Застать врасплох — уже пол дела

Застать врасплох — уже пол дела

Наш замысел форсирования Пелты, осуществление которого намечено на 26 октября, остался невыполненным. Дивизия не была готова к продолжению наступления. Без изменения ее боевых порядков начинать форсирование реки было просто-напросто невозможно. Фронт дивизии растянут, а враг силен. Поэтому мы решили внести изменения в расстановку своих сил. Необходимо было вывести в первый эшелон полки Боковни и Евсеева, а полк Окропиридзе отвести во второй эшелон. Это давало нам некоторые преимущества: во-первых, сужался фронт наступления, во-вторых, как следствие первого, усиливалась ударная сила артиллерии и других огневых средств.

Полк Окропиридзе, действовавший на правом фланге, передал свой участок частям соседней 194-й дивизии и оттянулся во второй эшелон. Теперь можно было возобновить наступление.

На следующий день подразделения дивизии под ураганным огнем переправились через Пелту, захватили плацдарм шириной в полтора километра и на столько же продвинулись вперед. Гитлеровцы, стремясь во что бы то ни стало сбросить наши полки в реку, предпринимали одну контратаку за другой. Примерно до полудня положение оставалось очень острым. К вечеру вражеский напор начал ослабевать. Полки Боковни и Евсеева выстояли.

Захват плацдарма создавал серьезную угрозу для вражеских частей, расположенных в городе Пултуске. Поэтому на следующий день гитлеровцы, подтянув свежие силы, начали контратаки. Наши части успешно отражали их, а на участке полка Боковни даже немного продвинулись, вперед.
Утром 29 октября (в этот день мы должны были продолжать наступательные действия) разразилась сильная буря. В 100—150 метрах ничего нельзя было разглядеть. Гитлеровцы наверняка были уверены, что русские в такую погоду ничего опасного не предпримут. Однако наши части точно в намеченное время поднялись в атаку. Враг, застигнутый врасплох, вынужден был отступить. Мамоновцы достигли высоты 106,7, расположенной у большака Пултуск — Цеханувка. Немного спустя к этой отметке вышел и полк Евсеева.

К вечеру 29 октября дивизия продвинулась от Пелты на 2,5 километра. Мой наблюдательный пункт находился на плацдарме, в километре от реки на совершенно голом месте. Возле меня полковник Леонов, офицер штаба майор Якубовский, связисты, автоматчики, артиллеристы. Идет работа по подготовке боевых действий на завтрашний день.

Наступила ночь, буря утихла и кругом стало тихо-тихо, будто и не гремело целый день сражение.

И вдруг до нас донесся рокот моторов. Мы немедленно связались с полками. Оттуда донесли, что гитлеровцы бросили в контратаку большие танковые силы.

Противник на участке Беловежье сконцентрировал большую часть танков 104-й танковой бригады, а также мотопехоту на бронетранспортерах. Ровно в двадцать один час, пользуясь темнотой, он перешел в наступление. Под сильным нажимом врага подразделения правого соседа были вынуждены отойти и обнажили наш фланг.
танки вов
Командир полка Евсеев, прикрыв свой правый фланг, одним батальоном продолжал развивать наступательные действия. Около полуночи противник силами до восьмисот мотопехотинцев на бронетранспортерах при поддержке восьмидесяти танков предпринял мощную контратаку на наступавшие подразделения Евсеева. Разгорелся встречный бой. Полк не дрогнул. Выдержав натиск противника, батальоны Евсеева, пользуясь темнотой, сами нанесли фланговый удар по атакующей группе гитлеровцев. Полковая артиллерия била по бортам вражеских танков и вывела из строя несколько машин. Смелость и героизм личного состава, умелое командование в условиях ночи свели на нет попытки врага вернуть утраченные позиции на этом направлении.

Однако гитлеровцев не смутили потери и неудачи на участке полка Евсеева. Они начали атаки против полка Боковни. За ночь пехота противника предприняла десять атак, подкрепленных большим количеством танков, но полк успешно отбил их.

На всю жизнь мне запомнилась эта ночь 30 октября 1944 года. Все части дивизии сумели выстоять против бешеного натиска врага. Особенно отличились в эту ночь артиллеристы  полка Евсеева, батальон капитана К. И. Вихарева, рота старшего лейтенанта И.Ф. Бисерова.

И. Ф. Бисеров, пройдя суровые дни войны от Калуги до Балтики, был тяжело ранен, но возвратился  в свою роту после лечения и продолжил бить врага, как подобает советскому офицеру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *