Взятие Невеля

Разбитые машины Невель ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 3,67 из 5)
Загрузка...

В 20-х числах сентября, когда обозначился значительный успех на левом крыле, последовало письменное распоряжение командующего фронтом А. И. Еременко о подготовке Невельско-Витебской операции.

Документ этот определял предельно ясную задачу: 4-й Ударной армии совместно с войсками 3-й Ударной нанести поражение 3-й танковой армии противника и, освободив белорусские города Витебск и Полоцк, выйти на границы Прибалтийских республик.

Выполнение этой задачи затянулось из-за осенне-зимней распутицы, не всегда своевременного подхода новых дивизий и средств усиления, и, конечно, ввиду отчаянного сопротивления врага, стремившегося не допустить вклинения наших войск в стык армий «Центр» и «Север».

В Невельской операции первоначально ставилась задача по захвату Невеля ударными группировками двух армий к исходу 1 октября 1943 года. Продвижение войск включало помощь партизан.

В Журнале боевых действий записано обращение Военного совета армии к начальнику штаба Партизанского движения генералу П. К. Пономаренко: просьба дать распоряжение пяти партизанским бригадам поскорее разрушить железную дорогу на участке Невель — Витебск, где-то в районе Езерища — Старая Бычиха, и взять под контроль передвижение между Городком и Межа.

Однако обстановка не позволила выполнить в полной мере эту задачу, хотя партизаны оказывали существенную помощь, особенно сведениями о передвижениях противника в тылах. Подготовка Невельской операции завершилась лишь к 6 октября со взятием Невеля и прорывом войск в районе перешейка Невель — Езерище. Решающее значение приобретала операция по взятию станции Бычиха и Городка. Здесь мы уже имели дело с остатками 2-го авиакорпуса. А на северо-западе с частями 16-й армии, на юге — с 3-й танковой армией противника.

Проверяя состояние наших специальных штурмовых подразделений, я обратил внимание на передний край противника — проволочные заграждения в три километра — тянутся зигзагообразно с гребней высот в овраги и лощины. Траншеи от заграждений — в 70—200 метрах.

Только в Росседенье траншеи от проволочного заграждения подальше — метрах в 200—300. Здесь ровная местность, луга. Кое-где фруктовые деревья. Десятки блиндажей, землянок, много дзотов, которые построены недавно и наспех. Все это я наблюдал в окуляры стереотрубы.

В Бабуры осматривал огневые позиции нашей артиллерии. Обширная равнина с небольшими балками и лощинами. Десятки орудий разбросаны побатарейно. Артиллеристы, укрепляя позиции, «опутывали» проволокой всю местность. Солдаты орудийных расчетов одни несли караульную службу, другие отдыхали, приводили себя в порядок.

У всех бодрое настроение. Встречались батареи зенитного полка 46-й зенитной дивизии. От наблюдения противника укрывает Бабуровская высота. Сама она вся изрыта: целый лабиринт траншей, ходов сообщения, несколько десятков наблюдательных пунктов.

С ее макушки прекрасно просматривается весь передний край противника. Видно лесное озеро Днико. Смешанный лес его берегов скрывает наши войска. Однако при внимательном наблюдении замечаешь пробивающийся среди деревьев дымок.

Близок час, когда эти тихие рощи обрушат на врага тонны металла. Отсюда полки скрытно выйдут на исходные позиции для атаки. Это произойдет сегодня ночью. У переднего края противника окопаются метрах в 200—500.

В 22-00 офицеры оперативного отдела штаба корпуса направились в дивизии «контролировать выход и сосредоточение» нашей части. Я сообщил им свои наблюдения и выводы.

За два часа наблюдений за немецкими позициями видел лишь одиночных солдат без оружия: и на переднем крае, и в глубине обороны. Роются в земле, получают продукты в рогожные мешки. Артиллерия противника выпустила за сутки чуть больше 20 снарядов. Может, немцы не поняли наших приготовлений? Или тщательно скрывали свои? А пока что все спокойно.

Утром десятки офицеров армейского штаба были заняты проверкой готовности частей и подразделений всех родов войск к началу операции.

На главном участке прорыва обороны противника под Невелем находились 360-я дивизия и приданные ей две роты штрафников, 47-я дивизия и 2-й отдельный штурмовой батальон из штрафников, сильное артиллерийское обеспечение.

Особое внимание обращалось на готовность подвижной танковой группы, за которой для развития успеха вводилась 235-я дивизия 83-го корпуса. Здесь впервые использовались для удара по огневым точкам и блиндажам немцев реактивные снаряды, фугасные огнеметы.

Операция Калининского фронта началась утром 6 октября мощным огневым налетом, за которым около часа длилась артиллерийская подготовка, затем снова мощный огневой налет. Горели Волчьи Горы, Исаково, Барсуки, Росседенье и другие населенные пункты.

Фашисты с автоматами наступают ВОВ

Противника охватила паника: неотразимое воздействие оказали залпы гвардейских минометов. Как только налет завершился, последовала команда в атаку: «За Родину, вперед!». Понесший большие потери, деморализованный противник был выбит и отброшен в глубь обороны. В то же время до полсотни штурмовиков ИЛ-2 наносили ощутимые удары вдоль шоссе, в районе деревни Зеленые Луга, Малая Будница.

Около полудня бои завязались за деревню Пестраки, Большую Будницу, Барсуки. Фашисты не успевали отводить вглубь артиллерию. В одном месте мое внимание привлекли несколько пушек 105-миллиметрового калибра, оставшиеся на позициях.

Вокруг еще были ящики со снарядами, брошенные зенитные орудия и другая техника. Это ли не доказательство поспешного бегства! Превосходно действовали наши пехотные части, особенно 148-й полк 47-й дивизии. Вперед вырвались танковые подразделения, чем обеспечили дальнейшее продвижние без больших потерь.

К исходу дня наш прорыв в глубину обороны немцев составлял более десяти, а на отдельных участках —15 километров. Самой ощутимой потерей для нас в этот день был выход из строя 13 танков. Людские потери были небольшими.

Столь же успешным оказался первый день боев и для 28-й дивизии 3-й Ударной армии. В результате 7 октября подразделения 78-й танковой бригады и 59-го полка 21-й гвардейской дивизии между 16 и 17 часами освободили Невель и очистили город от противника.

В тот же день соединения 3-й Ударной армии захватили участок железной дороги Невель—Городок и дорогу Невель—Полоцк. Это надежно обеспечивало правый фланг нашей 4-й Ударной армии при ее продвижении через «перешеек» между Иван-озером и озером Езерище.

Вечером 7 октября в штабе армии уже знали о Приказе Верховного Главнокомандующего по поводу взятия Невеля. В этом документе говорилось о том, что войска Калининского фронта прорвали «… сильно укрепленную оборону противника…» и после ожесточенных боев овладели Невелем. Отмечались войска 3-й Ударной армии генерал-лейтенанта Галицкого, 4-й Ударной армии — генерал-майора Швецова, летчики генерал-лейтенанта авиации Папивина, особо отличившиеся соединения и части.

Двенадцати дивизиям, бригадам и полкам присваивалось наименование Невельских. Войскам объявлялась благодарность, а поздно вечером в 22 часа 30 минут столице Советского Союза городу Москве от имени Родины предстояло салютовать в честь освобождения Невеля двенадцатью артиллерийскими залпами из 124 орудий.

Приказ заканчивался традиционно: «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! Смерть немецким захватчикам!»

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *