Восстановить связь и взять языка

сильный орудийный обстрел
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Конец ноября 1941 года был ненастным, все время шел мокрый снег. Гитлеровцы вели сильный орудийный обстрел. Снаряды сначала падали с большим перелетом, потом стали рваться в расположении нашей батареи.

Вреда они особого не причинили, но связь между огневой позицией и командиром батареи была нарушена. Телефонисты Джаффаров и Носкова несколько раз пытались восстановить поврежденную линию. Но каждый раз снаряды, словно по заказу ложились вокруг них. Стало ясно, что где-то невдалеке сидит фашистский корректировщик.

Мария Носкова и Джимшут Джаффаров пошли на хитрость. Они переоделись в одежду деревенских подростков. Спрятав под одежду оружие, нагрузились охапками хвороста, рассчитывая, что гитлеровцы не будут стрелять по мирно шагающим юноше и девушке. Но немцы снова обстреляли их. Укрываясь от огня, связисты забежали в подвал разрушенного дома и там наткнулись на двух женщин. Те испуганно переглянулись, одна из них потянулась к подолу юбки. Показались сапоги и брюки. Джаффаров вскинул автомат и крикнул:

— Хенде хох!

То же сделала и Носкова. «Женщины» медлили.

— Э, давай быстрей, нам надо связь делать, — поторопил их Джаффаров.

Враги сделали вид, что не понимают русского языка.

Учащенно забилось сердце девушки, кровь ударила в голову, но она постаралась спокойно поднять автомат, нацелить его на переднего и произнести:

сильный орудийный обстрел

— Джимшут, чего с ними возиться? Прикончим.

Девушка не шутила. И фашисты это поняли. Один из них тотчас же на чистейшем русском языке начал просить пощады. Связисты на какое-то время опешили от неожиданности. В это время другой как кошка прыгнул на Джаффарова и ударом кулака в лицо свалил его.

Джимшут, изо всех сил стараясь перебросить фашиста через себя, почувствовал, что другой гитлеровец лихорадочно пытается дотянуться пальцами до его горла. Улучив момент, Джаффаров зубами вцепился в руку врага. Раздался дикий крик, фашист отшатнулся от бойца. В эту секунду Мария ударила его прикладом по голове, затем куда попало еще раз, еще, еще…

Удары сыпались одни за другим. «Это за папу. Это за маму. Это за сестренку. Это за Ленинград…» — приговаривала девушка. Джимшут тем временем оглушил «своего» немца, обезоружил, связал ему руки телефонным кабелем. Оставив его под присмотром Марии, он сбегал, восстановил телефонную связь.

Теперь можно возвращаться к своим. Но гитлеровец категорически отказывался идти. Пришлось стукнуть его по голове: давай, мол, шагай. Тот сделал шаг и остановился. Тогда вперед вышла Мария — решительная, разгоряченная, со сверкающими от гнева глазами. Поднеся автомат к лицу врага, она властно приказала:

— Вперед!

Немец подумал, подумал и пошел.

Привели его в штаб, развязали. Он обвел всех глазами и попросил:

— Дайте закурить махорочки.

— Махорочки? — возмутилась Носкова. — А пули не желаешь?

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *