Замешательство командира, чуть не погубило экипаж танка

БТ-7 и Т-26 на зимнем марше
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

На рассвете 16 ноября после артподготовки, подкрепленной еще и массированным авиаударом, немецкие части атаковали части 20-й горнокавалерийской дивизии, занявшие оборону севернее Волоколамска. Атаковали напористо, почти сразу же потеснив левый фланг.

27-й бронетанковый дивизион, скрытно располагался в лесе  недалеко от деревни Кутьино, поступил приказ, стремительной атакой отбросить немецкие танки, потеснившие левый флан нашей дивизии.

Местность, простиравшаяся перед лесочком, была открытой, слабопересеченной, и механик-водитель Петр, прекрасно видел через смотровые щели, как нагло в линию шли немецкий танки. Они шли не прячась и не пытаясь замаскировать свою передвижения, немцы были уверены в своей неуязвимости. И это злило.

Поступил приказ на начало движения. Но не в контратаку, нет. Командир бронетанкового дивизиона решил произвести маневр.

Скрытно проведя свои танки вдоль опушки леса, он вскоре сосредоточил их против правого фланга гитлеровцев. И вот тогда-то, развернув дивизион уступом влево, ударил по врагу.

Взвод, в состав которого входила и «бэтушка» старшего сержанта Обухана, действовал на правом, заходившем к фашистам с тыла фланга дивизиона. Сманеврировали удачно, почти сразу же оказались в полукилометре от вражеских машин. А что такое пятьсот метров для быстроходного БТ-7!

Танк БТ 7 в зимнем лесу

Механик-водитель Петр с первых же секунд выбрал для себя тот танк, который шел под острым углом к курсу их движения. Прибавил обороты двигателя. Расстояние до фашистского Т-1 стремительно сокращалось. Ждал командирского сигнала на короткую остановку: с места стрелять сподручнее. Но Обухан почему-то медлил.

Почему? Ведь может быть и поздно. Вон фашист уже подметил их, спешит, разворачивает рывками свою башню им навстречу.

Не выдержал, крикнул что было мочи:

— Командир, ну что же ты медлишь?! Стреляй! А то сейчас сами гостинец получим!

Обухан в ответ — ни звука.

Вот черное очко среза вражеской пушки уперлось, показалось, прямо в их машину. Петр почувствовал, как шевельнулись под шлемофоном его волосы, а все тело обдало колким морозцем. Ведь в душу, холодно и немигающе, глянула сама смерть.

Он даже не помнит, что сработало раньше: реакция ли на глухое обуханское «Короткая!», или же руки сами, повинуясь чувству самосохранения, резко взяли рычаги на себя, а нога утопила педаль сцепления. Во всяком случае их «бэтушка» резко клюнула носовой частью, потом качнулась на корму и замерла.

Выстрела он тоже не слышал. Лишь по тому, как танк знакомо, словно на полигоне, дрогнул всем корпусом, понял: старший сержант послал-таки снаряд во вражескую машину. Но попал ли? И хотя знал, что в ого обязанности тоже входит наблюдение за результатами стрельбы, Петр сделал другое: отпустил рычаги в исходное, с силой вдавил ногу в педаль подачи топлива, рванул машину, вильнул вправо, потом влево, уходя от еще жегшего сознание видения: черного орудийного среза, глядевшего прямо в душу. До него даже не сразу дошел, но радостный крик командира, ворвавшийся в наушники:

— Горит, Петро, гори-ит! Вот врезали, так врезали! Гори-ит!

Несколько пришел в себя от другой команды старшего сержанта, прозвучавшей уже встревоженно:

— Возьми левее, держи к деревне. Мы оторвались от взвода.  Да левее же! Вот так. И спокойнее, Петро, спокойнее, не рви так двигатель.

Вот тут-то и навалилось чувство до слез жгучего стыда. Конечно же, Обухан наверняка подметил его беспорядочные метания. Вон ведь, даже успокаивает. А что-то он скажет после боя? А ну, возьмет да и влепит в лицо заслуженное: «Трус ты, Петя, жалкий трус! Просись куда-нибудь из моего экипажа, не нужен мне такой механик!»

Но совсем другое услышал Петр от своего командира, когда они отбили вражескую атаку на Кутьино и восстановили прежнее положение на левом фланге дивизии. Николай Обухан сам, едва бронетанковый дивизион вернулся в свой прежний лесок, признался Трайнину:

— Ну, паря, и пережил же я сегодня! Едва не сплоховал, представляешь! Он, зараза, уже пушку на нас навел, вот-вот полыхнет, а я… Руки — как вата, не слушаются и все тут! Хорошо еще ты меня криком шугнул, а то бы…— Хлопнул Петра по плечу, закончил:— А с тобой воевать можно! Вон как ты ловко прицел-то у фашистов сбивал. Я ведь тоже поначалу не доглядел: то ли попал, то ли за «молоком» снаряд послал. Это уж потом… Словом, молодец, механик!

Молодец… Да узнал бы он, командир, что у него-то, в эти же минуты в душе творилось!

Этот бой у деревни Кутьино 27-й бронетанковый дивизион выиграл. Выиграл, можно сказать, без потерь. Лишь на одной бэтушке перебило правую гусеницу, да и другие получили несерьезные повреждения, которые танкисты тут же исправили своими силами.

И радость первой победы омрачил неожиданный приказ на отход. Танкисты заволновались. Действительно, как же так? Гитлеровские танки они отогнали, полосу обороны дивизии выровняли, а тут — отходить.

Битва за Москву только еще набирала силу. Вот пообрастем мясцом да как даванем по гадам! Бежать будут не хуже наполеоновских вояк, те тоже поначалу-то кичились.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
3 комментариев на тему “Замешательство командира, чуть не погубило экипаж танка
  1. Как многие рассказы о войне, выдумки и несуразицы. У т1 немецкого пушки вообще не было. То в другой истории наши герои в 42 году королевские тигры захватывали, котоые только в 44 появились…

  2. «Panzerkampfwagen I (Pz.Kpfw.I, Pz.I; транслитерируется как Панцеркампфваген I) — германский лёгкий танк 1930-х годов. В западной литературе распространено также название Panzer I (Панцер I), в советской литературе традиционно обозначался как Т-1. По германской ведомственной системе обозначений военной техники носил индекс Sd.Kfz.101. Вооружение Pz.Kpfw.I составляли два 7,92-мм пулемёта, MG-13 на Pz.Kpfw.I Ausf.A и Pz.Kpfw.I Ausf.B ранних выпусков и MG-34 на Pz.Kpfw.I Ausf.B поздних выпусков» (Материал Википедии).
    Вывод: чем интересно был опасен немецкий Т-1 для советского БТ? Другое дело, когда наши доблестные танкисты могли Т-1 перепутать с Т-2, который действительно опасен для легкой советской машины. Короче у страха глаза велики….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *