За рекой «сестрой»

за рекой
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Точно острый нож, занесенный над Балтикой, была «линия Маннергейма» Она упиралась чуть ли не в самые стены Ленинграда и много лет грозила нам бедой.

Военные штабы Запада видели в ней надежный трамплин для нападения на Советский Союз. Они построили дороги вдоль Финского залива, соорудили до 40 аэродромов в приграничной зоне и создали 90-километровую по глубине линию укреплений. На узкой полосе между Ладожским озером и Финским заливом гранитные скалы оделись в железобетон. Надолбы, ежи, противотанковые рвы, пулеметные и орудийные гнезда, доты и подземные убежища, опутанные колючей проволокой в шесть рядов,- все это создавалось под руководством военных инженеров и экспертов фашистской Германии и других капиталистических стран.

Небольшая пограничная речка с ласковым названием Сестра дремала у самых пригородных домиков Ленинграда. Хмуро качались за рекой высокие ели и сосны. На них зимой и летом, словно коршуны, торчали белофинские наблюдатели.

По ночам тревожная тишина нарушалась жужжанием пил и стуком топоров, шумом падающих деревьев. Все реже мелькали огни пограничных финских деревень, а к осени тридцать девятого года они совсем погасли.

Ноябрьский рассвет казался особенно ярким от только что выпавшего снега. На границе было спокойно. Позавтракав, наши пограничники начали обычные занятия. Небольшая группа бойцов вышла к реке на лыжах.

Вдруг в районе Майнилы с финской стороны ударили орудия, снаряды, буравя воздух, пронеслись через границу и взорвались на нашей стороне. Снег побагровел от крови; на снегу остались лежать убитые красноармейцы.

Это случилось 26 ноября 1939 года. А через четыре дня в небо взлетели ракеты, и орудийный гром эхом отозвался в дальних перелесках. Советские танки и пехота пошли в наступление…

Боевые действия длились около трех с половиной месяцев. Мощными ударами советских войск «линия Маннергейма» была сокрушена, и после штурма Выборга перед частями Красной Армии открылся путь в глубь страны. Это охладило воинственный пыл белофиннов, и 12 марта 1940 года был подписан мирный договор между СССР и Финляндией.

за рекой

Многие воины наших частей в боях на Карельском перешейке проявили мужество и отвагу, за что получили высокие награды.

— А что, Пулькип — боец всамделишний или придуманный? — спрашивал башенный стрелок Чистяков у танкистов своего взвода.

— Кто его знает! .. Фамилия Пулькин, может быть, и придумана, а насчет храбрости — можно не сомневаться,- ответил младший лейтенант Иван Куштин.- Еще и похрабрее этого Пулькипа есть. Никому бы не поверил, да сам видел, как наш пулеметчик один почти роту белофиннов разогнал. Приладил пулемет на трактор и пошел косить огнем… Тот точно по фамилии Койда, а звать Анатолием.

— И метко стрелял? — поинтересовался кто-то.

— Метко. Главное — не струсил. В бою, браток, первое дело — смелость!

Куштин немало слышал рассказов о подвигах наших бойцов. Он воевал уже третий месяц.

…А потом пошли рассказы об отваге Ивана Куштина, хотя сам он всегда отнекивался: это, мол, не я, да не так все это было.

Но вот о нем написала газета «На страже Родины»: «Отряду 1-й танковой бригады была поставлена задача — прорваться через укрепления противника сквозь глубокие снега во вражеский тыл и перерезать важную коммуникацию. Командир отряда вызвал к себе младшего лейтенанта Ивана Куштина и сказал: — Вы назначаетесь в разведку

Далее говорилось, что Куштин проявил находчивость, смелость и отлично выполнил боевое задание. Танковый взвод под его командованием с ходу ворвался в расположение врага и открыл губительный огонь. Башенный стрелок Чистяков стрелял метко. А Куштин умело корректировал огонь орудия и подавал команды:

— Справа, у выступа леса, вражеская пушка. Уничтожить!

— Есть, уничтожить! — отвечал Чистяков.

Третьим снарядом пушка была выведена из строя.

— По дзоту, ОГОНЬ!

И снаряд, посланный Чистяковым, врезался в огневую точку врага…

Бой шел несколько часов. Пушка танка раскалилась, краска на стволе вздулась пузырями. В танке стало сизо от дыма. Дышать было тяжело, а открыть люк невозможно: вражеские пули и осколки, будто град, стучали по броне. В машине так гудело, что казалось: вот-вот голова треснет. Куски окалины, отлетая от брони, хлестали танкистов по лицам и рукам.

И все же к вечеру дорогу у моста наши танки оседлали. Пробиваясь сквозь синие сумерки, Куштин спешил на командный пункт с донесением. Он был в хорошем настроении и поэтому шутил, обращаясь к механику-водителю:

— Поднажми, милок, на рычаги, а то ведь к ужину опоздаем.

— Есть, поднажать — ответил старшина, и мотор взревел от натуги.

Танк набирал максимальную скорость. Снежный вихрь заметал следы. Вдруг оглушительный взрыв потряс воздух, и танк остановился. Наскочили на мину, перебита гусеница.

Неоднократно под вражеским огнем выползали наши смельчаки из танка, но отремонтировать гусеницу не удавалось. Всю ночь экипаж Куштина вел бой, не давая белофиннам подползти к машине. На рассвете Куштин заметил двух вражеских солдат, подобравшихся почти к самому танку. Достать их огнем из пулемета было невозможно — они находились в не поражаемом пространстве. Куштин, недолго думая, выскочил из танка и из револьвера, стреляя в упор, уничтожил врагов. Взорвать танк они не успели.

Более 12 часов экипаж Куштина находился на вражеской территории, ведя неравный бой. Утром все же гусеницу отремонтировали и вырвались из окружения…

Бои продолжались. Как-то метельным февралем 1940 года отважные куштипцы захватили высоту под условным названием «груша» и целые сутки отражали яростные атаки врага, удерживая ее до подхода нашей пехоты.

Вскоре после боя Куштин в составе танкового отряда наступал на дорогу Пиен — Перо —Хепонотка. В завязавшемся бою танк Куштина уничтожил вражеский дзот, противотанковое орудие и разрушил две землянки с пехотой, а когда первым ворвался на высоту «45,0», там еще уничтожил два противотанковых орудия и артиллерийский командный пункт противника.

С Куштиным произошел и такой случай: при подходе к мосту, находившемуся недалеко от переднего края обороны противника, он заподозрил, что мост заминирован. Зная коварство белофиннов, Куштин решил проверить свое предположение. Ошибки не было. По мосту прострочила пулеметная очередь, и мост взлетел на воздух от сработавшей мины.

— Ну и зоркий же глаз у вас, товарищ младший лейтенант! — проговорил Чистяков.- Не досмотри — мы уже были бы на том свете.

— А у тебя тоже не подводит зрение: если поймаешь в прицел противника — того поминай как звали; ПУШКУ с первого снаряда разнес вдребезги,- ответил Куштин.

— Моя должность такая: стрелок, нельзя быть мазилой.

— А моя? Тоже нельзя ошибаться. Мало ли?..

«45,0», там еще уничтожил два противотанковых орудия и артиллерийский командный пункт противника.

…Майским солнечным днем сорокового года по селу Кучасьеву, что на Рязанщине, под Шацком, неслись быстрые кони. На их спинах сверкали на солнце серебряные бляхи, а гривы и дуги были обвиты яркими лентами. Далеко вокруг раздавался перезвон бубенцов. Это жители Кучасьева спешили на митинг в районный центр встречать первого в районе Героя Советского Союза Ивана Яковлевича Куштина (П. Батуриев)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *