Возвращение к жизни

блокадный
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Случилось так, что во время боев за полное освобождение Ленинграда от вражеской блокады я был тяжело ранен и лишился ноги в то время, когда мне было всего 19 лет. Это было невероятное, ужасное потрясение. Казалось, что мир захлопнулся передо мною, оставив на всю жизнь калекой.

Ранение нанесло, как мне тогда казалось, роковой удар по моей страстной мечте — стать артистом драматического театра. Замкнутый, неразговорчивый, весь удрученный своими переживаниями, не раз тайком от товарищей оплакивавший свою судьбу (уж лучше бы, казалось мне, меня убило, чем оставило в таком состоянии), я месяцами лежал на своей койке, и самые мрачные думы не покидали меня.

блокадный

Я не знал тогда, что за мной уже наблюдал один молодой человек, высокий, красивый, статный. Он не раз заходил в нашу палату, вел беседы с больными на разные темы, кому-то помогал написать письма, по просьбе другого разыскал адрес родственника, а когда я получил первую возможность передвигаться, обратился ко мне с ошарашившим меня вопросом, не хочу ли я принять участие в самодеятельности.

Этим человеком был П.С. Хейфец, начальник клуба. Медленно, но неуклонно он продолжал втягивать меня в окружающую жизнь и пробуждал интерес к ней. Уговорил приехать на коляске на репетицию, разучить новые матросские песни, хотя бы для себя. Затем он помог преодолеть естественное смущение, и произошло невероятное чудо. В концерте, стоя на коленях и опираясь на стул, я спел для раненых три матросские песни…

Своим нравственным возрождением я, да и многие другие товарищи, обязаны настоящему человеку, отдавшему свою жизнь благородному труду возвращения людей к полноценной жизни.

Мой наставник П.С. Хейфец настолько заразил меня своей верой, что по его совету я держал экзамен в Театральный институт, поступил и закончил его в 1949 году. Всем хорошим во мне я обязан тебе, Госпиталь N 2010/927, и твоим людям, спасшим меня и вернувшим мне веру в жизнь (участник сражений Владимир)

Не забудьте про нашу сестру!

Наша сестра, Лосина Елизавета Георгиевна, 1921 года рождения, работала во время блокады в больнице им. 25-го Октября. Она была красивой, отзывчивой и внимательной к больным мед сестрой. Такой же мы помним ее в семье. Среди нас, семерых, она была старшей. Наш отец был репрессирован в 1939 г. Все тяготы легли на плечи ее и мамы.

Лиза очень переживала за всех. До перевода ее на казарменное положение, часто дежурила на крышах, тушила зажигалки, и всегда находила время для каждого из нас. После маминой смерти нас эвакуировали, а Лизу направили в отдаленный район Алтайского края, где нельзя было устроиться медсестрой. С тоски и горя она умерла в 1945 г., в возрасте 25 лет. Если будете где-то писать о медиках, не забудьте про нашу сестру (сестры Клара, Октябрина, Ольга)

Доктор Чернов

Мой дед, Сергей Павлович Чернов, долгое время был главным врачом родильного дома Октябрьской железной дороги, располагавшегося в левом флигеле громадного жилого дома на углу Старорусской и Новгородской улиц, который именовался «Полежаевским» по фамилии бывшего владельца. Еще долго после войны на стенах дома были видны следы от осколков снарядов и бомб,  район подвергался интенсивному обстрелу из-за близости Смольного и 2-й ГЭС.

Во время блокады не было освещения, отопления, не работал водопровод. Операции проводились при огоньке «коптилок».

Во время воздушных тревог и обстрелов больных переводили вниз в подвал дома, где предусмотрительно были установлены подпорки из толстых бревен под железные балки, — страховки на случай обвала многоэтажного дома. Дед жил в квартире при роддоме и, конечно, в экстренных и тяжелых случаях был всегда рядом.

Дед производил большое впечатление на людей как человек, много знавший, и умеющий хорошо рассказывать об этом. За свою жизнь ему приходилось встречаться с известными людьми, у него хранились письма писателя Куприна. Сам дед оставил след в нашей культуре как автор слов народной песни «Ах ты степь широкая».

Во многих кинофильмах и телесериалах звучит она как образ нашей Родины, России, но мало кто знает, что эта песня — хор стрельцов из оперы «Князь Серебряный». Ее написали в 30-х годах два медика, два выпускника Военно-медицинской академии. Композитор Триодин написал музыку, а либретто — мой дед.

Дед прожил свою жизнь не сгибаясь, всегда оставался самим собой, честно работал до 80 лет и гордился нашей Родиной (Сергей Сергеевич Чернов)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *