Воспоминания защитника каменоломен Аджимушкая Колесникова

Колодцы Аджимушкай

«Операцию делал молодой врач госпиталя. Ампутация ноги в условиях подземелья, без средств обезболивания, без наркоза кажется невероятной… Дали Исакову стакан самогонки, которую гнали для госпиталей, а я сидел рядом и крутил ему непрерывно цигарки с крепким табаком.

Отпиливают ногу обычной пилой, он стиснул зубы, испарина на лбу, а я уж боюсь за молодого врача — как бы он сам сознание не потерял… Могучий организм Исакова выдержал, дело пошло на поправку, он уже начал вставать с госпитальной койки. Солдаты сделали ему специальный протез, он был доволен — руки освободились, будет чем оружие держать…»

Тяжелые условия не пощадили С. М. Исакова — он умер, как и многие другие, от голодной смерти. Но его выдержка и воля оказали сильное влияние на многих раненых, поднимая их к жизни порой из безнадежного состояния.

Старший лейтенант Павел Сидоров, молодой командир комсомольского возраста, стал начальником штаба. Иные недоумевали, как И. М. Ягунов мог взять себе в помощники неопытного лейтенанта. Однако в Сидорове привлекало сочетание неуемной энергии с рассудительностью.

Это, видимо, и ценил в нем П. М. Ягунов, знавший его еще по совместной службе в Бакинском пехотном училище. Павел Сидоров родился в Смоленской области, учился в военном училище, приезжал в отпуск в родную деревню. Запомнился односельчанам стройным, всегда улыбающимся.

После года войны родным пришло извещение: «Пропал без вести». Больше никаких документов о нем не сохранилось…

Два друга, Андрей Пирогов и Сергей Терентьевич Колесников, оба интенданты II ранга, что соответствует званию майора, служили в 51-й армии.

В гарнизоне появились почти одновременно. В Центральных катакомбах они отвечали за все тыловые службы, продовольственные склады, снабжение, что требовало предельной добросовестности и2 бойца в катакомбах вов

«В эти дни уже понимали главное — фашисты нас не сломили, основное мы сделали — сражаясь в катакомбах, мы фактически сорвали десант фашистов на Тамань. Они побоялись в летние месяцы высаживаться с керченского берега, имея позади себя под землей вооруженную воинскую часть…» Сознание выполненного долга прибавляло столь необходимые в эти дни силы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *