Волжские плесы

Волжская Военная флотилия
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В мае 1943-го гитлеровцы сбросили в Волгу 364 мины. А с 1 июня по 10 июля на Нижней Волге противник поставил всего 45 мин. Он все еще пытался наносить бомбовые удары по судам и береговым объектам. Но система противовоздушной обороны действовала четко. Гитлеровским летчикам не удалось повредить ни одного судна.

К концу июля воздушные налеты стали все реже, а затем и совсем прекратились.

К 1 августа моряки уничтожили 208 мин, в реке еще оставалось 392 мины (из тех, что мы насчитали с начала мая). Во время интенсивных налетов вражеской авиации у нас не хватало ни сил, ни возможностей приняться за очистку главных фарватеров, засоренных минами и остатками погибших кораблей. Едва успевали поддерживать в порядке обходные пути.

В период весеннего паводка это более или менее устраивало судоводителей. Но когда наступила межень с ее мелководьем, плавание на отдельных участках стало мучением. И хотя в июле речники Волги добились большого успеха — они перевезли миллион тонн нефтепродуктов, — но из 86 пароходов заданную техническую скорость выдержали только одиннадцать. Объяснялось это и мелководьем и тем, что капитаны, опасаясь мин, старались вести корабли по стрежню — месту самому глубокому, но и с самым быстрым течением.

Превосходный знаток Волги капитан-наставник Н. И. Чадаев многое сделал для использования тиховодов — участков с медленным течением, но и это не было выходом из положения. Надо было открывать главные фарватеры. Теперь мы могли туда направить тральщики, земснаряды, водолазов.

Капитаны с восхищением отзывались о камышинском боевом участке. Там трудностей, вызванных падением уровня воды в реке, не знали. А вскоре командир 2-й бригады траления Всеволод Алексеевич Кринов позвонил к нам в штаб:

— Тральщики вам нужны? Могу уступить десятков шесть кораблей.

Мы, конечно, обрадовались. Все тральщики были направлены на участок ниже Сталинграда. Я заинтересовался, как это удалось Кринову так быстро разделаться с минами. Еду в Камышин. Всеволод Алексеевич говорит:

— Не нас благодарите, а Симонова, начальника технического участка. Я сейчас приглашу его, он сам вам все расскажет.

Н. И. Симонов и В. А. Кринов поступили очень хитроумно. В паводок они закрыли главные фарватеры и пустили суда по воложкам, которые обычно не используются для судоходства. Все время, пока стояла высокая вода, суда ходили здесь. Гитлеровцы, заметив это, налетали сюда, ставили мины. Кринов посылал тральщики, они очищали дорогу, и суда спокойно шли по извилистым протокам. А когда там стало мелко, Кринов и Симонов открыли законсервированные до этого главные фарватеры — глубокие, широкие и — без единой мины. Потому Кринов и смог помочь соседу своими тральщиками. Они ему больше не нужны были. Командир бригады оставил в своем распоряжении лишь несколько катеров и водолазные боты — они выискивали и уничтожали мины в воложках. Хотя суда там теперь почти не появлялись, оставлять опасные гостинцы было нельзя.

1-й бригаде траления, отвечавшей за участок Сталинград — Замьяны, работы оставалось еще непочатый край. Наряду с тралением (а здесь было много неучтенных прошлогодних мин) моряки убирали с фарватеров затонувшие суда, организовывали дноуглубительные работы. Во всех этих делах самое активное участие принимали руководители районов Сталинградского участка пути К. С. Емельянов и Б. М. Хижов.

Уничтожать мины, место падения которых хорошо известно, намного легче. Теперь же мы брались за участки, где точного местонахождения мин никто не знал. Здесь главные надежды приходилось возлагать на минную разведку. Ею занимались прежде всего дивизионные минеры. С одним из них я несколько раз встречался на фарватерах Каменного Яра. Старший лейтенант Виктор Яковлевич Симановский вместе со своими подчиненными метр за метром исследовал дно. Отдельные участки тральщики утюжили десятки раз. А потом вдруг на мину натыкались водолазы. После столь усиленного траления она лежала целая и невредимая. Приходилось подрывать патроном. О том, насколько трудоемким стало траление, можно судить по тому, что целый дивизион в июле вытралил всего три мины. К осени это количество увеличилось до шести. И это считалось большим достижением. В. Я. Симановский был признан одним из самых умелых и удачливых минеров.

Теперь мы внимание всего нашего политического аппарата нацелили на помощь 1-й бригаде траления. Бондаренко и работники политотдела флотилии находились там днями и неделями. По нашему настоянию Главное политическое управление разрешило создать на бригаде печатную газету «На боевом галсе». Редактором ее назначили молодого политработника лейтенанта Льва Георгиевича Манушкина. Газета быстро завоевала популярность. Манушкин сколотил работоспособный военкоровский актив. Газета оперативно, по-деловому распространяла опыт передовиков траления, боролась за повышение боевого мастерства и укрепление дисциплины. С 7 июля по 15 ноября вышло 29 номеров многотиражки. Когда задачи траления были в основном выполнены, газета прекратила существование.

В то время когда тральщикам было работы невпроворот, другие наши корабли оказались не у дел. Правда, стоять им не приходилось. Большинство их включилось в перевозки — доставляли срочные грузы, буксировали баржи. А случался перерыв в этих работах, моряки проводили учения. Учились наступать: совершенствовались в стрельбе по берегу — по танкам и огневым точкам, высаживали десанты, поддерживали их огнем. Помнится, большое учение, в котором участвовали десятки кораблей, проводилось на тему: «Прорыв укрепленного водного района противника». Руководил учением начальник штаба флотилии В. В. Григорьев. Моряки действовали с подъемом, большим размахом. На реке и на берегу весь день гремели залпы, катилось тысячеголосое «ура».

Волжская Военная флотилия

Моряки усиленно готовились к новым битвам. Знали, что бои не за горами. Наши войска подошли к Днепру. Значит, морякам там найдется дело. И действительно, скоро нам приказали погрузить на платформы восемнадцать бронекатеров. Они отправлялись на запад, на Днепр. На новые боевые дела уходили прославленные гвардейские экипажи. Дивизионы возглавляли их прежние командиры капитан 3 ранга А. И. Песков и старший лейтенант И. М. Плехов. Иван Михайлович Плехов уезжал со своим братом юнгой Виктором: юноша упросил командование разрешить ему служить в одной части со старшим братом.

Командующим Днепровской флотилией был назначен В. В. Григорьев. Тепло прощаемся с ним, желаем Виссариону Виссарионовичу больших боевых успехов.

Пройдет несколько месяцев, и корабли молодой флотилии прославятся геройскими делами. Воспитанники Волги старшины 1-й статьи А. Н. Столяров, Г. П. Казаков, старшина 2-й статьи А. В. Фирсов станут Героями Советского Союза.

Грузим на платформы наши юркие полуглиссеры. Мы еще не знали тогда, что многие из этих легких катеров дойдут до самого Берлина.

Жизнь Волги все более входила в мирное русло. Поднимался из руин Сталинград. Наш «Железнодорожник» перешел в восстановленный Сталинградский порт. Ремонтировались поднятые со дна суда. На волжских плесах показались рыбацкие баркасы — вновь набирали силу рыболовецкие колхозы.

По мере того как Волга освобождалась от мин, наши друзья речники, которые когда-то так охотно делились с нами своими судами, начали с вожделением поглядывать на наши корабли. Мы понимали, как нужны волгарям буксиры и катера. С разрешения командования начинаем постепенно возвращать суда прежним владельцам. Снимаем с канлодок пушки и пулеметы. Теперь они снова стали обычными буксирными пароходами.

А потом очередь дошла и до тральщиков. Уже осенью многие из них были возвращены Речфлоту.

Освобождающиеся моряки уходят на Днепр. Несколько бронекатеров и морских охотников отправляем на Черное море — они примут участие в освобождении Крыма, а затем вольются в состав Дунайской флотилии.

Одного за другим провожаем штабных офицеров, работников политотдела.

12 октября 1943 года командование флотилии доложило Наркому Военно-Морского Флота: боевой приказ выполнен, минная опасность на Волге ликвидирована, фарватеры очищены, плавание по реке безопасно.

За навигацию 1943 года по Волжской магистрали прошло около 8000 судов. Перевезено более 6 миллионов тонн нефтепродуктов. Моряки флотилии вытралили более 600 магнитно-акустических мин. Главный наш успех — не была потеряна ни одна баржа с топливом.

Мы прощаемся с Волгой. Все получили новые назначения. Я еду на Северный флот. Не терпится скорее увидеть безбрежный морской простор. И с Волгой расставаться грустно: столько пережито на великой русской реке, со столькими чудесными людьми свела меня здесь судьба. Но знаю: мы встретимся — ведь все мы одно дело делаем.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *