Записка погибшего бойца

Записка погибшего бойца

72-й погранотряд охранял участок государственной границы протяженностью 1147 километров. Он располагал 4 комендатурами, 16 линейными и 4 резервными заставами.

Особенно сильный бой разгорелся здесь 30 июня. Более четырех рот противника, оснащенных артиллерией, минометами, пулеметами, автоматами и другим вооружением, вторглись на участок 10-й заставы. Группа пограничников из 102 человек под командованием капитана Киреева приготовилась дать отпор. Приняв круговую оборону, они навстречу врагу направили боевые охранения и разведку. Десять бойцов во главе с лейтенантом Давыдовым, подпустив противника на расстояние 25 метров, внезапно открыли ураганный огонь. Не выдержав такого удара, враг отступил. Бойцы стали преследовать его. Огнем автомата лейтенант Давыдов сразил около десяти захватчиков. Шавшин и Логинов взяли в плен белофинна.

Располагая большими силами, противник, несмотря на сопротивление пограничников, продолжал наступать. Подпустив на близкое расстояние, воины-чекисты расстреляли белофиннов в упор, забросали гранатами. Враг с большими потерями опять отошел. После этого, еще дважды потерпев неудачу, он решил огнем артиллерии и минометов выбить пограничников со своих позиций. Из разбитых дотов бойцы переползли в запасные, а также в открытые окопы. Они продолжали наносить удары по противнику.

Бой длился уже 12 часов. Непрекращающийся артиллерийско-минометный огонь врага грозил уничтожить всю группу. Кольцо окружения сжималось все туже. Нужно было эвакуировать раненых. Капитан Киреев решил тогда отойти. Путь был один — через озеро. Собрав лодки, под прикрытием дымовой завесы группа начала отходить. Благодаря умелым действиям Киреева подразделение с незначительными потерями вышло из окружения. В этом бою было убито и ранено свыше 250 солдат и офицеров противника.

В следующий день, 1 июля 1941 года, фашисты при поддержке артиллерии, танков и бронемашин перешли границу по всей ее линии, охраняемой 72-м погранотрядом.

Упорное сопротивление оказали им воины-чекисты 4-й заставы, заместителем начальника которой служил лейтенант Григорий Семенович Воробьев из города Сарапула. Пограничники под командованием лейтенанта Сербина вели бой около четырех часов. Мужественно отражали натиск вражеского батальона. Группа из шести человек во главе с помощником начальника заставы лейтенантом Гущиным отправилась в разведку навстречу неприятелю. Завязался неравный бой. Все шестеро пограничников пали смертью храбрых. У одного из них в медальоне оказалась записка:

«Товарищи бойцы и командиры, партийные и непартийные большевики! Хотя я непартийный большевик, но буду стойко защищать свою Родину, счастливую жизнь, буду беспощадно бить врага, до последней капли крови, не жалея своей жизни. Я, товарищи, знаю, за что и за кого иду в бой. И уверен: если понадобится, то отдам свою жизнь за радостную и счастливую жизнь всех братьев и сестер».

В записке нет ни фамилии, ни имени бойца. Но воины знали своего отважного друга. Они поклялись жестоко отомстить врагу за кровь боевых товарищей. Вскоре пограничники нанесли смелый удар по противнику. Вели бой свыше трех часов, пока командование комендатуры не отдало приказ об отходе.

Вот что говорит об этих днях бывший командир отделения 2-й заставы Александр Иванович Шкаредный: «В конце мая 1941 года мы стали замечать, что на расстоянии 9-10 километров от границы, на сопредельной стороне, стали появляться воинские подразделения. Их раньше не было там. Командование заставы приняло дополнительные меры по усилению охраны нашего участка».

Пограничники вместе с передовыми частями Красной Армии до конца июля 1941 года сдерживали наступление двух пехотных дивизий врага на Карельском полуострове. Затем они с боями отходили на рубеж обороны.

«Мы шли по труднопроходимым местам, преодолевали холодные горные речки,— продолжает сбой рассказ А. И. Шкаредный.— Личный состав нашей 2-й заставы, несмотря на большие трудности и лишения, сохранял боевую готовность. Мы несли на себе оружие, боеприпасы и продовольствие. То и дело приходилось вести бои с вражескими группами. С комендатурой нам удалось соединиться в районе озера Ципринга лишь через восемь дней.»

3 июля 1941 года комендатура по приказу командования в полном составе передислоцировалась в район деревни Боровская Кестеньгского района Карело-Финской ССР. Будучи в обороне, пограничники неоднократно вступали в бой, наносили противнику большой урон, срывали его попытки прорваться к железной дороге на Кестеньгском направлении. На Няу-Вара и у Зашейка они разгромили вражеские батальоны. Для создания надежной ударной силы бойцы были объединены в семь групп по 100-110 человек. Они заняли оборону в районах расположения 1-й, 4-й, 6-й, 8-й, 10-й, 12-й и 15-й застав.

А к 12 июля 1941 года отряд был собран в одно место. Командование приняло меры, чтобы приостановить движение противника. На перешейках Соколове озеро — Ципринга, Ципринга—Пяозеро пограничники заняли оборону. На островах были высажены их боевые группы. Отряд принял оборону на широком фронте от Руваниски до Сафьянги — протяженностью свыше 60 километров.

Противник наступал. Дорога была каждая минута. Поэтому после похода личный состав без отдыха сразу взялся за кирки и лопаты. По всей линии обороны развернулась упорная работа. Рыли окопы, строили огневые точки, расчищали лес для обстрела врага…

Пограничники встретили противника в полной боевой готовности, в первых же схватках нанесли ему ощутимые потери. Вот один из этих эпизодов, который вспоминает А. И. Шкаредный:

«Мне приходилось много раз ходить в разведку по вражеским тылам. В августе 1941 года нас, двенадцать пограничников под командованием старшины послали за «языком». Мы прошли около двадцати километров и вышли к дороге, по которой продвигались фашистские войска. Выбрали там удобное место и распределили обязанности.

Ранним утром услышали шум на дороге. По ней двигалась вражеская колонна. Наше правофланговое охранение, пропустив головной дозор в зону захвата «языка», открыло по фашистам сильную стрельбу из автоматов. Это явилось для противника неожиданным. Двух фашистов уничтожили, одного взяли живым. «Языка» увели в безопасное место. Враг открыл интенсивный огонь. Но, благодаря энергичным и слаженным действиям всех разведчиков, нашей группе удалось выполнить задание без потерь».

Записка погибшего бойцаПоэт Татаринцев написал стихи, которые стали песней о 72-м погранотряде:

По Карельским по топким болотам,
Где дремучие дебри шумят,
Отражая фашистские роты,
Собирались заставы в отряд.
Разъяренная черная сила
Заходила во фланги и в тыл,
Но, сомкнувшись вокруг командира,
Наш отряд вероломов громил.
Припев:
72-й, советский часовой,
С черною ордой
Всегда готовый в бой,
На бой, на бой.
72-й, громче песню пой,
С песней победною всегда
Готовый в бой…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *