Врач на войне может не только спасать жизни

Партизаны пробираются по лесу ВОВ

Через месяц пребывания в отряде Лида узнала от Прокопьева, что она зачислена в группу, которой приказано уничтожить отряд карателей.

Могут быть раненые,— сказал Прокопьев, — будете оказывать срочную помощь. В бой не вступать. Врачом мы не можем рисковать.

Шипицина с партизанами лежала под прикрытием кустарника. Поеживаясь от утренней прохлады, она внимательно смотрела вперед, где на проселке, проходившем вдоль опушки, должны были появиться каратели. Сзади хрустнула ветка. Лида резко обернулась, но не испуг, а улыбка скользнула по сосредоточенному лицу. Пригибаясь, к ней подходил сам начальник разведки.

Ну как, страшно? — Прокопьев опустился рядом.

После того, что пришлось увидеть и пережить, вряд ли сегодня страшнее будет.

Пережили много,— согласился он,— однако с карателями еще не имели дело. Они никого не щадят.

Прослышана, а скоро познакомлюсь ближе. К встрече готова, вот… — она похлопала по винтовке и по туго набитой санитарной сумке.

Прокопьев улыбнулся. Лиде нравилось, как улыбался начальник разведки: широко, простодушно.

Послышался рокот моторов. Нарастая, он катился все ближе и ближе. Партизаны приготовились к бою. Лес как будто сосредоточился, напрягся.

— Держись, землячка! Я пойду к пулеметчикам, — и Прокопьев скрылся за деревьями.

Лида закинула за спину санитарную сумку, чтобы не мешала и, слившись с винтовкой, зорко следила за дорогой. Она понимала, что от нее, как от стрелка, толку мало. Но ей лично самой хотелось стрелять в фашистов, своими руками мстить им за все. Головную машину и сидящих в кузове карателей Лида увидела, когда та выскочила из-за выступа леса. За ней пылила вторая, третья.

Партизанский удар по карателям был неожиданным. От брошенной гранаты загорелась головная машина, перекрыв дорогу. Одновременно застрочили пулеметы. Остальные машины хотели развернуться, но не успели. С воплем «русс, партизанен!» каратели выскакивали из кузовов, залегли в придорожной канаве, беспорядочно отстреливались.

Затаив дыхание, Лида прицелилась в серо-зеленую фигуру, выстрелила. Каратель, взмахнув руками, упал. «Есть один!» — обрадовалась она. Над головой лопались разрывные пули, сыпалась кора, падали срезанные ветки, а Лида, вдавившись в мох, стреляла по карателям, пока в магазинной коробке были патроны. Потом вместе с группой партизан она побежала вперед и перезарядить винтовку не успела.

Рядом ранило партизана. Лида остановилась, перевела дыхание и склонилась над ним. Тот сидел на траве, обеими руками держал на весу правую ногу. Разрывная пуля угодила в носок сапога, напрочь оторвав все пальцы.

Партизаны отбивают деревню ВОВ

Тем временем бой сместился влево. Под напором партизан противник вынужден был отойти в поле, поросшее бурьяном, бросив раненых и убитых. А там, где находилась Шипицина, часть карателей, оправившись от первого удара, бросилась в контратаку. Лида увидела в кустах фигуры немцев, прицелилась, нажала на спусковой крючок, но вместо выстрела услышала щелчок.

Она торопливо полезла в подсумок за патронами. Доставать их было неудобно, она приподнялась и тут увидела перед собой фашиста. Тот выскочил из-за толстой сосны. Увидев женщину, он остановился, потом вскинул автомат. «Ну все, конец!» — похолодела Лида, продолжая машинально доставать патроны. Прогремел выстрел. «Промазал!» — осенила ее мысль, и она метнулась за ствол дерева. Но тут фашист как-то сжался, потом упал. Лида обернулась и увидела Прокопьева с пистолетом в руке.

Немногим карателям удалось спастись. Народные мстители, забрав трофеи, раненых, вечером вернулись в отряд, прихватив с собой двух пленных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *