Враг прорвался

атака немцев
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

С первыми проблесками зари движение на вражеской стороне усилилось. Там передвигались танки, самоходные орудия. С юга и юго-запада подходили новые резерв вы — мотопехота и опять танки.

К девяти часам корпус закончил перегруппировку. Два полка 78-й дивизии закрепились на берегу Днепра и на северном склоне высоты +2,0, третий полк остался во втором эшелоне. 53-я дивизия заняла оборону южнее 78-й гвардейской дивизии. Другие части корпуса остались на прежних позициях.

Личному составу после ночного боя так и не удалось отдохнуть. Однако гвардейцы прекрасно понимали положение, поэтому никто не жаловался на усталость. Бойцы позавтракали и принялись пополнять боеприпасы, укреплять позиции. Сегодня их опять ожидали упорные бои.

В 9 часов немецкая авиация снова принялась бомбить боевые порядки корпуса. Затем заговорила артиллерия. После десятиминутной артподготовки гитлеровцы пошли в атаку.

В этот день враг дрался с особым ожесточением. Словно не замечая потерь, немецкое командование бросало в огонь все новые и новые силы. В результате упорнейших боев противнику к вечеру удалось массированным танковым клином прорвать оборону 24-го гвардейского корпуса. Ударом с запада немцы при поддержке 40 танков захватили хутор Одинец. Взаимодействуя с авиацией и артиллерией, вражеские танки продолжали продвигаться вперед, охватывая с флангов наши 81-ю и 72-ю гвардейские дивизии. Вскоре смыкающиеся с обеих сторон вражеские клинья отделяло всего каких-нибудь восемьсот метров. Наши полки оказались в полукольце. В довершение всего под давлением пехотной дивизии и 50 танков была вынуждена отойти к Домоткани 73-я дивизия 24-го гвардейского корпуса.

Опасность выхода врага к Днепру и полного окружения частей нашего корпуса стала угрожающе реальной.

Я вызвал на наблюдательный пункт своего заместителя и руководящий состав корпуса. Лица у всех запыленные, осунувшиеся — люди устали до крайней степени.

Я сообщил свое решение:

— Чтобы предотвратить окружение восемьдесят первой и семьдесят второй дивизий, нужно отвести полки на заранее подготовленные рубежи. — Я показал на карте новую линию обороны. — Доведите это до сведения командиров дивизий и помогите им в выполнении этой установки!

В это время меня вызвал по телефону командующий армией. Он знал о нашем положении, поэтому без лишних слов спросил, какое я принял решение. Выслушав меня, М. С. Шумилов сказал:

— Помните, это последний рубеж. Корпус не имеет права отдавать больше ни метра плацдарма. Как угодно, но плацдарм должен быть сохранен. Отводя части, следите за порядком, чтобы враг на ваших плечах не ворвался на высоты!

Помолчав немного, добавил:

— Резервы у противника истощаются. День-два и вы станете полными хозяевами плацдарма. Держитесь изо всех сил! Сегодня ночью в ваше распоряжение прибудет сто двадцать второй полк сорок первой гвардейской дивизии. Встретьте его на переправе и поставьте во второй эшелон.

Слова командующего приободрили офицеров корпуса. В хорошем настроении они разошлись по дивизиям.

Враг нажимал всю ночь, не желая упустить возможность окружения частей корпуса. Однако так и не добился цели. Командиры дивизий, умело маневрируя резервами и вторыми эшелонами, остановили гитлеровцев: части вышли из полукольца и укрепились на заранее подготовленных, выгодных в тактическом отношении рубежах.

Перед рассветом прибыл обещанный 122-й гвардейский полк. Его привел сам командир дивизии генерал Цветков — невысокого роста, средних лет человек с замкнутым, строгим лицом.

— Сто двадцать второй полк сорок первой гвардейской дивизии прибыл в ваше распоряжение, — доложил он. — Где прикажете размещаться?

Я обрисовал Цветкову положение, показал на карте полосу обороны.

Новые рубежи корпуса изобиловали траншеями, дзотами, артиллерийскими позициями. Отсюда вражеская сторона просматривалась на десятки километров.

11 октября полки получили пополнение из числа призванных в армию жителей освобожденных районов Левобережной Украины.

Им сразу пришлось, что называется, нюхнуть пороха, причем изрядно.

В полночь 13 октября позвонил командир 72-й гвардейской дивизии генерал Лосев:

— Двести двадцать второй полк противник атакует большими силами. Прошу поддержки танками и артиллерией.

У меня в резерве оставалось всего десять боевых машин. Пускать их в дело я не мог, приберегал для крайнего случая. На помощь Лосеву были направлены две батареи армейского противотанкового полка.

противотанковые орудия вов

— Атака врага отбита! — услышал я примерно через час радостный голос Лосева, — Ходатайствую о представлении орудийных расчетов к наградам. Артиллеристы — просто чудо! Подбили двенадцать танков. Среди них два «тигра». Молодцы ребята!

Захваченный в этом бою немецкий офицер показал:

— В ротах осталось всего по два-три танка. Перед атакой их объединяют в группы. Солдаты и офицеры пали духом. Почти никто не верит в успех.

И все же гитлеровское командование, видимо, не теряло надежды ликвидировать плацдарм. Правда, его тактика изменилась. Теперь противник не наступал по всему фронту, а, сосредотачивая пехоту и технику, предпринимал атаки на узких участках.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *