Вывоз польских детей из школ

Вывоз польских детей из школ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Отсутствуют материалы, которые позволили бы установить, на основе каких распоряжений в 1944 году в массовом порядке вывозились в Германию прямо из школ польские дети. Вероятнее всего проведение этой акции санкционировал приказ высшего руководителя СС и полиции в генерал-губернаторстве как полномочного представителя комиссара рейха по укреплению германской народности. На это указывали сопутствовавшие вывозу обстоятельства.

Из школ забирали детей с 6 лет, вероятно, по уже заранее составленному списку. Увозили, как правило, без предупреждения, прямо с занятий и часто без уведомления родителей.

Их направляли в специальные детские лагеря, где за пользование польским языком сурово наказывали. Дети учились немецкому языку, а молодежь заставляли вступать в гитлеровские организации.

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что детей вывозили для германизации. Тот факт, что их вывозили в массовом порядке, в спешке, вероятно, без более тщательного отбора, доказывает, что в последний период войны в акции угона детей все более значительную роль играли те директивы Гиммлера, которые запрещали «оставлять хорошую кровь на стороне врага».

Приведенные ниже короткие описания судеб угнанных детей дают представление о масштабах этой кампании и о ее организованном характере. Биографические справки основаны на их показаниях.

Нестор Хадай, которому в то время было 13 лет, жил с 1944 года вместе с родителями в деревне Добромиль около Пшемысля. Весной 1944 года его забрали прямо из школы вместе примерно с 20 другими учениками и разрешили (под конвоем) попрощаться с родителями.

Детей через Краков привезли на поезде в лагерь в Цвиккау, где мальчики работали через день на мебельной фабрике, а в другие дни ходили на занятия по немецкому языку. Их учил эсэсовец, за разговоры на польском языке били. Некоторые мальчики из Добромиля носили на рукавах свастику.

Он встречал там детей из окрестностей Пшемысля и Ярослава, находившихся в других лагерях рядом с Цвиккау. Они назывались Хартмансдорф и Китцберг. Юноши и девушки занимались на спортивной площадке, гимнастика сочеталась с маршированием и пением песен по-немецки.

Вывоз польских детей из школ

Семилетний Кацпер Польдек жил вместе с родителями, братьями и сестрами в Новом-Сонче. Его забрали прямо из школы вместе с сестрой и двумя другими учениками. Поездом их доставили в Германию. Кацпер оказался в лагере в Цвиккау, где были одни мальчики. Ему было приказано говорить только по-немецки, за разговоры по-польски его били так же, как и его товарищей. В лагере пребывали еще и другие мальчики из Новото-Сонча40.

Мечислав Доманский до войны жил в Адамове около Буска. Шести лет он начал ходить в школу, откуда его забрали немцы вместе с другими детьми — всего около 80 человек. Он находился в нескольких, указанных им лагерях. Рацибож, Лихтентане и Гроссен.

Дольше всего он пробыл в Рацибоже, где было около 50 подростков в возрасте до 15 лет. За разговоры по-польски били. Перед концом войны он был вывезен в лагерь в Цвиккау, где находился уже Кацпер Польдек. Там, получив немецкую форму, они прошли военную подготовку. К девушкам подход был такой же.

Ян Хамерлинг жил с родителями в Радоме. В возрасте шести лет был взят из школы вместе с двумя сестрами и другими детьми. Перед выездом все прошли медицинский осмотр. Взвешивали, обмеряли, смотрели зубы. Потом всех детей загрузили на поезд. Брата и сестер раз-делили. Янека отправили в Лебнитц близ Цвиккау, там детей учили петь по-немецки. За разговоры по-польски их били резиной или ремнем. Лагерь освободили американцы.

Александра Безлера, который жил в Бжозове около Томашова-Мазовецкого, увезли из школы в Томашове вместе с другими детьми после медицинского осмотра и фотографирования в разных позах. Ему не разрешили попрощаться с родителями. Еще в томашовской школе детей одели в черные брюки и желтые рубашки. После приезда дети оказались в лагере в Саксонии, по предположению Безлера, в городе Вердау.

Их учили маршировать, разучивали с ними немецкие песни. Под угрозой телесного наказания им запрещали говорить по-польски. Вместе с Александром в лагере находились одни юноши, однако никого из его родной деревни не было. После окончания войны он был репатриирован и поселился в Лодзи.

Вывоз детей из школ проходил в период необратимых военных поражений рейха, когда рушилась недолговечная империя. Тем не менее акции грабежа и германизации детей по-прежнему проводились планомерно, последовательно и систематически.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *