Жизнь казака-эмигранта в Китае

Жизнь казака в Китае
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Мукден. 28 июля 1924 г. …Я служу на английской табачной фабрике в знакомом тебе по русско-японской войне Мукдене. Китайский город, по отзывам бывших на войне, изменился мало. Те же узкие улочки, та же грязь или пыль, тот же гомон.

Крики продавцов, рикш, малых китайчат, продающих нецензурные карточки, щелканье бичей, скрип арб, тошнотворный запах жареного бобового масла и прочих снадобий незатейливых уличных «ресторанов» под открытым небом. Здесь же бродят и ходячие парикмахеры, сапожники, старьевщики, а вперемежку с «купезами»  сидят уличные предсказатели.

Те же глиняные и высокие кирпичные стены, те же древние ворота, та же скученность и та же постройка фанз, которые зачастую от сильных дождей рушатся. Единственно, что нового, так то, что к китайскому городу с запада прирос европейски устроенный японский город с красивыми многоэтажными домами, прямыми улицами, обсаженными деревьями и большими и малыми палисадниками, садами, скверами и бульварами.

Жизнь казака в Китае

Я живу в японском городе, так как здесь и чище, и гигиеничней.

Дома приходится ходить без обуви, так как пол устилают толстые японские циновки «татами». Вместо дверей — ширмы, все сделано как-то легко, ажурно.

Масса домов без печей, несмотря на то, что холода стоят зимой основательные, так что нам приходилось ставить чугунные печурки. А сейчас стоят удивительно душные дни и ночи. От середины июня до середины июля лили дожди.

Сейчас я работаю днем, а перед этим около трех месяцев работал по ночам. Плата приличная — получаю до 120 китайских долларов в месяц, и при здешней дешевизне продуктов жить за эти деньги можно вполне сносно. У нас на фабрике работает до 50 человек русских, мужчин и женщин.

Есть церковка — памятник на братских могилах убитых в этом районе наших воинов. Наружный вид церковки — старорусский шлем, издали кажется головой русского богатыря, ушедшего по шею в землю.

Богослужение совершает священник, назначенный Пекинской духовной миссией. Несмотря на то, что церковь вмещает не более 100 человек, молящиеся заполняют и притвор, ступени и площадку перед церковью. Кладбище содержится в образцовом порядке другим православным священником — японцем, и, кроме братских могил, на нем прибавляются все новые и новые могилки…

Отношение японцев к нам очень хорошее, несравнимо с отношением китайцев, которые пользуются часто слабостью или, вернее, беззащитностью русских. Это также способствовало тому, что я и многие русские живут не в китайской, а в японской части города. Во всяком случае, жить вполне возможно, и теперь я совсем заделался мукденским аборигеном.

Как все странно и трагично!..

С Россией теперь никто не считается, ее третируют, над ней насмехаются, и тот же китаец «ходя», который еще так недавно униженно кланялся русскому, теперь, пользуясь слабостью нашей многострадальной России и нас, беженцев, лягает, подобно крыловскому ослу. «Моя ходя мэю, — гордо заявляет ныне китаез, — моя — капитана; луска — ходя», что в переводе значит: «Мы теперь не рабы, мы — господа, а вот вы — русские — ходи (т. е. рабы)».

Грустно, больно и тоскливо слышать это. Невольно вспоминается былое прошлое, и на ум приходит отрывок из «Элегии» Пушкина.

Мечты кипят в уме, подавленном тоской, Теснится тяжких дум избыток, Воспоминанье предо мной Свой длинный развивает свиток. Ну, прощай! Иль до свиданья? Не знаю… Хочется верить, что свидимся.

 

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Метки:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *