбежал к нему и крепко обнял за плечи. Они так и застыли, обнявшись, глядя друг на друга мокрыми счастливыми глазами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *