Восточный сектор обороны Одессы

восточный сектор
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вплотную к селу Усатово примыкает Хаджибейский лиман — большой водоем протяженностью более тридцати километров, шириной до трех. По его западному берегу и проходила незримая разграничительная линия между Западным и Восточным секторами обороны Одессы. Уже упоминалось о том, что поначалу оборона этого сектора складывалась трудно, поскольку 30-я Иркутская стрелковая дивизия, которая должна была защищать его, осталась по другую сторону вражеского клина и соединиться с Приморской армией так и не смогла. Как пластырем заделывается пробоина корабля, так наспех созданными или взятыми от других соединений войсковыми частями была прикрыта брешь в обороне города.

Таким «пластырем» стал сводный отряд комбрига Монахова, штаб которого находился в Лузановке. Благодаря этому отряду цель — остановить врага или, по крайней мере, замедлить темпы его продвижения к Одессе — была достигнута.

30 августа из Новороссийска прибыли первые десять маршевых батальонов общей численностью 5 тысяч человек. На причалах тут и там слышался разноязыкий говор.

С большим радушием, как братьев, встречали бывалые воины вновь прибывших, значительная часть которых, около полутора тысяч человек, была направлена в самый беспокойный Восточный сектор.

Тогда же и создали Одесскую дивизию. Одесской ее назвали потому, что большую часть ее составляли народные ополченцы-одесситы.

При ее формировании в городе мобилизовали буквально всех, кто мог носить оружие. Лозунг «Все на защиту Одессы» был полностью претворен в жизнь.

Вскоре эта дивизия получила наименование 421-й стрелковой. Командиром ее назначили бывшего командира Тираспольского укрепленного района полковника Г. М. Коченова.

Входили в эту дивизию те же войсковые части и подразделения, которые раньше составляли сводный отряд. Командир отряда комбриг Монахов был назначен начальником Одесского гарнизона.

восточный сектор

Артиллерийскую поддержку дивизии осуществляли прибывшие из Южного сектора 134-й армейский гаубичный полк, а также береговые батареи и военные корабли Черноморского флота.

На противоположном берегу Хаджибейского лимана издали видно огромное здание — здесь базировались небольшие гидросамолеты МБР-2, принимавшие активное участие в боевых действиях под Одессой.

Проехав по дамбе лимана, отделявшей его от Пересыпи, вы подниметесь на Жевахову гору, за которой расположен другой, примерно такой же по размерам лиман — Куяльницкий. Вдоль межлиманья проходит шоссейная дорога на Балту. На 21-м километре от Одессы вы увидите памятник пояса Славы. Наш очередной рассказ о событиях, происходивших здесь в августе 1941 года.

В те суровые дни между Хаджибейским и Куяльницким лиманами держал оборону отдельный батальон 136-го запасного стрелкового полка.

Обычно запасные полки на передовую не посылали. За их счет, как правило, пополнялись другие войсковые части. После краткосрочного обучения запасников отправляли на фронт, чаще всего небольшими группами. На этом их связь с полком прерывалась.

Но иногда на передовую посылали не группы, а целые подразделения полка, во главе с теми же командирами, которые их обучали. В этом случае ушедшие подразделения продолжали числиться в полку и находились в нем на всех видах довольствия.

Так один из запасных батальонов попал в межлиманье на боевые рубежи защитников Одессы.

Вначале обстановка здесь была сравнительно спокойной. Но со второй половины августа положение изменилось в худшую сторону. Противник, подтянув два полка, перешел в наступление.

Запасники сражались самоотверженно, но в конце концов батальон вынужден был отойти.

В это время фашисты просочились в расположение 1-го дивизиона 134-го армейского гаубичного полка и окружили наблюдательный пункт его третьей батареи. На НП находился командир батареи лейтенант Увакин с двумя корректировщиками и связным.

«Рус, сдавайся!» — кричали фашисты.

Им отвечал автоматный огонь. Уже 23 трупа валялись вокруг наблюдательного пункта, а бой разгорался с новой силой. Но вот кончились патроны, брошены последние гранаты. И тогда лейтенант Увакин включил рацию и вызвал огонь своей батареи на себя…

Четверо смельчаков погибли героями.

Тяжелое положение межлиманцев заметили с противоположного берега Хаджибейского лимана. Начальник артиллерии Западного сектора полковник Д. И. Пискунов заранее позаботился об артиллерийской поддержке своего соседа справа и в трудную минуту его 397-й артполк (под командованием майора П. И. Полякова) открыл сокрушительный огонь по наступающей между лиманами вражеской пехоте.

Пришла подмога и с противоположной стороны Куяльницкого лимана — 3-й батальон 54-го Разинского стрелкового полка. Совместными усилиями двух батальонов наступающие части были остановлены в 5-6 километрах от Пересыпи. Дальше отступать было нельзя—создавалась угроза изоляции всего Восточного сектора.

20 августа еще одна атака противника. На этот раз необычная — психическая!

В 10 часов утра из своих траншей поднялись вражеские цепи. Раздался барабанный бой, и, перестроившись в колонны, солдаты во главе с офицерами двинулись к позиции 3-го батальона разинцев, которым командовал капитан С. А. Телятник.

— Без команды не стрелять! — приказал он.

В наступившей тишине раздавался лишь гулкий стук солдатских сапог. Разинцы напряженно ожидали начала боя.

Наконец послышалась команда комбата: «Минометы — огонь!»

Было хорошо видно, как в гуще колонн рвались мины, как падали солдаты, смыкался строй и снова шел вперед. Но идущих становилось все меньше и меньше.

Реже гремели барабаны. А затем смолкли совсем…

Когда до линии наших окопов оставалось менее ста метров, капитан Телятник поднял батальон в контратаку. Немногим атакующим удалось спастись бегством.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *