Женщина, спасшаяся из Концлагеря

Концлагерь Гдыня

Недалеко от города Гдыня нашим соединением был занят лагерь узников фашизма, где находилось до тысяч заключенных различных национальностей, в том числе много русских, украинцев, белорусов.

Накануне освобождения лагеря военнопленных в один из занятых нами населенных пунктов добралась бежавшая из Гдыни белорусская девушка Галина Горбаченкова. Вот что она рассказала в газете о злодеяниях гитлеровцев:

Только вчера я вырвалась из фашистской неволи, в которой томилась больше трех лет.

Сама я из Белоруссии, со ст. Столбцы, дочь железнодорожника. Еще в начале 1942 года угнали меня немцы, сначала — на дорожные работы, а потом в Германию в лагерь.

Из лагеря меня как хорошую вышивальщицу продали немке Кениг, у которой была в Нейштеттине шляпная мастерская. В конце февраля фрау Кениг бежала в Гдыню и увезла меня с собой.

Я видела в какой панике бегут из Гдыни немцы. При посадке на пароходы всегда возникала драка, которая кончалась стрельбой. Нам в лагере заявили, что нас тоже увезут и направят на строительство оборонительных укреплений вокруг Берлина.

Несколько пароходов с военнопленными немцы действительно успели вывезти из Гдыни. Но в последние дни положение изменилось. С 20 марта они прекратили даже эвакуацию немецкого гражданского населения. Вывозят только раненых солдат и офицеров. 21 марта мы с удивлением увидели, что на пароход «Бухарест» происходит посадка девушек из соседнего лагеря.

Он взял на борт не менее ста русских, украинских, белорусских и польских девушек. Среди них была знакомая мне девушка Феня Ступак. Пароход отчалил, увозя еще дальше от Родины плачущих девушек, которые еще накануне были уверены в своем близком освобождении.

Корабль Бухарест ВОВ

Прошло всего лишь полтора-два часа, и мы с удивлением увидели, что «Бухарест» находится под погрузкой у соседнего причала. Мы терялись в догадках. Но вскоре моя подруга Тоня Черных, понимающая по-немецки, услышала разговор двух немцев и узнала, что стало с девушками, увезенными на «Бухаресте».

Это была страшная весть. Оказалось, что девушек вывезли в открытое море, расстреляли и сбросили в море. Мы поняли, что такая же судьба ждет и нас и решили бежать. Это было трудно и опасно, но оставаться — значило бы наверняка погибнуть.

Наконец-то я на свободе, среди родных людей! Но мое сердце не спокойно, оно болит за тысячи пленных красноармейцев, за тысяч и девушек-невольниц, находящихся в Гдыне в кровавых когтях гитлеровцев, Ведь немцы свезли и согнали сюда своих невольников со всей Померании. И всем им грозит страшная участь.

Спасите тех, кого немцы еще не успели загубить.

Беседы с освобожденными из немецких лагерей смерти служили действенным средством для разжигания ненависти к гитлеровским захватчикам. После таких новостей стихийно возникали короткие, но весьма зажигательные, мобилизующие митинги. Бойцы перед своими пострадавшими земляками клялись отомстить немецко-фашистским извергам за их неслыханные злодеяния.

Такие же митинги и непринужденные, но трепетные, волнующие до глубины души короткие красноармейские собрания возникали на фронтовых дорогах при встрече групп советских девушек, ранее насильственно угнанных на каторгу в Германию и возвращавшихся к себе на Родину.

 

2 комментариев на тему “Женщина, спасшаяся из Концлагеря

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *