Завладеть высотами

Завладеть высотами
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Утром у меня собрались на совет Калинин, Дмитриев и командиры батальонов. Разобрали причины неудачи и план нового наступления для захвата высоты 135,4, которой мы на этот раз решили овладеть в первую очередь, так как это облегчило бы удар и по высоте 144,4.

Бои показали, что для овладения высотами нужно в составе укрепрайона иметь, помимо штурмовых групп, и стрелковый батальон. Поэтому ускорили доукомплектование возвратившегося 231-го батальона. К концу того же дня он был приведен в боевую готовность. Кроме того, командиры артпульбатов перевели свои резервные роты на положение стрелковых. В каждой из них была штурмовая группа в составе 25 бойцов.

Захват высоты 135,4 поручили 18-му пулеметно-артиллерийскому батальону, которым командовал энергичный, инициативный капитан Иван Максимович Новаковский. Поддерживать его должны были соседние 2-й и 311-й батальоны, а также артиллерийские дивизионы укрепленного района.

Еще один вывод, который был подсказан предшествующими боями, состоял в том, что огневая поддержка 76-мм орудий, находящихся на закрытых позициях, малоэффективна во время штурма. Такой огонь не обеспечивал разрушения опорных пунктов врага. Для этого требовались артиллерия и минометы крупных калибров, а их у нас в укрепрайоне не было.

Дело осложнялось и тем, что мои заместитель по артиллерии подполковник В. 3. Семыкин оказался человеком малоинициативным. Более того, привыкнув действовать только в условиях укрепленных районов классической формы, он не скрывал своего неудовольствия по поводу того, что нас используют для штурма или, как он говорил, «не по назначению».

Формально он как будто выполнял все свои обязанности, придраться было не к чему. Но в своеобразной боевой обстановке тех дней, когда нужно было искать и использовать малейшую возможность подавить или хотя бы ослабить сопротивление врага, подполковник Семыкин мало чем помогал этому.

К счастью, среди наших артиллеристов был, пожалуй, лишь один такой. В дивизионах одобрительно отнеслись к разработанному штабом укрепрайона плану, согласно которому наступление должно было начаться внезапно, без артподготовки, но зато предстояло катить орудия вручную, с тем чтобы они, следуя в боевых порядках наступающих, вели огонь прямой наводкой по заранее засеченным бойницам и амбразурам укреплений гитлеровцев.

Кроме того, в штурмовые группы 18-го артпульбата мы включили по отделению саперов из инженерного батальона. Их задача состояла в том, чтобы проделывать проходы в минных полях противника и взрывать его огневые точки и другие оборонительные сооружения.

Завладеть высотами

В целом, таким образом, план был основан на внезапности штурма и наиболее эффективном применении всех имевшихся в нашем распоряжении средств подавления обороны врага. Естественно, осуществить этот план мы решили после наступления темноты. А так как подготовку удалось завершить быстро, то атака началась в ближайшую же ночь.

24 января в 23 часа на штурм высоты 135,4 двинулся отряд из двух штурмовых групп 18-го батальона, состоявший из 50 бойцов во главе с командиром роты коммунистом капитаном Хайдаровым. Маскируясь, без выстрела, смельчаки приблизились на 40-50 метров к переднему краю противника.

Гитлеровцы, как и в прошлый раз, именно в этот момент осветили местность ракетами и открыли автоматно-пулеметный огонь. Штурмовые группы вынуждены были залечь.

Но дальше события развертывались совсем не так, как прежде. И как раз потому, что непосредственно за передовым отрядом атакующих следовали артиллерийские расчеты.

Воспользовавшись освещением, демаскировавшим огневые точки противника, они открыли по их амбразурам огонь прямой наводкой с дистанции 100-150 метров. Он оказался действенным и помог штурмовым группам, а также ринувшейся вслед за ними всей роте капитана Хайдарова, ворваться на передний край врага и при содействии соседей уничтожить три огневые точки в дерево-земляных сооружениях противника. Выдвинув затем станковые пулеметы и орудия па фланги, Хайдаров в условиях образовавшегося прорыва закрепил за собой часть железнодорожной насыпи.

Командир 18-го батальона капитан Новаковский тотчас же направил подразделения другой пулеметно-артиллерийской роты для овладения и закрепления всего опорного пункта противника. И не напрасно. Пытаясь восстановить положение, фашисты не замедлили начать контратаку. Но повели ее, видимо, ближайшими резервами силою не более роты. И не достигли желаемого результата. Контратака была отражена.

Обозначившийся частичный успех батальона надо было срочно развить. Поэтому в прорыв немедленно вошли рота разведки укрепленного района и соседняя рота 2-го батальона. Они и овладели всем железнодорожным полотном на этом направлении с находившимися здесь паровозами и вагонами.

Теперь в дело вступил 231-й стрелковый батальон. Он атаковал фашистов уже в глубине их обороны. Вскоре батальон захватил кладбище на северо-западных скатах высоты и опорный пункт противника вблизи рощи Четырехугольной. После этого командование укрепрайоном ввело в бой свой резерв — стрелковые роты 2-го и 350-го батальонов. Действуя совместно с ними, 231-й овладел всей северной и северо-восточной частью высоты.

Следовавшие за стрелковыми подразделениями пулеметно-артиллерийские роты закрепляли захваченные позиции и успешно отражали неоднократные контратаки противника. Вскоре артиллерийские и пулеметные расчеты 2-го и 18-го артпульбатов перерезали всю высоту с северо-запада на юго-восток. Это позволило вывести в резерв 231-й батальон и другие стрелковые подразделения со штурмовыми группами для подготовки к дальнейшему наступлению, которое было назначено на следующую ночь.

Последнее объяснялось все тем же отсутствием в укрепленном районе мощной артиллерии, способной вести контрбатарейный огонь. Вследствие этого продвигаться днем было невозможно: артиллерийским, а также пулеметным, минометным огнем из долговременных укреплений, расположенных на гребне высоты и обратных скатах, противник стремился уничтожить каждую появившуюся открытую цель.

Отдохнув за день и приведя себя в порядок, резервные подразделения в ночь на 25 января вновь повели бой, развивая успех. 18-й батальон, атакуя фашистов к югу от кладбища, блокировал, а вскоре и уничтожил их долговременные огневые точки на курганах южного ската высоты и тем самым помог продвижению соседнего 2-го батальона. Затем оба они, усиленные резервом укрепрайона, начали совместную атаку. Она была слаженной и обеспечила полный успех: к 8 часам 26 января войска укрепленного района овладели всей высотой 135,4, ликвидировав находившийся здесь узел сопротивления противника.

Последствия этого оказались для врага еще более серьезными, чем мы предполагали, так как одновременно с захватом высоты 135,4 произошло еще одно важное событие: наш сосед — 166-я стрелковая дивизия вышла к населенному пункту Орловка с юго-запада. Все это вместе взятое поставило другой узел сопротивления противника — на высоте 144,4 — под угрозу полного окружения.

В результате фашисты вынуждены были приступить к отходу не только с этой высоты, но и из Орловки. Мы же начали преследование их силами 2-го и 350-го артпульбатов во взаимодействии с полками стрелковой дивизии.

В ходе этих действий перед укрепрайоном возникла новая задача: как быть с нашим тяжелым пехотным вооружением в условиях преследования отступающих вражеских войск? Поскольку настигнуть бегущего врага можно лишь при высоких темпах продвижения, единственным выходом было избавить преследующие части от тяжелого вооружения. Так и сделали, по существу временно превратив их в стрелковые.

Но и при этом достигнутые частями укрепрайона темпы преследования оказались недостаточными для того, чтобы окружить отступавший вражеский батальон. Он отходил к тракторному заводу под прикрытием пулеметного и автоматного огня так называемых подразделений «смертников», т. с. солдат, которых фашисты обрекли на гибель.

Ликвидировав эти отдельные узлы сопротивления, мы обошли отступавшего в районе Мокрой Мечетки противника, но полностью его окружить не успели. Остаткам фашистского батальона удалось уйти но льду па противоположный берег этой речки, где заранее был оборудован новый оборонительный рубеж. Оттуда противник вел мощный пулеметный, минометный и артиллерийский огонь, и мы не смогли с ходу форсировать речку.

Позднее мы научились этому. И немалую роль в том, что части укрепрайона впоследствии умели стремительно преследовать и успешно громить врага в самых трудных условиях, сыграл опыт боев именно в этот день — 26 января 1943 г., когда наши батальоны впервые обратили противника в бегство.

Впрочем, этот день не только прибавил нам опыта, по и принес реальный успех. Вслед за овладением высотой 135,4 части укрепленного района к исходу 26 января полностью очистили от противника не только балки Каменную и Песчаную, но и высоту 144,4.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *