Вождь Джеронимо против американцев

Индейцы стреляют из лука

Свободные апачи, охотившиеся во время битвы у Трес — Кастильос на оленей, а также те, кто скрывался в горах, после смерти Викторио вновь объединились под руководством заместителя Викторио — вождя Нана.

Нана был уже очень стар. В день своего восьмидесятилетия он организовал «рейд», который убедил жителей юго-западных областей, что даже возраст не помеха для соратника Викторио.

За восемь недель горстка апачских воинов Нана одолела тысячи миль, провела восемь сражений и боев с американцами. Во всех боях побеждали превосходящих их по численности противников, убили пятьдесят американских солдат, захватили более 200 лошадей и ушли от войска, которое их преследовало (это войско насчитывало более тысячи солдат и четыреста местных добровольцев), на мексиканскую сторону в глубь Сьерра- Мадре.

Во время этого молниеносного «рейда», который по своим масштабам превзошел все победы Викторио на американском юго-западе, этот восьмидесятилетний старец взял в плен двух красавиц из Техаса (впоследствии они вернулись в Соединенные, Штаты). Нана до самой смерти проживал в своей крепости в сонорских горах. Отсюда, когда он уже не смог выезжать, Нана руководил набегами (обычно его заменял помощник Локо, по-испански безумец). В конце концов Нана объединился в Сьерра-Мадре с вождем другой известной группы неукротимых — с легендарным Джеронимо. Нана стал советником и заместителем этого бесстрашного борца, который пользовался большим уважением апачей, проживающих по обе стороны границы.

Джеронимо «человек-тигр»

Имя Джеронимо на языке апачей звучало как Гойатлай, что значит зевающий, сонный. Однако характер вождя не соответствовал его имени. Один его американский противник, Серый волк, называл его Джеронимо — «человеком- тигром». Генерал Майллз — второй противник — так отзывался о вожде:

«Джеронимо — самый ужасный, самый страшный из всех когда-либо живших индейцев»

Вождь Джеранимо

Однако прежде чем приступить к рассказу о «человеке-тигре», «самом ужасном из всех когда-либо живших индейцев», следует вспомнить отдельные факты, имеющие большое значение для понимания «войны Джеронимо».

На юго-западе, также как когда-то в прериях, никогда не велась систематическая борьба всех индейцев против всех белых — не было всеобщей «войны рас». Например, отдельные группы апачей боролись против жителей штата Сонора, в то время как с жителями штата Чиуауа или с шахтерами Нью-Мексико они жили в мире. Позже, в период «рейдов», апачские племена подразделялись на несколько частей. На тропу войны выходила одна часть племени, в то время как другая часть того же племени сохраняла мир с врагами своих братьев.

Джеронимо свою войну начал независимо от Мангаса, Кочиса и последователей Мангаса. Он боролся и тогда, когда эти вожди отказались от военных набегов. В то время как другие апачские группы начинали добровольно возделывать землю — он оставался на тропе войны. Он не смирялся.

Убийство жены Джеронимо

Непримиримость Джеронимо имела свои корни. Он родился в лагере мимбреньо в семидесятые годы, после посвящения его в мужчины, он женился на самой красивой девушке своего племени и, как утверждала молва, на самой красивой девушке всех апачских племен в Аризоне. Ее звали Алопе. Племена Гойатлая и Алопе в то время жили в мире с бледнолицыми штата Чиуауа, что позволяло апачам раза два в год появляться на рынках в городах штата, где индейцы меняли свои изделия на пинолу и другие товары. Как-то раз апачи собрались на рынок в Касас-Грандес. Недалеко от этого городка они разбили свой лагерь. Дети и женщины, среди них была и Алопе с тремя маленькими сыновьями, остались в лагере, а мужчины отправились в город. Когда через несколько часов веселые апачи вернулись с рынка в лагерь, все их женщины и дети были убиты.

Алопе- женщина индеец

Случилось это так. О приходе большой группы апачей — мимбреньо в Касас-Грандес знали не только креольские жители штата Чиуауа, но и креолы из других штатов северо-западной Мексики. В соседнем штате Сонора правил тогда жестокий тиран генерал Карраско. Он решил укрепить свою власть, напав на ненавистных, внушающих страх апачей. Поэтому со своим войском он перешел границу штата Чиуауа, подошел к Касас-Грандес и из укрытия наблюдал за лагерем апачей. Как только мужчины ушли в город, генерал напал на лагерь, подверг истязаниям несколько десятков детей, женщин сначала отдал на потеху своим солдатам, а затем убил. Первой жертвой Карраско стала Алопе.

Когда Джеронимо с мешком пинолы для детей и украшениями для своей красавицы жены вернулся с рынка, он нашел ее обезображенный труп в своей палатке. И Джеронимо поклялся мстить до самой смерти. Однако нашелся другой человек, который отомстил за беззащитных женщин и детей. Через несколько месяцев их жестокий убийца был отравлен в Соноре своими людьми. Массовое убийство индейцев не помогло тирану удержаться на троне.

Апачи Джеронимо в резервациях

В последующие годы апачи Викторио, Нана, Джу и другие нападали на юго-западные территории Соединенных Штатов. Джеронимо и его дружина пока свободно передвигались по Аризоне и Нью-Мексико. Отсюда они предпринимали набеги на северные мексиканские штаты. Наиболее известным был «рейд» Джеронимо по северной Мексике, завершившийся взятием города Крассанас в штате Чиуауа.

Апачи в резервациях

В середине семидесятых годов американцам все же удалось загнать апачей Джеронимо в резервацию Сан-Карлос. Однако неукротимый Джеронимо и в резервации поднял свое племя на борьбу. Сопротивление их было подавлено, и комендант резервации Джон Клан посадил Джеронимо в тюрьму. Но Клан ушел со своей должности, а новый комендант не знал, кого он держит за решеткой, и Джеронимо был освобожден.

Он снова установил связь с наиболее непокорными членами племени, находящегося в Сан-Карлосе, и вскоре тайно увел их из ненавистной резервации. При побеге они убили командира «индейской полиции» резервации Альберта Штерлинга и уничтожили один отряд Шестой кавалерии, пытавшийся их преследовать. Затем Джеронимо, ярый враг мексиканцев, после двадцати лет набегов на северные области Мексики вынужден был уйти.

Для своей основной стоянки Джеронимо выбрал обширную каменистую долину в центре сонорской части Сьерра- Мадре, которую со всех сторон окружали ущелья. Сосновые леса снабжали новых жителей лесными плодами, водилось в них много животных, прежде всего оленей.

Последняя война апачей

Индейцы, поселившиеся в каменном «замке», со временем вышли на связь с дружинами вождей Хато, Локо, Нохито Дружины выбрали главным вождем «самого ужасного из всех индейцев», «человека-тигра» — неукротимого.

Последняя война апачей продолжалась. Снова отправлялись в Техас и Аризону отдельные дружины, чтобы захватить для своей горной республики оружие, продукты и лошадей. Самый известный такой «рейд» был предпринят весной 1883 года вождем Хато (Плоский нос) с двадцатью пятью воинами Джеронимо. «Рейд» продолжался всего шесть дней, апачи как вихрь пронеслись по Нью-Мексико и Аризоне, захватив более ста лошадей и убив десятки американцев, причем сами они не имели потерь.

Нападение индейцев на город

Легендарный набег Плоского носа на юго-запад Америки имел в Соединенных, Штатах большой резонанс (хотя бы потому, что его жертвами стали известный судья X К. Мак-Комас и его жена, сестра известного в те времена поэта Айронквилла, которую апачи Убили недалеко от города Сильвер-Сити). Джеронимо мстил за убийтсво своей семьи.

Хато — за своих мертвых братьев. Американская общественность требовала отмщения за убитых в Сильвер-Сити. Око за око, зуб за зуб! Кто же мог справиться с этими уже немногочисленными бронхо.

Генерал Крук убеждает апачей вернуться в резервации

Правительство снова направило генерала Крука на юго-запад. И не только на юго-запад. Крук, сопровождаемый несколькими мексиканскими полками и индейскими следопытами из резерва ций — членами «индейской полиции», проследовал прямо в «осиное гнездо» — в крепость Джеронимо в Сьерра-Мадре.

Опытные следопыты, в данном случае парламентеры, быстро добрались до крепости. Они шли к Локо, Доку, Хато и Нахито лишь с одним предложением: возвращайтесь в резервации, а я, нан-тан Люпан — Серый волк, гарантирую вам, что с вами будут обращаться как с людьми, как с друзьями, а не военнопленными».

Генерал Крук и на этот раз добился невозможного. Уже через восемь дней после первой встречи сдались воины Нана, затем еще около ста воинов, и наконец в лагерь Серого волка пришел сам Хато — Плоский нос.

Индейцы едут в резервации

Джеронимо не оставалось ничего другого, как сдаться Круку. Серый волк и на этот раз выполнил свое обещание. Шестнадцать последних, самых мужественных воинов Джеронимо с семьюдесятью женами и детьми спокойно вернулись в резервацию.

Крук даже направил к Джеронимо своего личного заместителя лейтенанта Девиса, который, не вмешиваясь в дела апачей, должен был сопровождать дружину Джеронимо из Сьерра-Мадре на север.

Апачи, члены «индейской полиции», хорошо знавшие неукротимый характер Джеронимо, не верили, что он навсегда вернется в резервацию. Поэтому они обратились за помощью к шаману. Шаман весь день и всю ночь пел, жег ходдентин — пыльцу «священных» растений, танцевал, а потом заявил:

«Джеронимо вернется в резервацию. Он придет во главе своей дружины на белом коне и приведет с собой большое стадо»

Через пять дней прибыли последние шестнадцать свободных апачских воинов с многочисленными женами и детьми; действительно, они привели с собой триста коров, отобранных Джеронимо на обратном пути у хозяев гасиенд в ненавистной ему Соноре. Возглавлял эту процессию — и здесь предсказание шамана сбылось — вождь Джеронимо на великолепном белом коне. Он возвращался победителем.

Генерал Крук хотел исполнить все свои обещания. Джеронимо сам мог выбрать часть резервации, чтобы обосноваться там со своими апачами и, подобно другим индейцам, выращивать кукурузу или тыквы. Вождь выбрал территории у Индюшачьей реки. С апачами здесь жил единственный белый, заместитель Крука лейтенант Девис, старавшийся избегать всяческих осложнений, которые могли бы привести к новым беспорядкам.

Джеронимо покидает резервацию во второй раз

Однако не помогла и исключительная тактичность Девиса. Сознание, что они должны жить здесь по воле своих извечных врагов (наряду с некоторыми второстепенными причинами — например, запрещение варить в резервации тисвин—крепкое индейское кукурузное пиво), вновь звало неукротимых к борьбе. И снова в горы! И вновь мятежников возглавил Джеронимо. А вместе с ним — Нахито, Ульзано, Мангас (не следует путать его со старшим однофамильцем), Чиуауа и еще тридцать воинов, восемь юношей и с ними женщины и дети.

Индейцы грабят делижанс

Путь беженцев с Индюшачьей реки вновь лежал через границы Аризоны в Мексику, к диким мексиканским горам. История повторялась. Апачи вновь, как вихрь, проносились по Нью-Мексико, Техасу и Аризоне. Убивали, теперь уже безжалостно, всех подряд.

Самым крупным был четырехдневный «рейд» по Аризоне и Нью-Мексико одиннадцати апачей, возглавляемых мужественным Ульзано, братом вождя Чиуауа. Ульзано не могли поймать четыре эскадрона Десятой кавалерии, группа индейских следопытов из племени навахов, эскадрон Четвертой кавалерии. Апачи убили около восьмидесяти человек, угнали двести пятьдесят лошадей, а сами потеряли лишь одного воина, погибшего не от пули бледнолицых врагов, а от руки апача из белогорской резервации.

Повторные переговоры генерала Крука

И вновь на помощь призвали генерала Крука. К Серра — Мадре опять направилось объединенное войско Серого волка, самые отборные подразделения которого состояли из апачских следопытов, возглавляемых капитаном Эмме — том Кроуфордом. Следопыты вскоре нашли следы неукротимых и стоянку свободных апачей в диких горах, которую мексиканцы называли Дьявольским хребтом.

Следопыты Кроуфорда начали восхождение. Когда на следующую ночь они почти достигли вершины Эспинозы, лагерь Кроуфорда был атакован мексиканцами (!), принявшими следопытов за апачей Джеронимо. Ночная охота мексиканской армии на «Джеронимо» удалась. Первым погиб от их пуль сам Кроуфорд.

В конце концов все прояснилось, и Крук с мексиканским подкреплением стал подниматься по Дьявольскому хребту, пока не оказался поблизости от лагеря Джеронимо. Джеронимо — уже в третий раз — согласился на переговоры. Однако условия диктовал он: свободное возвращение в Соединенные, Штаты.

Торговцы и индейцы

Кое-кто хотел бы поживиться на мире, которого сумел добиться Серый волк. Прежде всего это были торговцы алкоголем, хорошо знавшие слабость апачей к «огненной воде». Первым добрался до лагеря индейцев, «праздновавших мир», корчмарь Трайбелит из расположенного поблизости Сан-Бернардино.

Провал переговоров Крука

«Огненная вода» вновь разожгла индейских воинов. Когда наступило утро, в лагере уже отсутствовало около сорока человек. Среди них были Джеронимо и Нахито. Остальные апачи — в том числе Ульзано — остались в лагере ждать Серого волка.

Крука неприятно поразил поступок Джеронимо. Враги индейцев во главе с генералом Филом Шериданом требовали от Крука нарушения обязательств, принятых относительно апачей, и их полного аннулирования. Но Серый волк не дал согласия.

Отказ Крука был последним актом честной борьбы. Правило, по которому будет разыграно заключительное действие апачских войн, сформулировано генералом, Шериданом:

«Самый хороший индеец — мертвый индеец».

Заключительный раунд войны апачей с американцами

В заключительном действии на главную роль выдвинулся генерал Нельсон А. Миллз, выслужившийся в битвах с киовами и дакотскими племенами. Миллзу уже не нужна была, как Серому волку, помощь индейских следопытов. В борьбе с индейцами он использовал другую тактику: из пяти тысяч самых лучших солдат Миллз сформировал знаменитые «летающие колонны».

Остальные отряды Миллза вели поиск колодцев и всех источников воды в Аризоне и Нью-Мексико: апачи должны были погибнуть от жажды. Десятки вспомогательных отрядов, «летающие колонны», первые гелио — графические группы охотились за двадцатью мужчинами, тринадцатью женщинами и шестью детьми! И не могли их поймать!

Нападение на дилижанс

Джеронимо в это время видели в аризонских Белых горах, в мексиканских Сьерра-Мадре: в долине Святого креста он напал на ранчо Текка. Как вихрь проносился по Мексике и югу Соединенных Штатов! Имя его не сходило с уст.

Семь тысяч апачских мужчин, женщин и детей в резервациях следили за борьбой двадцати неукротимых — непобедимых и неуловимых воинов Джеронимо.

Миллзу хорошо было знакомо упорство апачей. И он помнил «правило, Шеридана». А поскольку без какой- либо причины нельзя убить апачей, проживающих в резервациях, Миллз предложил Шеридану пойти на хитрость, которую семьдесят лет назад применили против индейцев на юго-востоке.

Тогда семинолы, крики, чироки были изгнаны за Миссисипи. Не поступить ли так же с апачами, изгнав их, правда, в другом направлении? Миллз направляет в Вашингтон «делегацию» сговорчивых апачей — для переговоров.

Но даже «делегацию» самых сговорчивых, которым была поручена роль апачских коллаборационистов, в Вашингтоне уговорить не удалось. Тогда Миллз сажает «делегацию» на поезд, провожая их в резервацию, и в доказательство своего уважения к дружески расположенным индейцам снимает их на полпути с поезда и вместо Аризоны отправляет в тюрьму, в крепость Форт-Мерион вo Флориде.

За «делегатами» во флоридскую тюрьму были брошены сотни других апачей. Первыми среди них оказались члены «индейской полиции», без которых ни Круку, ни Миллзу никогда бы не удалось одолеть Джеронимо.

Бесконечная погоня утомила, в конце концов, Джеронимо. Во время новых мирных переговоров вождь поставил одно-единственное условие — свободное возвращение апачей в резервацию в Аризоне. Миллз с плохо скрываемой радостью ответил:

«К сожалению, Джеронимо, в аризонской резервации апачей почти не, осталось, и вы туда никогда не вернетесь».

Вождь, отданный на милость своих врагов, не имел сил сопротивляться. Чтобы он снова не ускользнул, его стерегли пять тысяч солдат. И тогда Джеронимо, последний вождь свободных апачей, вынужден был в наручниках сесть в поезд и расстаться со своей родиной — Страной апачей.

Джеронимо в заключении

Печальное путешествие закончилось на другом конце Америки, в Форт-Мерион во Флориде. Здесь в заключении апачи провели восемь лет, затем их перевели в другую крепость, на этот раз в Форт-Силью в Оклахоме. Двадцать восемь лет апачи томились в тюрьме!

Когда Джеронимо умер в 1909 году в Форт-Силью, ему было девяносто лет. Он больше так и не увидел Страны апачей, склонов Белых гор, Аризону, Техас, Нью- Мексико, не увидел и Чиуауа, где были убиты его молодая жена и трое сыновей, за которых он мстил целых тридцать лет.

Спустя годы, 10 апреля 1930 года, вблизи городка Накори-Чика со склонов Сьерра-Мадре спустились свободные апачи, о которых никто не слышал уже тридцать лет. Они убили нескольких жителей штата Сонора, а затем, по сообщению агентства печати, основывающегося на показаниях свидетеля этого нападения аризонского инженера Уайта из Таскона, «попытались вернуться в свои неприступные скалистые горы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *