Языковые семьи

лексика грамматика фонетика
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Деление языков на родственные семьи оправдывает себя только до определенного предела. Например, татарский, казахский, узбекский и прочие составляют отдельную родственную семью языков, и возражать против этого никто не станет. То же самое можно сказать по отношению к славянским, романским, германским и другим языковым семьям. Однако когда нам говорят, что т. н. тюркские родственны монгольским, тунгусо-маньчжурским, а славянские, германские, скажем, греческим, латинским или персидским, то мы вправе сомневаться: насколько такие утверждения соответствуют действительности? В языках, относящихся к большим семьям, имеются кое-какие соответствия, однако есть в них и большое количество несоответствий.

Для выяснения родства разных языков на что опираться — на некоторые соответствия или на большое количество несоответствий? Что приоритетнее в этом крайне деликатном деле —фонетика, лексика или грамматика?

Сходство слов в разных языках

Вот несколько примеров. В современном монгольском, как и в татарском, имеются гласные типа  ∂,θ, γ,  (а мягкая, о мягкое, у мягкое), однако нет согласного типа къ, характерного для татарского. Согласному къ в монгольском соответствует х.

татарский алфавит на основе кириллицы

Допустим, что система звуков в татарском и монгольском в общем идентична. Однако когда современный татарин попытается объясняться по-татарски с монголом, который знает только свой язык, то собеседники, думается, не смогут понять друг друга.

 

монгольский алфавит
Монгольский алфавит

Во многих т. н. индоевропейских —персидском, французском, итальянском, английском языках имеются звуки, близкие или даже адекватные татарским ∂,θ, γ, ж(жд), н(нг), h, губно-губному в (v), твердому къ (q). В русском — также индоевропейском — как известно, нет ни одного звука, указанного выше.

В языках, считающихся родственными по большой семье, имеются большие разницы и в лексике, и в грамматике. Например, в индоевропейском хеттском «вода» называется ватар. По своему звучанию ватар близко к русскому вода, немецкому вассер, индийскому уда. В других индоевропейских: латинском «вода» —акуа (aqua), греческом — гидор (hydor). Последние два примера не то что не напоминают «ватар» или «воду», но даже чуточку не похожи на своих кровных родственников.

Приведем примеры другого порядка. В хеттском «кость» называется хастай, которое почти полностью соответствует русскому кость, греческому osteon, латинскому os. В японском, не относящемся к индоевропейской семье, кость называется коцу. Это уже почти русское кость, хеттское хаспгай, греческое osteon!

Как же так? Может быть, японцы заимствовали коцу у индоевропейцев? Однако едва ли такое могло случиться, потому что не согласуются кое-какие другие факты, относящиеся к индоевропейско-японским отношениям. Как мы знаем согласно учению лингвистов, индоевропейские языки считаются самыми старшими по рождению, они появились на свет 8—10 тысяч лет тому назад.

Яхонтов С.Е.Как предполагает С. Е. Яхонтов, языки же Восточной и Юго-Восточной Азии, в том числе, видимо, и японский, оформились 6 — 7 тысяч лет тому назад. Существует гипотеза, что на современную родину японцы переселились с материка 30 тысяч лет тому назад. Если принимать за истину обе гипотезы, то японцы никак не могли контактировать с индоевропейцами ни на материке, ни на островах.

В японском и других языках имеются слова, которые по структуре и значению идентичны татарским. Например, японское боку — пасти скот, татарское багу — ухаживать, присматривать, бала багу — ухаживать за ребенком. Японское яку — сжечь, татарское ягу — жечь, сжечь. В индонезийском «факел»— обор. На татарском убыр — оборотень, вампир, упырь, который, по представлениям татар, существует в виде блуждающего огня.

На языке телок-кируру (Новая Гвинея) «огонь» называется ута, на татарском — ут. В языке маори (Новая Зеландия) пату — бить, ударить, а на татарском то же слово в том же значении звучит как вату.

Наличие в татарском и японском идентичных по форме и значению слов не такое уж из ряда вон выходящее явление—ведь, согласно предположению некоторых исследователей, японский и татарский являются типологически родственными. Может быть, и новозеландские, индонезийские и некоторые новогвинейские языки также относятся к алтайской или урало-алтайской семье?

Вопрос с «алтайскими» проще —это языки дикарей, а как быть с индоевропейскими, например, с русским, где также немало слов, идентичных с африканскими, австралийскими, новогвинейскими и прочими? Вот некоторые примеры. В языке били-били бор — «свинья», на русском боров — «кастрированный хряк», на мальгашском (о. Мадагаскар) вала — «стена, забор», русском вал — «земляная насыпь», т. е. та же «стена, забор».

В языке оромо (Африка) гаара — «гора», на русском — гора (произношение — гара). В языке луо (Африка) «яд» называется йат, русском —йад.
Обычно русско-татарские параллели в языке объясняются очень просто: в одних случаях татары заимствовали у русских, а в других — русские у татар. Иногда даже указывают даты заимствования — в таком-то веке, мол, начались контакты между русскими и татарами, и адекватное слово, возможно, проникло в русский (или в татарский) именно в том веке. Таким утверждениям, кажется, ничего нельзя противопоставить. А как объяснить параллели в языках, носители которых обитали далеко друг от друга и которые последние десятки тысяч лет никак не могли близко общаться?

Взаимоотношения между языковыми группами

Как считают сторонники сравнительно-исторического метода в языкознании, в каких-то периодах и по каким-то причинам пранароды пришли в движение. От основного ядра выделились отдельные малочисленные группы и рассредоточились в разных направлениях. С течением времени территории обитания малочисленных группировок отдалились от территорий первопредков. В результате этого появились новые общности людей и вместе с ними новые, независимые языки. В этих новых, независимых языках, как память о Древнейших правременах, когда все люди жили в праобществе и говорили на одном праязыке, остались реликты общих слов и грамматических форм.

сравнительно исторический метод

Современные исследователи, вооруженные передовым сравнительно-историческим методом, сравнивают два и более языков, которые, по их предположениям, когда-то отделились от родного праязыка, и выявляют в них общие слова и грамматические формы. На основе таких находок доказывается родство тех или иных языков, иначе говоря, считается, что найден ответ на вечный вопрос: кто у кого заимствовал и кто старше по происхождению.

Вот так решаются теоретические вопросы языка, культуры и истории многих народов. Как было сказано, компаративисты уверены, что так называемые индоевропейские языки оформились раньше всех других языковых групп. А это означает, что индоевропейцы были самыми активными и культурными по сравнению с другими народами. Если, скажем, в языках, не входящих в индоевропейскую языковую семью, имеются какие-нибудь слова, идентичные с индоевропейскими, то считается само собой разумеющимся, что неиндоевропейцы заимствовали их у своих соседей-индоевропейцев.

Заимствованные слова

Согласно утверждениям компаративистов, «алтайские» моложе всех других языковых групп, а в алтайской группе так называемые «тюркские» моложе монгольских, тунгусо-маньчжурских и пр. языков. Если все это так, то значит…
Это значит, что многие татарские и родственные татарским слова считаются заимствованными из других, более «культурных» языков. Например, по мнению Д. Е. Еремеева, «возможно, сам этноним «тюрок» — иранский по происхождению» . Он же утверждает, что многие тюркские слова, зафиксированные в орхоноенисейских эпитафиях, индоевропейского (тохарского и иранского) происхождения. К таким заимствованиям он относит: беш —пять, тюмен —десять тысяч, кюн, или гюн —день, солнце, огюз — бык, бэг —князь, берю —волк, тон, или дон — шуба, одежда.

Обратим внимание на такой общеизвестный факт. «Тюркские» и монгольские народы в определенные периоды их истории вели кочевнический образ жизни. У кочевников была своя специфическая культура. Кочевники имели большие стада домашнего скота и постоянно передвигались с места на место, следуя за своим скотом. Они питались в основном продуктами животноводства, свои войлочные юрты перевозили на телегах —все это можно назвать сугубо кочевнической культурой.

Однако даже вот такая своеобразная культура, оказывается, и не тюркская, и не монгольская, а индоевропейская. И лошадь, и телегу, и легкие войлочные дома, видите ли, заимствовали они у тех же иранцев, которые, согласно утверждениям иных исследователей, господствовали с древнейших времен в бескрайних степях Евразии.

Городская культура «тюркских» народов вообще считается заимствованной со стороны, у оседлых индоевропейцев или у Китая. Более того, казанские, крымские татары, карачаевцы и т. д., антропологический тип которых в основном не монголоидный, согласно некоторым утверждениям, вовсе не татары и родственные татарам народы, а те же «отюреченные» иранцы. Таким образом, не только язык, культура, но и внешний вид  народов заимствован у тех же индоевропейцев.

Вот еще некоторые примеры из области заимствований. Считается, что алла — «бог» мы заимствовали у арабов, ходай в том же значении — у иранцев. До сих пор мы были уверены, что тэцре — бог, татарский. Оказывается, что тэцре (тенгери) не татарское, а монгольское слово. Об этом пишут казахские ученые С. К. Кенесбаев и Т. Д. Жанузаков. Получается, что у наших предков не было своих богов.

татарские шаманы

Если не было своего бога, то, значит, не было развито религиозное мышление. Видимо, были какие-то шаманы, как у чукчей, нанайцев или африканских бушменов. Видимо, были также какие-то вызыватели дождя, знахари, лечившие болезни. У таких неразвитых, отсталых племен, конечно, не могло быть и своих терминов, относящихся к государственному устройству.

Финский ученый Пенти Аалто считает, что такие термины, как тархан, джабгу-ябгу, шад, каган (хаган), тигин (тегин), хан, тюркские народы заимствовали у иранцев. Советский тюрколог В. Л. Гукасьян согласен с этим мнением. По предположению Д. Е. Еремеева, ир(эр) — «муж, мужчина», по мнению П. Аалто, хатун — «жена, госпожа» заимствованы опять-таки из персидского. Как считает татарский ученый Р. Ахметьянов, кияу — «зять», кодагый — «кума, сватья», казахские ученые С. К. Кенесбаев и Т. Д. Жанузаков, куда — «кум, сват», аха(ага) — «старший брат» заимствованы из монгольского.

«В конечном счете иранцы воспринимали от иных культур значительно меньше, чем давали своим не всегда желанным гостям. Захватчики находились на более низкой ступени развития, Иран привлекал их высоким уровнем жизни и культуры и быстро покорял духовно. Что принесли с собой арабы, пришедшие из пустыни, или кочевники — дети азиатских степей? Только приток свежей энергии и страстное желание приобщиться к жизни цивилизованного государства», — пишет английский историк Питер Авери, знаток Древнего Ирана.

В этих словах главная мысль индоевропейского сознания нашла свое полное отражение: на одной стороне Иран, т. е. «Индо-Европа», источник жизни и культуры, а на другой—неразвитые «дети степей», варвары и азиаты.

С такими утверждениями трудно согласиться. Однако несогласие еще не означает, что доказано обратное тому, что сказано. Для того, чтобы доказать ненаучность таких утверждений, необходимо доказать в первую очередь ненаучность теории сравнительно-исторического метода в языко-знании с ее понятиями «пранарод» и «праязык» — главной опоры индоевропейского мышления. В свое время Н. Я. Марр, казалось бы, легко разбил компаративистику, однако теория стадиального развития, предложенная им самим, не была достаточно обоснована и не смогла заменить теорию сравнительно-исторического метода.

Сталин и марксизмМарр изгонял компаративистику из языкознания методом администрирования и объявил свою четырехэлементную теорию марксистской. В 1950 году совершилась великая «революция» в советском языкознании — Сталин раскритиковал марровскую теорию и дал добро сравнительно-историческому методу. С тех пор, вот уже более сорока лет, у нас господствует сталинско-марксистский метод в языкознании.
Если бы он был только «сталинским» или «марксистским», то сегодня легче было бы разоблачить и полностью изгнать его из науки. Однако этот метод не столько «сталинский» или «марксистский», сколько европоцентристский.

Он широко распространен и глубоко пустил корни, в тысячах институтов, кабинетов, завладел умами и мыслями десятков тысяч ученых, кандидатов и докторов. Этот метод не разрушить ни пушечными выстрелами, ни танками. Здесь нужна воля и логика.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *