Воспоминания защитника каменоломен Аджимушкая Стеценко

Надпись на стене в каменоломнях Аджимушкая

К сожалению, сброшенные с самолетов тюки и мешки часто попадали в расположение противника.

После того как в Центре получили очередную радиограмму Жени Дудник, было принято решение о заброске в район каменоломен еще одного разведдесанта под командованием И. Ф. Стеценко. В десанте участвовали 34 разведчика — добровольцы. Им выделили военный катер. Ставился вопрос о последующем выводе из окружения подземного гарнизона, о взаимодействии при возможном десанте.

Первая разведгруппа из четырех бойцов и политрука-командира переправилась на керченский берег. Договорились, что, установив связь с каменоломнями, разведгруппа будет три ночи подряд с 12.00 до 2.00 разжигать костры. Костры горели в разное время, их видели с самолетов летчики, сбрасывавшие боеприпасы и продовольствие. Разведгруппа не вернулась, как не возвращались и другие.

Спустя годы нашелся разведчик, Валентином Михайловичем Молчановым, который входил в группу, добравшуюся до керченского берега. С осени сорок второго года он воевал в 255-й бригаде морской пехоты. Но к сожалению его не успели расспросить и он скоропостижно скончался.

Но факт остается фактом: весь июнь и в начале июля предпринимались попытки связаться с каменоломнями. Неравный поединок подземной крепости с фашистами продолжался.

«А все-таки мы победим!»

Неожиданные атаки из-под земли каждую ночь держали фашистов в напряжении. Хотя наутро, подтянув свежие силы, немцы снова сжимали кольцо окружения, каждую такую вылазку бойцов каменоломен мы вправе назвать победной. Но не только и не столько победой оружия — победой духа. Ибо здесь, под маленьким крымским поселком, как и на всех фронтах Великой Отечественной войны, шла схватка мировоззрений.

Единая железная воля, готовность в любую минуту отдать жизнь за идеалы своего социалистического Отечества, а отсюда сознательная строжайшая дисциплина в самой трудной обстановке — вот из чего складывался тот боевой дух, который противопоставили врагу воины подземного гарнизона. Этот дух поднимал горстку истощенных людей в ночную атаку, это его непобедимая мощь обращала в бегство вооруженных до зубов солдат фашистского охранения.

По радио принимали сводки Совинформбюро и последние известия. Эти сообщения политруки немедленно доводили до всего личного состава, по материалам известий проводили беседы.Боевой листок ВОВ

Выходили «Боевые листки» — за этим тщательно следили политработники и секретари партийных организаций. Драгоценное горючее для гильзы-коптилки не экономилось, если освещало стену, где появился свежий номер стенгазеты.

Регулярно перед личным составом выступали агитаторы. И первыми среди них были полковник П. М. Ягунов и комиссар И. П. Парахин. Использовалась и наглядная агитация. Только полотнищами для плакатов служили серые камни Аджимушкая. Штыки агитаторов на многие годы врезали в их твердь: «Выстоим, товарищ!»; «Смерть, но не плен!»

Шли политзанятия.

Из найденного в катакомбах журнала учета видно, что политрук П. Л. Овчаров по плану в намеченные дни проводил беседы на следующие темы:

  1. Трус и паникер — худший враг в бою, он преувеличивает силы врага и преуменьшает силы своей части… 26/V 1942 г. Овчаров.
  2. Дисциплина — залог успехов в бою, дисциплина рождает героев. Будь дисциплинированным воином… 27/V 1942 г. Овчаров.
  3. Герой Советского Союза и гвардеец — образец (выполнения) священного долга перед Родиной. 28/V 1942 г. Овчаров».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *