Хитрый Советский генерал

вов сталинград стрелковая
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В оперативных документах времен Великой Отечественной войны эта боевая операция именовалась частной. Тем не менее, как показали последующие события, она имела немаловажное значение для наших войск, действовавших на орловском направлении.

Участок фронта, где проводилась эта операция, занимала 336-я стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор Кузнецов. На этом участке около двух лет войска стояли в обороне. Гитлеровцы за это время основательно укрепились, построили долговременную и надежную оборону. В этом убедились наши части, которые однажды уже пытались овладеть вражескими позициями и потерпели неудачу.

Командный пункт генерала Кузнецова находился в нескольких километрах от передовой линии, около раз-рушенной и сожженной деревни Борщево. В один из июньских дней 1943 года на КП прибыл сам маршал Василевский. Приезд маршала и обрадовал и насторожил Кузнецова. Обрадовал потому, что в свое время, в 1926 году, Кузнецов и Василевский после гражданской войны оказались на курсах «Выстрел». Так что маршалу генерал доводился старым товарищем, однокашником.

Маршал сразу узнал Кузнецова, вспомнил курсы «Выстрел», общих знакомых. Беседа шла непринужденно, дружески, в полушутливом тоне. Но генерал понимал, что Александр Михайлович приехал в дивизию не затем, чтобы встретиться со своим старым знакомым. Беседуя с ним, Кузнецов все время ждал разговора, ради которого приехал маршал. Наконец Василевский сказал:

— Нам очень нужно, Владимир Степанович, все знать о замыслах группировки противника. Есть данные, что гитлеровцы усиленно готовятся к наступлению. Жаждут взять реванш за поражения под Москвой и Сталинградом. Смотрите, — маршал указал на карту.— Этот Каргаишиский плацдарм — важный стратегический пункт.

Плацдарм находился на противоположном берегу реки Оки, в районе населенных пунктов Пальчиково и Каргашино.

— Если мы овладеем плацдармом, — продолжал маршал, — мы вскроем систему обороны противника, создадим себе условия для дальнейших боевых действий. Задача трудная. Противник готовится к наступлению и легко плацдарм не отдаст. Пробовали взять его. Не получилось. После того противник стал внимателен к этому месту. Так что задача не из легких. Плацдарм нам нужно взять. Требуется хорошо подготовиться. Провести операцию надо скрытно, внезапно. — Сколько вам потребуется времени на подготовку операции? — спросил Василевский.

— Две недели, — ответил Кузнецов.

вов сталинград стрелковая

— Да, пожалуй, две недели хватит, — согласился маршал.

Сразу же после отъезда Василевского началась подготовка операции. Установили тщательное наблюдение за противником. Каждое его движение, каждое его действие фиксировалось, о чем докладывалось генералу. Часто в эти дни и сам генерал появлялся на наблюдательных пунктах.

О готовившейся операции по захвату плацдарма в дивизии знали лишь несколько человек. Для всех под-разделений дивизии подготовка — обычное тактическое занятие.

КП командира дивизии находился рядом с рекой Зуша, притоком Оки. Русло ее проходило параллельно Оке. И генерал решил воспользоваться представившейся возможностью. Он приказал воспроизвести на противоположном берегу Зуши оборону противника. Траншеи, ходы сообщений, другие инженерные сооружения должны были быть точной копией тех сооружений, которые возвели гитлеровцы на противоположном берегу Оки.

Для предстоящей операции по захвату плацдарма выделялся специальный батальон и полк. Генерал лично руководил подготовкой подразделений к операции. Он предупредил офицеров о том, что занятия должны проводиться, как в боевой обстановке.

— Не курить, не разговаривать. Полная тишина.

Укрепления на Зуше построили за четыре дня. Это не могло не привлечь внимания противника. Как позже стало известно, строительство укреплений на Зуше дезориентировало гитлеровцев. Коль русские возводят укрепления в своем тылу, значит, они не думают наступать, значит, они готовятся к обороне. В этом их и старался убедить генерал Кузнецов: то покажет людей, которые среди белого дня двигались не к фронту, а в тыл, то прикажет выставить макеты орудий, пулеметов на таком месте, чтобы их могли засечь самолеты-разведчики. В общем, делалось все, чтобы усыпить бдительность противника, убедить его в том, что никакая опасность, по крайней мере в ближайшее время, ему не грозит.

Тем временем генерал Кузнецов лично готовил под-разделения к операции. Проводились систематические усиленные занятия. Каждую ночь бойцам приходилось форсировать Зушу и атаковать укрепления, возведенные на противоположном берегу. В траншеях находились наблюдатели. Они подробно докладывали лично генералу о действиях подразделений. Обращалось особое внимание на маскировку. Генерал сам находился в порядках атакующих и строго следил, чтобы бойцы неукоснительно выполняли правила маскировки, чтобы они действовали быстро и стремительно.

— Это что же у тебя за бросок такой? — вдруг появлялся он около одного солдата. — Так будешь перебегать, тебя неприятель снимет в один момент. Рывок должен быть молниеносным. Вскочил, ринулся и камнем на землю. Смотри ..

И генерал тут же демонстрировал, как нужно перебегать, как камнем бросаться на землю.

— Понял? Ну-ка, повтори. Теперь лучше. Повтори еще.

Спустя несколько минут он журил взвод солдат, не сумевших как следует замаскироваться.

Наконец все было готово к операции: умело и согласованно действовали воины, доставили оружие, боеприпасы, проволочные заграждения, мины, чтобы при овладении плацдармом немедленно закрепить занятые позиции. Операция была назначена в ночь с субботы на воскресенье. Генерал учитывал, что в субботу офицеры врага не удержатся от выпивки, что, безусловно, ослабит их бдительность и боеготовность. За сутки до операции офицеры провели рекогносцировку, приняли на местности решения, которые командир дивизии утвердил с некоторыми поправками. К операции были подготовлены артиллерия и дивизион «катюш».

Продвижение к плацдарму началось в сумерки. На берегу Оки воинов ждали плоты, бревна, лодки. Ровно в 23 часа началась переправа. Каждый знал, что ему делать, как поступать. Все действовали уверенно, согласованно. Вот уже первые подразделения залегли на вражеском берегу.

Переправа продолжалась. А над Окой — тишина. Будто ничего здесь не происходит, будто спит все вокруг. К трем часам ночи генералу доложили, что батальоны переправились полностью и готовы к атаке. Переправилась даже полковая артиллерия.

— Отлично! — произнес Кузнецов. — А теперь — артналет. Да покрепче.

Орудия и «катюши» несколько минут поливали позиции врага плотным огнем. Гитлеровцы даже не смогли ответить. Когда артиллеристы перенесли огонь в глубину обороны противника, в атаку рванулись приготовившиеся к броску пехотинцы. Чтобы замаскировать силы атакующих, ввести врага в заблуждение, артиллеристы ударили дымовыми снарядами.

Не успели гитлеровцы опомниться от артналета, как в траншеи буквально на плечи им свалились советские пехотинцы. Они уничтожали врага всеми видами оружия. Часто возникали рукопашные схватки. Траншея за траншеей, блиндаж за блиндажом переходили в руки наших бойцов. Гитлеровцев охватила паника. Она была настолько велика, что те, кому удалось выбраться из траншей, бежали без оглядки несколько километров в сторону Волхова. Вся операция продолжалась час-полтора. Потери в дивизии были самые минимальные.

Заняв укрепления врага, бойцы тотчас же начали закрепляться. Протянули три линии проволочных заграждений, заминировали подходы к плацдарму. И когда, опомнившись, фашисты в тот же день попытались атаковать наши подразделения и вернуть утраченные позиции, они натолкнулись на решительный отпор. Дважды в тот день они атаковали и каждый раз откатывались.

Через пленных были добыты важные сведения о силах и расположении врага, о его боевой технике, о «пантерах», «тиграх» и «фердинандах», которые тогда только что появились на фронте.

Фашистское командование не могло примириться с потерей важного участка на Оке. Шесть дней немцы беспрерывно атаковали. Сорок восемь атак за эти дни отбили защитники Каргашинского плацдарма. В дальнейшем этот плацдарм был успешно использован нашим командованием для наступления на орловском направлении.

В те дни генерала Кузнецова уже не было в дивизии. Он выехал на другой участок фронта в качестве командира корпуса.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *