Хиросима и Нагасаки

Хиросима и Нагасаки

После того, как Временный комитет решил сбросить бомбу, Целевой комитет определил места, по которым будут нанесены удары, а президент Трумэн опубликовал Потсдамскую декларацию в качестве последнего предупреждения Японии. Мир вскоре понял, что значит «полное и абсолютное уничтожение». Первые и единственные в истории две атомные бомбы были сброшены на Японию в начале августа 1945 года.

Хиросима

6 августа 1945 года Соединенные Штаты сбросили свою первую атомную бомбу на город Хиросима. Она называлась «Малыш» ― урановая бомба взрывной мощностью, эквивалентной примерно 13 килотоннам тротила. Во время бомбежки в Хиросиме находилось 280-290 тысяч человек гражданского населения, а также 43 тысячи солдат. Считается, что в течение четырех месяцев после взрыва погибло от 90 до 166 тысяч человек. Министерство энергетики США подсчитало, что за пять лет жертвами бомбардировки стало, по меньшей мере, 200 или более тысяч человек, а в Хиросиме насчитали 237 тысяч человек убитыми прямо или косвенно бомбой, включая ожоги, лучевую болезнь и рак.

Атомная бомбардировка Хиросимы под кодовым названием «Операционный центр I» был одобрен Кертисом Лемэем 4 августа 1945 года. Самолет В-29, перевозивший «Малыша» с острова Тиниан в западной части Тихого океана в Хиросиму, назывался «Энола Гэй» в честь матери командира экипажа полковника Пола Тиббетса. Экипаж состоял из 12 человек, среди которых были второй пилот капитан Роберт Льюис, бомбардир майор Том Фереби, штурман капитан Теодор Ван Кирк и хвостовой стрелок Роберт Карон. Ниже приведены их рассказы о первой атомной бомбе, сброшенной на Японию.

Пилот Пол Тиббетс: «Мы повернулись, чтобы посмотреть на Хиросиму. Город был накрыт этим жутким облаком… оно вскипало, разрастаясь, ужасно и невероятно высоко. На мгновение все замолчали, потом все разом заговорили. Я помню, Льюис (второй пилот) бил меня по плечу, повторяя: «Посмотри на это! Посмотри на это! Посмотри на это!» Том Фереби опасался, что радиоактивность сделает нас всех стерильными. Льюис сказал, что он чувствует расщепление атомов. Он сказал, что на вкус это как свинец».

Штурман Теодор Ван Кирк вспоминает ударные волны от взрыва: «Это было, как если бы вы сидели на куче пепла, и кто-то ударил по ней бейсбольной битой… Самолет толкнуло, он подпрыгнул, и потом ― шум, похожий на звук, с которым режут листовой металл. Те из нас, кто довольно много летал над Европой, подумали, что это был зенитный огонь рядом с самолетом». Увидев атомный огненный шар: «Я не уверен, что кто-то из нас ожидал увидеть подобное. Там, где две минуты назад мы ясно видели город, теперь его больше не было. Мы видели только дым и огонь, ползущие по склонам гор».

Хвостовой стрелок Роберт Карон: «Сам гриб был потрясающим зрелищем, бурлящей массой пурпурно-серого дыма, и можно было разглядеть красное ядро, внутри которого все горело. Отлетев подальше, мы увидели основание гриба, а ниже слой обломков в несколько сотен футов и дым, или что там у них… Я видел, как в разных местах возникали пожары ― пламя, качающееся на ложе из углей».

«Энола Гэй»

В шести милях под экипажем «Энолы Гэй» жители Хиросимы просыпались и готовились к рабочему дню. Было 8:16 утра. До этого дня город не подвергался регулярным воздушным бомбардировкам, как другие японские города. Ходили слухи, что это из-за того, что туда, где в США жила мать президента Трумэна, эмигрировали многие жители Хиросимы. Тем не менее, граждан, в том числе школьников, отправляли укреплять дома и копать противопожарные рвы для подготовки к будущим бомбардировкам. Именно этим и занимались жители, либо еще собирались на работу утром 6 августа. Всего за час до этого система раннего оповещения сработала, обнаружив одиночный самолет B-29, несший на борту «Малыш» к Хиросиме. По радио объявили о появлении «Энола Гей» вскоре после 8 часов утра.

Город Хиросима был уничтожен взрывом. 70 тысяч из 76 тысяч зданий были повреждены или разрушены, а 48 тысяч из них были стерты с лица земли. Те, кто остался в живых, вспоминали, насколько невозможно описать и поверить в то, что в одну минуту город перестал существовать.

Профессор колледжа истории: «Я поднялся на Хикияма-Хилл и посмотрел вниз. Я увидел, что Хиросима исчезла… Я был в шоке от зрелища… То, что я чувствовал тогда и все еще чувствую, теперь просто не могу объяснить словами. Конечно, после этого я видел еще много чего ужасного, но этот момент, когда я посмотрел вниз и не увидел Хиросимы, был настолько шокирующим, что я просто не мог выразить то, что я чувствовал… Хиросима больше не существует ― это в общем-то все, что я увидел ― Хиросима просто больше не существует.

Взрыв над Хиросимой

Врач Мичихико Хачия: «Ничего не осталось, кроме нескольких зданий из железобетона… Акры и акры пространства города были похожи на пустыню, везде только разбросанные груды кирпича и черепицы. Мне пришлось пересмотреть свое понимание слова «разрушение» или подобрать какое-то другое слово, чтобы описать то, что я видел. Опустошение ― вот, может быть, подходящее слово, но на самом деле я не знаю слова или слов, чтобы описать увиденное».

Писатель Йоко Ота: «Я добрался до моста и увидел, что Хиросима была полностью стерта с лица земли, и мое сердце дрожало, как огромная волна… горе, перешагнувшее через трупы истории, надавило на мое сердце».

Те, кто был близок к эпицентру взрыва, просто испарились от чудовищного жара. От одного человека осталась только темная тень на ступеньках банка, где он сидел. Мать Миёко Осуги, 13-летняя школьница, работавшая на противопожарных рвах, не обнаружила свою ногу в сандалии. Место, где стояла нога, осталось светлым, а вокруг все почернело от взрыва.

Те жители Хиросимы, кто находился далеко от эпицентра «Малыша», выжили во время взрыва, но были тяжело ранены и получили очень серьезные ожоги. Эти люди пребывали в безудержной панике, они изо всех сил искали еду и воду, медицинскую помощь, друзей и родственников и пытались убежать от огненных бурь, охвативших многие жилые районы.

Потеряв всякую ориентацию в пространстве и времени, некоторые выжившие считали, что они уже умерли и оказались в аду. Миры живых и мертвых, казалось, сошлись воедино.

Протестантский священник: «У меня было ощущение, что все мертвы. Весь город был разрушен… Я думал, что это конец Хиросимы ― конец Японии ― конец человечества».

Мальчик, 6 лет: «У моста было много мертвых тел… Иногда к нам приходили люди и просили воды, чтобы попить. Их головы, рты, лица кровоточили, к телу прилипли куски стекла. Мост полыхал… Все это было как в аду».

Социолог: «Я сразу подумал, что это было похоже на ад, о котором я всегда читал… Я никогда не видел ничего подобного раньше, но я решил, что таким должен быть ад, вот она ― геенна огненная, куда, как мы думали, попадают те, кто не спасся… И я думал, что все эти люди, которых я видел, были в аду, о котором я читал».

Мальчик-пятиклассник: «У меня было ощущение, что все люди на земле исчезли, и только пятеро из нас (его семья) остались в потустороннем мире мертвых».

Бакалейщик: «Люди выглядели, как… ну, у всех у них была почерневшая от ожогов кожа… Они были без волос, потому что волосы сгорели, и с первого взгляда было непонятно, смотрите ли вы на них спереди или сзади… Многие из них погибли по дороге ― я все еще мысленно их вижу ― как призраки… Они не были похожи на людей из этого мира».

Хиросима уничтожена

Многие люди бродили по центру ― около больниц, парков, вдоль реки, пытаясь найти облегчение от боли и страданий. Вскоре здесь уже царили агония и отчаяние, так как многие раненые и умирающие люди не смогли получить помощь.

Девочка-шестиклассница: «Распухшие тела плавали по семи прежде прекрасным рекам, жестоко разбивая на кусочки детскую наивность маленькой девочки. Странный запах горящей человеческой плоти распространялся по городу, который превратился в кучу пепла».

Мальчик, 14 лет: «Пришла ночь, и я услышал много голосов, плачущих и стонущих от боли и умоляющих дать им воды. Кто-то крикнул: «Черт побери! Война калечит так много неповинных людей!» Другой сказал: «Мне больно! Дай мне воды!» Этот человек был настолько обожжен, что мы не могли сказать, был ли он мужчиной или женщиной. Небо было красным от пламени, оно горело, словно подожгли рай».

Нагасаки до и после

Через три дня после того, как Соединенные Штаты сбросили атомную бомбу на Хиросиму, 9 августа на Нагасаки была сброшена вторая атомная бомба. Это была 21-килотонная плутониевая бомба, которую назвали «Толстяк». В день бомбежки около 263 тысяч человек находились в Нагасаки, включая 240 тысяч гражданских, 9 тысяч японских солдат и 400 военнопленных. До 9 августа Нагасаки был объектом мелкомасштабных бомбардировок США. Хотя ущерб от этих взрывов был относительно небольшим, он вызвал серьезную озабоченность в Нагасаки, и многие люди были эвакуированы в сельские районы, тем самым уменьшив численность населения в городе во время ядерного нападения. По оценкам, от 40 до 75 тысяч человек погибло сразу после взрыва, а еще 60 тысяч человек получили серьезные ранения. Всего к концу 1945 года умерло, предположительно, около 80 тысяч человек.

Решение о применении второй бомбы было принято 7 августа 1945 года на Гуаме. Тем самым США хотели продемонстрировать, что располагают бесконечным запасом нового оружия против Японии, и что они будут продолжать сбрасывать атомные бомбы на Японию, пока та безоговорочно не капитулирует.

Нагасаки до и послеОднако первоначальной целью второй атомной бомбардировки был не Нагасаки. Чиновники выбрали город Кокура, где у Японии был один из самых крупных заводов по производству боеприпасов.

Утром 9 августа 1945 года самолет B-29 «Бокскар», пилотируемый майором Чарльзом Суини, должен был доставить «Толстяка» в город Кокура. Сопровождали Суини лейтенант Чарльз Дональд Альбери и лейтенант Фред Оливи, стрелок Фредерик Эшворт и бомбардир Кермит Бихан. В 3:49 утра «Бокскар» и пять других В-29 покинули остров Тиниан и направились к Кокуре.

«Бокскар»

Через семь часов самолет подлетел к городу. Плотные облака и дым от пожаров после авианалета на соседний город Явата закрыли большую часть неба над Кокурой, заслоняя цель. В течение следующих пятидесяти минут пилот Чарльз Суини совершил три захода на бомбометание, но бомбардиру Бихану не удалось сбросить бомбу, потому что он не мог визуально определить цель. К моменту третьего захода их обнаружили японские противовоздушные зенитки, а второй лейтенант Джейкоб Безер, который следил за радиоэфиром японцев, сообщил о приближении японских истребителей.

Топливо заканчивалось, и экипаж борта «Бокскар» решил атаковать вторую цель, Нагасаки. Когда через 20 минут B-29 пролетел над городом, небо над ним тоже было закрыто плотными облаками. Стрелок Фредерик Эшворт предложил бомбить Нагасаки с помощью радара. В этот момент небольшое окошко в облаках, обнаруженное в конце трехминутного захода на бомбометание позволило бомбардиру Кермиту Бихану визуально определить цель.

«Бокскар»В 10:58 утра по местному времени «Бокскар» сбросил «Толстяка». Через 43 секунды на высоте 1650 футов, примерно в 1,5 милях к северо-западу от предполагаемой точки прицеливания произошел взрыв, мощность которого составила 21 килотонн в тротиловом эквиваленте.

Радиус полного разрушения от атомного взрыва составлял около одной мили, после чего пожар распространился по всей северной части города ― около двух миль к югу от места падения бомбы. В отличие от построек Хиросимы, почти все здания в Нагасаки были традиционной японской постройки ― деревянные каркасы, деревянные стены и черепичные крыши. Многие небольшие промышленные и коммерческие предприятия тоже были расположены в зданиях, которые не в состоянии выдерживать взрывы. В результате атомный взрыв над Нагасаки сравнял с землей все в радиусе своего поражения.

Из-за того, что сбросить «Толстяка» точно в цель не получилось, атомный взрыв был ограничен долиной Ураками. В результате большая часть города не пострадала. «Толстяк» упал на промышленную долину города между сталелитейным и оружейным производствами «Митсубиси» на юге и торпедным производством «Мицубиси-Ураками» на севере. Полученный взрыв имел мощность, эквивалентную 21 килотонне тротила, примерно такой же, как и взрыв бомбы «Тринити». Почти половина города была полностью разрушена.

После бомбардировки Нагасаки

Второй пилот «Бокскара» Фред Оливи опубликовал подробный отчет об эффектах атомного взрыва над Нагасаки. Вот некоторые из его заметок:

Оливи: «Внезапно в кабине вспыхнул свет тысячи солнц. Даже в затемненных сварщицких очках я вздрогнул и закрыл глаза на пару секунд. Я предполагал, что мы пролетели около семи миль от эпицентра и летим в направлении от цели, но свет ослепил меня на мгновение. Мне никогда не приходилось видеть такой сильный голубой свет, может быть, в три или четыре раза ярче солнца, сиявшего над нами».

«Я никогда не видел ничего подобного! Самый большой взрыв, который я когда-либо видел… Этот столб дыма трудно описать. Огромная белая масса пламени кипит в грибообразном облаке. Оно розоватое, лососевого цвета. Основание черное и немного отстоит от гриба».

После бомбардировки Нагасаки«Грибообразное облако двигалось прямо к нам, я сразу же поднял глаза и увидел, как оно приближается к «Бокскару». Нам сказали не летать через атомное облако, потому что это было чрезвычайно опасно для экипажа и самолета. Зная это, Суини повернул «Бокскар» круто вправо, подальше от облака, широко открыв дроссели. На несколько мгновений мы не могли понять, вырвались ли мы из зловещего облака или оно нас захватило, но постепенно мы отделились от него, к большому облегчению».

Тацуичиро Акизуки: «Все здания, которые я видел, были в огне… Электрические столбы были окутаны пламенем, как множество огромных спичек… Казалось, что сама земля извергала огонь и дым ― пламя извивалось и выбрасывалось прямо из-под земли. Небо было темным, земля была алой, между ними висели облака желтоватого дыма. Три цвета ― черный, желтый и алый ― зловеще проносились над людьми, которые метались, как пытающиеся убежать муравьи… Казалось, наступил конец света».

Последствия

14 августа Япония сдалась. Журналист Джордж Уэллер был «первым по Нагасаки» и описал загадочную «атомную болезнь» (начало лучевой болезни), убивавшую пациентов, которые внешне, казалось, избежали удара бомбы. Спорные и в то время, и в течение многих следующих лет, статьи Уэллера не были разрешены к публикации до 2006 года.

Полемика

Дебаты по поводу бомбы ― нужна ли была пробная демонстрация, так ли необходим был сброс бомбы на Нагасаки и многое другое ― продолжаются и по сей день.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *