Живучесть нашей артиллерии

живучесть
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (20 оценок, среднее: 4,60 из 5)
Загрузка...

Чтобы повысить эффективность контрбатарейной борьбы при относительной недостаточности снарядов, командование фронта решило прибегнуть к комбинированным ударам артиллерии и авиации по наиболее активным и достоверно разведанным батареям противника. В июле 1942 года для такого удара штабом артиллерии фронта были намечены три немецкие батареи, которые своим огнем наносили большие разрушения Ленинграду. Только в период с 15 июня по 2 июля они обстреливали город в общей сложности 30 раз.

План комплексного поражения этих батарей совместными ударами артиллерии и авиации был тщательно разработан штабами артиллерии и ВВС фронта и утвержден командующим войсками фронта. В соответствии с планом по немецким батареям было нанесено несколько мощных комбинированных ударов, в результате которых они прекратили свое существование. Следует подробнее рассказать об уничтожении одной из батарей, которая числилась как цель № 233. Это была 150-мм шести орудийная батарея, занимавшая боевой порядок в районе М. Константиновка. Ее уничтожение было осуществлено в соответствии с планом, выписка из которого приводится.

В 3 часа ночи в стороне от цели в воздухе разорвалось несколько бризантных гранат. Положение разрывов было зафиксировано на ленте звукометрической станции. Батарея звуковой разведки работала, естественно, с выбранной и учтенной систематической ошибкой. Среднюю точку разрывов нанесли на планшет. Это был пристрелян звуковой репер.

Через полчаса два артиллерийских полка произвели мощный четырехминутный огневой налет по резервам и тылам противника. На северной окраине Пушкина возникли пожары, начались взрывы. Вслед за этим немецкая батарея № 233 открыла огонь. Цель достигнута: мы вызвали батарею на огонь. Звукометрические станции еще раз проверили ее положение. Батарея оставалась на прежнем месте.

В 4 часа утра по батарее был нанесен первый авиационный удар. В районе батареи раздались два сильных взрыва. По данным разведки, это взлетел на воздух склад боеприпасов. В 4 часа 25 минут открыл огонь 14-й гвардейский артиллерийский полк. На вражескую батарею легли тяжелые снаряды. Огонь бушевал на позиции противника в течение 10 минут. Затем гвардейцы вели методический огонь. Они держали немецких артиллеристов в непрерывном напряжении.

В 4 часа 45 минут на позиции противника снова поднялись черные фонтаны от взрывов авиационных бомб. Облака черных разрывов пятнами растекались в утреннем небе, но, рассекая воздух, к немецким зенитным батареям уже неслись снаряды наших тяжелых пушек. Артиллеристы не давали в обиду своих воздушных друзей. В 5 часов 10 минут вновь заговорили пушки 14-го гвардейского артиллерийского полка. После такой мощной обработки в районе цели в течение 30 минут наблюдались сильные взрывы. После мощного комплексного улара батарея себя не проявляла.

Эта разумная идея совместных действий артиллерии и авиации представляла собой одну из форм активизации контрбатарейной борьбы и привлечения к ней новых дополнительных средств.

Советские артиллеристы своим точным огнем не давали покоя немецким батареям, выбивали их орудийные расчеты, разбивали орудия. Успехи артиллеристов были не раз отмечены Военным советом фронта. Вот один из документов, свидетельствующий об успешной работе ленинградских контрбатарейщиков, — телеграмма Военного совета фронта 14-му гвардейскому артиллерийскому полку: «Поздравляю весь личный состав 8-й батареи с уничтожением двух орудий противника с огневым расчетом. За непрерывную, четко организованную разведку и образцовое выполнение огневой задачи всему личному составу 8-й батареи 14-го гвардейского артиллерийского полка от лица службы объявляю благодарность. Командующий войсками Лен. фронта генерал-лейтенант артиллерии Л. Говоров. Член Военного совета Лен. фронта секретарь ЦК ВКП(б) А. Жданов».

живучесть

Чтобы сорвать стрельбу противника по городу, часто приходилось вызывать огонь его артиллерии на себя.  Метод вызова огня на себя применялся и в 1942 году, однако в третьем периоде контрбатарейной борьбы, в 1943 году, он получил более широкое распространение. Почему артиллеристы смело вызывали огонь на себя? Потому что была обеспечена исключительно высокая живучесть нашей артиллерии. Достаточно сказать, что только на южном фасе нашей обороны в расположении 42-й и 55-й армий было создано 3200 прочных орудийных дзотов. По некоторым батареям 12-го гвардейского артиллерийского полка, который являлся одним из наиболее активных в борьбе с батареями врага, за 1942 год и первую половину 1943 года фашисты выпустили до 10000 снарядов, а батареи вывести из строя не смогли.

В 1943 году вызов огня на себя осуществлялся организованно, по заблаговременно разработанным планам. Практически это происходило так. По условному сигналу вся или часть артиллерии фронта и Краснознаменного Балтийского флота наносила удар по важнейшим объектам врага: железнодорожным узлам, аэродромам, командным пунктам, огневым позициям батарей— и заставляла тем самым артиллерию противника прекращать обстрел города и вести борьбу с нашей артиллерией.

Вот один из примеров вызова огня на себя и живучести нашей батареи. Батарея дальнобойных пушек БР-2 под командованием старшего лейтенанта

Огневая позиция 5-й батареи 12-го гвардейского артиллерийского полка в дзоте на территории завода. На заводской трубе наблюдательный пункт для защиты ствола от осколков В. Ф. Амеличева была выдвинута к переднему краю обороны — к Пулковским высотам, где заблаговременно были подготовлены огневые позиции, и внезапно открыла точный огонь по командному пункту 50-го немецкого стрелкового корпуса, по станции снабжения гитлеровских войск — Гатчина и аэродрому. Фашисты переполошились, 16 батарей противника сосредоточили огонь по батарее В. Ф. Амеличева. Гитлеровцы выпустили несколько тысяч снарядов по батарее, которые, несомненно, были бы использованы для обстрела города. Несколько раз соединения «юнкерсов» 10-88 по 16-18 самолетов бомбили ее позицию. Словом, немцы провели мощную авиационно-артиллерийскую операцию, но уничтожить батарею Амеличева не смогли.

В то же время огнем батареи было разбито несколько вражеских железнодорожных эшелонов, выведен из строя гатчинский аэродром. Весь состав этой героической батареи Военным советом фронта был награжден орденами Отечественной войны.

Чтобы повысить живучесть нашей батареи и сохранить орудия и людей, была применена и такая хитрость, как расположение огневой позиции батареи в здании. Например, 9-я батарея 12-го гвардейского артиллерийского полка занимала позицию в недостроенном здании Социалистического городка. Все четыре 152-мм гаубицы-пушки были установлены в доме и вели огонь несколько месяцев, и ни одного раза немцы не накрыли эту батарею, хотя и стреляли по ней бесчисленное множество раз.

Как потом выяснилось, причина состояла в том, что при стрельбе из полузакрытого помещения нарушалось основное свойство дульной звуковой волны— распространяться в окружающей среде во все стороны с одинаковой скоростью. В результате немецкие звукометристы получали ложные координаты нашей батареи, которыми и снабжали своих артиллеристов. А те вместо батареи били по пустырю, расположенному несколько впереди и в стороне от здания.

Да, как ни странно, но если батарея стоит в здании и дульные срезы орудий удалены в глубь здания от проемов хотя бы на 1-1,5 м, скорость распространения звука выстрела изменяется и место расположения такой батареи определяется неточно. Потом мы это проверили на опыте. Нашли в тылу соответствующее здание, установили в нем орудия и сделали несколько выстрелов. Звукометрическая разведка дала ложные координаты. Наши артиллеристы вели борьбу умело, проявляя элементы военной хитрости и изобретательности, рассчитанные на психологический эффект.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *