Юный разведчик

юный разведчик вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Скитания Коли начались сразу же после ухода отца в армию. С мачехой их осталось четверо, и мальчишка чувствовал, что надо как-то самому добывать себе пропитание и одежду.

В те первые месяцы 41-го военного года мальчишка исходил многие дороги Балаклеевского района, что под Харьковом. Ночевал где придется, а проголодавшись, заходил в любую хату, и там без лишних слов кормили его, давали приют. А чтобы его не отправили домой, придумал, что якобы он ехал из Киева и отстал от родителей.

Таких историй в то тревожное время приключалось много, и мальчишке верили.

Фронт подошел к Балаклеевке, а затем отодвинулся на восток, и вскоре канонада боев стихла совсем.

В селах района появились немецкие войска. Сначала Коля с любопытством разглядывал военных в темно-зеленых мундирах, разъезжающих по улицам на мотоциклах и машинах.

Но вскоре ему, как и всем мирным жителям, пришлось прятаться в сараях и погребах. Гитлеровцы грабили людей, убивали, сжигали живьем, а тех, кто помоложе, увозили в неволю.

В сердце мальчишки вскипала ненависть к насильникам, он хотел, чтобы наши бойцы вернулись поскорей — может, с ними вернется и отец.

В начале 1943 года наши вернулись, но отца с ними не было.

В Петровском стояла пехотная часть. Настырный Коля добился-таки, чтобы его принял командир, и рассказал ему ту же самую историю: мол, сам он из Киева и хотел бы с частью быстрее добраться до родного дома. Его оставили при части, определили в трофейную команду. Теперь Колю Горбунова было не узнать: он аккуратно подстрижен, одет в военные гимнастерку и брюки, обут в кирзовые сапоги, и даже нашлась для него шинель, которую, правда, пришлось здорово обкорнать.

Оружие мальчишке пока не давали, но даром солдатский хлеб он не ел: помогал бойцам нести караульную службу, ходил с донесениями из полкового штаба в дивизионный.

Однажды по неопытности отстал от части.

Никто ему не мог толком объяснить, где ее сейчас искать.

Но вот у дороги он увидел полевую кухню. Пахло щами.

— Наши! — обрадовался мальчишка.

Но он ошибся. Это была другая часть. Здесь остановился 7-й артдивизион 215-го пушечно-артиллерийского полка резерва Главного командования.

Кроме повара и еще нескольких бойцов, возле кухни находился офицер.

— Значит, отстал? — участливо выспрашивал он Колю.

— Как видите.

— А ты не горюй. Оставайся пока с нами. Мы на месте долго не сидим. Вот скоро двинемся, догоним твоих пехотинцев.

Так Коля Горбунов оказался у артиллеристов.

Его хотели определить в оружейную мастерскую, чтоб подальше от передовой, но мальчишка заупрямился, и пришлось отдать его под опеку взвода разведчиков.

Позиции артиллерийского дивизиона оборудуются в нескольких километрах от передовой линии, однако бойцы взвода разведки, как правило, всегда находятся на передовой.

Бойцы под разными предлогами старались оставить Колю в тылу, но это им редко удавалось.

Как-то Колю вызвал к себе командир дивизиона. Парень не на шутку встревожился, подумал, что отправят в тыл. Шел 1944 год, советские войска стремительно наступали. Слышал Коля, что есть приказ: «сыновья полков» должны быть отправлены в тыл, чтобы продолжали прерванную учебу.

Однако вышло иначе.

Командир дивизиона расспросил Колю о житье-бытье, пошутил и вдруг перешел на серьезный тон:

— В нескольких десятках километров отсюда находятся Бендеры. Мы будем участвовать в их освобождении. Однако фашисты укрепили все подступы к городу. Сюда прибыли новые части противника с боевой техникой. Мы пока не знаем, где их артиллерийские и минометные позиции, где их штабы. А будем знать — ударим по ним из всех стволов. Смотри вот на карту. Это село, которое видно отсюда в бинокль. Надо туда добраться, сделать разведку. Сможешь?

— Смогу!

Колю облачили в старые серые брюки, застиранную рубашку, длиннополое пальто. Теперь он снова походил на того мальчонку, что бродил по дорогам Харьковщины.

— А как с оружием? — спросил Коля.

У Коли Горбунова были теперь и автомат и гранаты, а командир взвода подарил ему маленький, похожий на игрушечный пистолет.

— Какое же может быть оружие у паренька, который остался без родителей и просит милостыню! — ответил командир взвода.

И все же Коля сумел незаметно спрятать пистолет. Он продырявил карман пальто и спустил пистолет за подкладку. А карманы он набил кусками хлеба и сухарями.

Через линию фронта Коля переправился ночью, утром он уже расхаживал в селе. Мирных жителей было мало, почти все хаты заняли гитлеровцы.

Коля успел заприметить позиции трех артиллерийских батарей, двух минометных расчетов, несколько огневых точек. На северной окраине за сараями укрыто с десяток танков.

В хате с кирпичным забором, по всей вероятности, обосновался штаб — туда то и дело подъезжали мотоциклы, легковые автомашины. Да и по количеству проводов, протянутых сюда, нетрудно было догадаться, что это штаб. Дивизионный, а может, еще выше.

Пока что Колю никто из солдат не останавливал.

Он подошел к воротам дома. Уж очень хотелось мальчишке заглянуть во двор, сосчитать легковые машины.

Часовой угрожающе рявкнул:

— Хальт!

Коля стал показывать знаками, что хочет есть, может, солдат даст ему немного хлеба.

Солдат поднял автомат.

«У, гнида паршивая, жадина-гадина!» — вскипел мальчишка.

Видя, что во двор заглянуть не удастся, он круто повернул назад.

— Хальт! — снова послышался окрик часового и еще какие-то гортанные выкрики.

Так и подмывало побежать, спрятаться за углом, но парнишка, пересилив страх, старался идти спокойно.

Позади послышался тяжелый топот. Коля оглянулся. К нему бежал солдат с пистолетом в руке. Не часовой, а другой. Он сбил Колю с ног, пнул ногой, потом поднял за шиворот и поволок.

Коля подумал, что нет худа без добра. Может, его поведут в штаб и он увидит все то, что пригодится командиру дивизиона, а может, его станет допрашивать сам генерал. Вот будет что рассказать ребятам! О том, что его могут заподозрить в чем-то и задержать, Коля даже и мысли не допускал.

И вдруг он вспомнил про пистолет. Впервые вспомнил за все это время. И весь похолодел. Если найдут пистолет — конец. Не удастся вывернуться, и возиться с ним долго не будут, к стенке — и готово. И только теперь Коля пожалел, что ослушался командира. Действительно, зачем оружие попрошайке?

Колю втолкнули в дверь. В комнате сидел офицер в очках. Он лениво посмотрел на вошедших. Солдат щелкнул каблуками и стал докладывать. Офицер выслушал, сказал что-то. Солдат начал обыскивать Колю, извлекая из карманов куски хлеба, сухари.

«Сейчас найдут!»

Коле казалось, что в комнате слышно, как учащенно бьется его сердце.

«Сейчас…»

Однако солдат до полы Колиного пальто не добрался. Он доложил офицеру, что ничего подозрительного не нашел. Офицер обошел вокруг мальчишки и вдруг наотмашь ударил по лицу и приказал увести.

Солдат повел его к сараю и, открыв дверь, толкнул через порог. Коля упал. Он никак не мог прийти в себя. А сердце радостно выстукивало: «Не нашли! Не нашли!» Коля прощупал пистолет — на месте.

Ночью он должен был вернуться к своим. Должен был указать все огневые точки, замеченные в селе и за селом.

Должен, но сейчас он сидит в сарае под охраной, и неизвестно, что с ним будет к вечеру.

Хотелось есть. Коля тщательно прощупал полу пальто. Несколько сухариков провалилось в дырку. Вот удача!

Коля поел и стал прислушиваться. Где-то недалеко ухали взрывы, изредка раздавались винтовочные выстрелы.

Было зябко. Коля бегал из угла в угол сарая, иногда заглядывал в щелку двери. Часовой, пританцовывая, ходил взад-вперед.

Наступил вечер. Колю не трогали, никуда не вызывали. Сменился часовой. Коля стал тарабанить в дверь.

— Пить! — попросил он.

Часовой размеренно ходил взад-вперед.

— Пить! Хочу пить! Воды!

Коля прислушался. Шаги смолкли, похоже, часовой ушел. Коля дернул дверь. Она не поддалась.

Послышался скрип. Это часовой отодвигал засов.

Коля вытащил пистолет. От холодного металла дрожь пошла по всему телу.

В чуть открытую дверь просовывается рука с котелком.

Коля старается унять дрожь в руке.

Наконец в проеме появляется голова. Коля протягивает руку и нажимает на спусковой крючок.

Кажется, крыша сарая обрушилась: так громко прозвучал выстрел. Солдат выпустил котелок, тот звякнул о порог.

Коля рванулся в дверь, побежал к забору, перескочил через него и, крадучись, пополз вдоль улицы. Позади было тихо. Неужели никто не услышал выстрела, неужто таким громким показался он только ему?

Из села Коля выбирался долго, к своим попал только под утро.

Докладывал он командиру о выполнении задания по-мальчишески бойко, деловито, помечал на карте огневые позиции противника. Вот только руки предательски дрожали.

О смелой вылазке юного разведчика Коли Горбунова вскоре узнал весь полк.

разведчики вов зимой

Еще в одной, очень трудной операции участвовал Коля Горбунов. Это было под Будапештом. Группа разведчиков шла к позициям немцев, чтобы захватить «языка». В группу напросился и Коля. В белых халатах, неприметные на снегу, разведчики подобрались к проволочным заграждениям, проделали в них лаз. Подползли к самым окопам и стали ждать. Вот издали показался немец, он шел вдоль окопов, тихонько насвистывая. Коля лежал рядом с сержантом, командиром группы захвата. Сержант оглянулся, кивнул Коле в сторону немца. Тот, не замечая опасности, продолжал насвистывать и наконец поравнялся с ними. Пропустив его немного вперед, сержант вскочил, двумя прыжками настиг его, и тот не успел даже крикнуть, как был повален на землю. Коля бросился на помощь.

— Кляп! — услышал он приглушенный голос сержанта.

Фашисты все же обнаружили разведчиков, осветили все вокруг, открыли ураганный огонь. Но группа прикрытия дала возможность дотащить «языка» до наших окопов.

Узнав об участии Коли в опасной вылазке, командир артдивизиона приказал немедленно перевести парня тыловое подразделение, в артиллерийские мастерские.

В августе 1945 года четырнадцатилетнего Колю Горбунова отчислили из армии. Провожали его дружески, тепло, всем полком, как и подобает провожать сына полка.

— Учись, Коля, наверстывай упущенное, — напутствовали однополчане.

И вот после длительного перерыва сел Николай Горбунов за парту.

Среди учеников Коля выделялся своей неуемной энергией, любознательностью и, конечно же, тем, что носил на груди орден Красной Звезды и медали «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», которыми были отмечены его солдатские подвиги.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Юный разведчик
  1. «По количеству проводов определил штаб» — у немцев проводной связи практически не было, только радио! Масса других совершенно очевидных ляпов… Тому, кто берётся за такие рассказы надлежит всё-таки быть хоть какого-то уровня знатоком реальных деталей того времени. Иначе никакого «патриотического воспитания» не получится — вас просто перестанут читать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *