Высадка десанта

высадка десанта

7 сентября 1943 штаб 796-го артполка получил боевой приказ о наступлении на Новороссийск. Дата и время наступления, однако, не указывались. Но независимо от этого теперь начались последние приготовления к бою. Проверяется готовность батарей и дивизионов к выполнению задачи по поддержке стрелковых частей и подразделений.

Все уже было готово. Полк в составе пяти пушечных и трех гаубичных батарей стоял на позициях, готовый в любую минуту нанести по фашистам огневой удар большой силы. Ждали только команды с наблюдательного или командного пункта.

Был сентябрь, а погода все еще стояла летняя, теплая. Долина за перевалом, Где располагались батареи 2-го дивизиона, покрыта густым зеленым нарядом деревьев и кустарников. Солнце садилось за горизонт и почти скрылось за высотами. Лишь в нескольких местах между ними пробивались его косые ярко-огненные лучи. Уже начинало темнеть, а гаубичники-огневики все еще копошились в капонирах: проверяли прицелы, сортировали снаряды и дополнительные заряды, протирали материальную часть орудий.

10 сенятбря 1943 года. На восточном и западном берегах противник вел редкий артиллерийский огонь, изредка доносились автоматные и пулеметные очереди. Нет-нет да и взлетит ракета, освещая темноту. Настороженная тишина особенно угнетающе действует на фронте, от которой солдаты просыпаются, заснув под грохот стрельбы. Артиллеристы сидели на станинах пушек, на снарядных ящиках. Ждали. Вдруг воздух сотрясли мощные залпы «катюш». Это и был сигнал для полевой артиллерии. Раздалась долгожданная команда «огонь!» Командир орудия сержант Василий Степаненко, хлопнув по плечу подносчика снарядов Мильтона Тотаева, сказал: «Ну, кацо, давай!» Грохот артиллерийской кононады все усиливался. Кругом гудело, грохотало, небо озаряли залпы выстрелов.

Смотрю на часы. Без пятнадцати минут три. Со стороны моря слышны частые выстрелы корабельных и береговых батарей. Скоро на помощь артиллерии приходит бомбардировочная и штурмовая авиация. Мы стреляли и стреляли по живой силе врага, по его огневым позициям, проволочным заграждениям, расчищая путь атакующей пехоте. Телефонисты с НП передавали на батареи: «Цель уничтожена!», «Цель подавлена!», «Молодцы, товарищи артиллеристы!»

Расположение противника походило на огромный адский котел, дышащий огнем и смертью. Враг молчал. Казалось, что он основательно подавлен и его действия парализованы.

Начальник артиллерийской корректировочной группы полка И. А. Мкртумов рассказывает:

Десантники знали, что пройти через ворота мола в бухту без боя будет невозможно. Этот участок противник хорошо пристрелял, на молах было много огневых точек. Поэтому легкой победы никто не ждал. Так оно и вышло. Почти разом с ударами нашей артиллерии противник открыл ответный огонь по катерам десанта.

Над нами повисли осветительные снаряды. Ведут огонь крупнокалиберные пулеметы и орудия прямой наводки. Непрерывно взрываются бризантные снаряды. Но десантные катера неудержимо двигаются вперед и вперед. Вот мы уже достигли ворот мола. Командир катера — опытный и бесстрашный моряк — командует: «Полный вперед»— и, маневрируя под огнем противника, проводит катер через ворота мола в бухту, курс — к Импортной пристани. Тут же слышим предупреждение: «Приготовиться к высадке!» Через несколько минут катер пришвартовывается к пристани. По нам фашисты ведут автоматный и пулеметный огонь, совсем рядом рвутся ручные гранаты, по пристани бьет артиллерия и минометы.

Враг сильно злобствует, огрызается, но помешать высадке нашего десанта уже не в состоянии. По сигналу майора Леженина, несмотря на вражеское сопротивление, десантники быстро прыгают кто на причалы, а кто прямо в воду. Теперь уже никто не сумеет столкнуть нас в море. Несется мощное солдатское «ура!» и морское —«полундра, вперед!», с которыми десантники бросились в атаку на врага. Гарнизон противника не выдержал натиска и начал отходить.

Над Цемесской бухтой, прикрывая десант, барражирует авиация. Отчаянно сопротивляется противник. Его батареи делают налет за налетом по районам наших огневых позиций и особенно по бухте, в которую все глубже и глубже втягиваются катера и другие плавсредства с десантниками. Вот заскрипели шестиствольные фашистские минометы. Тут же открыли огонь тяжелые орудия. На воде от разрывов вражеских мин и снарядов вверх поднимается множество белесых фонтанов.

Сильный бой идет где-то у клуба моряков. Другая группа десантников продвинулась в сторону железнодорожного вокзала. В районе элеватора некоторое время гитлеровцы оказывали сопротивление, но в конце концов вынуждены были отойти. Подразделения 1339-го стрелкового полка, высадившиеся у восточного мола и на Импортной пристани, быстро преодолели проволочные заграждения, вышли из-под сильного двухстороннего огня противника и также продвигаются вперед. К шести часам утра над юго-западной окраиной Новороссийска взвился советский красный флаг.

Командир артполка подполковник М. И. Стрункин, убедившись, что десант высадился и расширяет занятый плацдарм, приказывает перенести артогонь в глубину вражеской обороны. Стрункина сильно беспокоит отсутствие связи с Мкртумовым, с десантом 1339-го стрелкового полка. Он требует от радистов искать Мкртумова в эфире.

Скоро сержанту Н. М. Савчуку удалось установить радиосвязь с Мкртумовым. Выяснилось, что, едва уцепившись за кромку новороссийской земли, артиллерийская корректировочная группа вынуждена была вместе со стрелками и морскими пехотинцами вступить в тяжелый бой с гитлеровцами.

В этом завязавшемся бою начальник корректировочной группы И. А. Мкртумов и его подчиненные помогли нашей пехоте отбить сильную контратаку противника. Но и сами понесли потери. Находившиеся с Мкртумовым радисты сержант Подольский и рядовой Алиев погибли смертью храбрых. Была разбита и радиостанция. Тогда для связи с полком Мкртумов использовал оказавшуюся рядом радиостанцию корректировочной группы береговой артиллерии, высланной командиром высадки десанта контр-адмиралом Г. Н. Холостяковым.

высадка десанта

Капитан И. А. Мкртумов кодом доложил подполковнику М. И. Стрункину, что противник, оправившись от первых ударов десантников, ожесточенно сопротивляется. Гитлеровцы бросили против наших десантных подразделений пехоту, танки, артиллерию. Они контратакуют в районе электростанции и с направления цемзавода «Пролетарий». Заместитель командира полка майор А. И. Леженин просит окаймить эти пункты артогнем и преградить тем самым дорогу фашистам.

— Пригласить к телефону командиров дивизионов, — приказал М. И. Стрункин начальнику связи П. М. Рогожкину.

Проводная связь работала бесперебойно и четко. Тотчас же командиру полка доложили, что Борисов, Крутовский и Осадчий на проводе. Стрункин берет телефонную трубку и лично отдает распоряжения:

— Первому дивизиону десятиминутным налетом всех трех батарей уничтожить контратакующего противника севернее и северо-восточнее электростанции.

— Второму дивизиону пятнадцатиминутным налетом уничтожить вражескую пехоту и танки, контратакующие наши подразделения от цемзавода «Пролетарий».

— Третьему дивизиону пятиминутным налетом и в последующем беглым огнем одной батареи воспретить подход живой силы противника к переднему краю по Камышовой балке, другой — задымить гору Сахарная Голова.

Командиры дивизионов и батарей незамедлительно подготовили данные для стрельбы и открыли сосредоточенный огонь по противнику.

Днем, 10 сентября, 796-й артполк наносил также удары по скоплению фашистской пехоты в районах швейной фабрики и пристани у элеватора, по танкам противника в Камышовой балке и у дороги восточнее элеватора. Несколько раз пришлось задымлять гору Сахарная Голова, чтобы ослепить противника, и выполнять другие заявки десантников.

В итоге 1339-й стрелковый полк, удачно поддержанный батареями 796-го артполка, к исходу дня отбил все контратаки противника, занял электростанцию и все строения, примыкавшие к ней, к цементному пирсу и Восточному молу, и продолжал развивать наступление в направлении цемзавода «Пролетарий» и поселка Адамовича Балка.

Вечером в 796-м артполку подвели итоги за день. По решению командира полка Стрункина и замполита Руднева капитан Мкртумов за смелые и инициативные действия в период высадки десанта, за проявленный личный героизм при отражении контратак противника и умелую корректировку артиллерийского огня представлялся к награждению орденом Красного Знамени. Командование полка отмечало отличные действия, мужество и самоотверженность в бою личного состава 1, 2, 3 и 6-й батарей. На командиров этих подразделений капитанов А. Н. Иванова, М. А. Цогоева, А. К. Винюкова и старшего лейтенанта М. Ф. Орлова, показавших образцы меткой артстрельбы по живой силе и огневым точкам противника, умение быстро готовить данные и хорошо помогать огнем стрелковым ротам, составлялись реляции для награждения их орденами. Было приказано представить к награждению орденами и медалями наиболее отличившихся при выполнении боевой задачи солдат и сержантов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *