Изматывая рвущегося вперед врага

вов

Точно по курсу

На рассвете 5 августа 1943 года девять самолетов 81-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка с ревом взлетели в небо и взяли курс на запад. Бомбардировщики шли в облаках. Вел их штурман капитан Тит Григорьевич Сеньков. Последовал приказ начать бомбометание. Рассекая облака, бомбардировщики пошли вниз, на цель.

По данным разведки, фашистские войска скопились в населенных пунктах Хорошево, Жихарь и Безлюдовка.

При первом же заходе девятка произвела прицельный бомбовый удар по Хорошеву. Отлетая от поселка, штурман увидел огромные языки пламени — горели бензохранилища, танки, автомашины. Такие же удары были нанесены по Жихарю и Безлюдовке.

Разведка уточнила результаты смелого вылета. Бомбардировщики капитана уничтожили десятки танков и автомашин, 5 паровозов, 10 железнодорожных вагонов, подавили большое количество огневых точек, уничтожили до 200 солдат и офицеров противника.

Капитан Сеньков сделал около 200 боевых вылетов и каждый раз нес врагам смерть и мщение.

Гвардейские залпы

Перед рассветом 13 июля 1943 года командир 122-го гвардейского артиллерийского полка 51-й гвардейской дивизии майор Угловский обошел позиции.

Вот уже много дней наши войска на Курской дуге вели ожесточенные бои, изматывая рвущегося вперед врага. Майор знал, что предстоят еще более трудные испытания.

В то хмурое утро он остался на правофланговой батарее, расположившейся южнее села Яковлево. Здесь ожидался главный удар гитлеровцев — местность позволяла сравнительно близко подойти к нашим позициям.

вов

Вскоре фашисты нанесли этот удар. На узкий участок обороны обрушили бомбы 50 вражеских бомбардировщиков, вслед за этим открыла сильный огонь артиллерия. Земля гудела от разрывов бомб и снарядов.

Потом на позиции двинулись «тигры», «пантеры», «фердинанды». Их было не меньше сотни. Прячась за танками, наступала пехота — около 400 гитлеровцев.

С каждой минутой расстояние между противником и нашими позициями сокращалось. Майор ждал, когда лавина вражеских танков подойдет ближе, чтобы всей мощью артиллерии ударить по ним.

Наши пехотинцы открыли огонь из пулеметов, автоматов, стараясь отсечь гитлеровскую пехоту от танков. Это удалось, но бронированные машины продолжали стремительно мчаться вперед. Их отделяло уже не больше двухсот метров.

Тогда ударили пушки Угловского. Несколько танков сразу замерли на месте. Новый залп — загорелись еще три вражеские машины. Уже пылало двадцать машин, на земле осталось лежать замертво много десятков гитлеровцев, а танки продолжали идти, несколько изменив направление, стремясь прорваться на фланги полка.

Около тридцати фашистских танков и рота пехоты прорвали оборону и зашли в тыл первому дивизиону. Майор бросился туда и увидел страшную картину: несколько пушек было разбито, расчеты погибли. Он встал за уцелевшее орудие и в упор начал расстреливать наступающие танки. Загорелась одна, вторая, третья машина. Фашисты не выдержали огня и отступили.

В последующие дни гвардейцы-артиллеристы продолжали вести упорные бои, перемалывая живую силу и технику фашистов.

Только с 5 по 12 июля 1943 года на Курской дуге 122-й артиллерийский полк уничтожил 107 вражеских танков, около 100 автомашин и более 500 солдат и офицеров противника.

8 августа 1943 года майор Угловский погиб в бою с врагами в районе города Золочева и похоронен в селе Уды.

За два года войны с фашистами он прошел путь от командира дивизиона до командира гвардейского артиллерийского полка.

Снайпер зенитного огня

Командир орудия i-й батареи 1181-го зенитно-артиллерийского полка 72-й гвардейской стрелковой дивизии старший сержант Александр Федорович Зубарев приобрел славу искусного воздушного снайпера. В боях за освобождение Харькова от фашистских оккупантов зенитный расчет под его командованием прикрывал переправу частей 72-й гвардейской стрелковой дивизии через Северский Донец.

Этот августовский день 1943 года принес расчету тяжелые испытания. С гулом и воем понеслись на переправу 22 пикирующих бомбардировщика. 22 Ю-88 и четыре наших зенитки! Но зенитчики мужественно вступили в смертный бой.

Бомбовые разрывы вздымали к небу землю и воду, хлестал ливень крупнокалиберных пуль. А в ответ били наши зенитки, посылая снаряд за снарядом по стервятникам.

Объятый пламенем головной пикирующий бомбардировщик врага камнем упал на землю. Это внесло замешательство в ряды воздушных пиратов. Атака была отбита, переправа сохранена. Части гвардейской дивизии стремительно двинулись на Харьков, чтобы освободить город от фашистской оккупации.

При наступлении на Красноград зенитное орудие старшего сержанта следовало в боевых порядках пехоты. Мощным огнем орудий расчет подавил несколько огневых точек противника и способствовал наступлению наших войск. Когда оборона противника под Красноградом была прорвана, вместе с орудием расчет Зубарева устремился в прорыв и одним из первых достиг центра города.

…Очень тяжелый, напряженный бой с 27 бомбардировщиками противника вел расчет А. Ф. Зубарева 26 сентября 1943 года. Огневая позиция зенитной батареи была буквально засыпана бомбами. Старший сержант был контужен, но продолжал бить противника. В этом бою он сбил 6 вражеских самолетов.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий