Изнурение врага

Снайперы полка

Мы широко использовали все возможное, чтобы изнурение врага было непрерывным. Как-то командир 780-го полка доложил мне:

— Снайперы полка нашли себе хорошее место и успешно ведут «охоту» за гитлеровцами.

— Где же это?

— Против центра участка полка есть малозаметная высота. Вы ее знаете: на ней стоит несколько подбитых немецких танков. Видно, за нее шли большие бои, уж очень много трупов в этом районе.

— А какой обзор с нее?

— Хороший. Километра на три в глубину обороны противника видно.

— Высоту надо побыстрее закрепить за собой, пока немцы не опомнились. А снайперы пусть в других местах охотятся,— посоветовал я. И как в воду глядел! На следующий день 780-му полку действительно пришлось эту высоту брать с боем, так как за ночь на ней окопался противник. Наша рота быстро выбила оттуда врага. Закрепить этот успех удалось только благодаря своевременному выдвижению туда орудий полковой артиллерии для стрельбы прямой наводкой. Они-то, главным образом, и отбили попытки врага вернуть потерянную высотку.

Как-то я спросил начальника артиллерии:

изнурение врага

— А почему, Петр Григорьевич, не стала применяться стрельба шрапнелью?

— Условия изменились, цели в большинстве стали такие, которые можно разбить только гранатой, а не шрапнелью. Есть у артиллеристов еще такой вид стрельбы, как стрельба на рикошетах. При правильной подготовке данных снаряд разрывается над целью. Только обучение этой стрельбе сложное и дорогое.

— А давайте-ка сэкономим снаряды, поучимся и проведем такую стрельбу по реальным целям. Покажем ее нашим офицерам от комбата и выше.

Прозоров согласился, и через несколько дней такая стрельба состоялась. Она прошла весьма успешно. Наблюдавшие ее офицеры были в восторге от результатов. Выстреленные гаубичные снаряды с взрывателями замедленного действия, ударившись о землю, взлетали от рикошета вверх и разрывались над целями, накрывая их сверху массой осколков. На наших глазах было повреждено противотанковое орудие, а расчет его полностью уничтожен. В тех окопах и траншеях врага, над которыми разрывались гаубичные снаряды, возникло паническое движение.

Но если мы не давали гитлеровцам покоя, то и они не бездействовали. Продвинувшись к востоку от Вертячего километров на 15, войска 65-й и 24-й армий натолкнулись на упорную оборону и весь декабрь вели напряженные бои. Противник сумел закрепиться и задержать наше продвижение. Наступление превратилось в бои местного значения, которые шли непрерывно, не стихая ни днем ни ночью. Возникая то здесь, то там, они перерастали в рукопашные схватки и в большинстве случаев заканчивались успешно для нас.

Как-то днем на участке 788-го стрелкового полка произошла короткая, но горячая схватка одного из его батальонов с противником. Подполковник И. А. Горбачев доложил; «Это командир роты лейтенант Биктимиров, выполняя приказ об улучшении своих позиций, организовал захват нескольких окопов противника. Гитлеровцы не сдавались и поэтому все были уничтожены».

А поздно вечером, как бы в отместку за это, противник силой в 900-1000 человек пехоты с двадцатью танками, подброшенными из Дмитриевки, при поддержке значительного количества артиллерийских и минометных средств, навалился на боевые порядки 780-го полка. Разгорелся сильный бой, длившийся до самого утра. В отдельных случаях противнику удавалось вернуть кое-что из потерянной территории, но вскоре мы выбивали его и восстанавливали положение.

В другой раз суматоха возникла ночью. Помню, мы, как обычно, не спали. Соболь делился впечатлениями от встречи и приема пополнения в 780-м стрелковом полку. На «самом интересном месте рассказ комиссара прервался. До нас донеслась сильная стрельба.

— Это в 780-м, у Бикчурина,— произнес я, когда мы выскочили из землянки, чтобы определить, где идет бой.

— Точно, у него. Новичков пробуют, — подтвердил Соболь.

Утром М. Р. Бикчурин доложил:

— Не менее двух батальонов пехоты противника при поддержке танков и артминогня перешло в наступление. Наши контратакой отбросили его и захватили до 40 отдельных окопов, 26 блиндажей. В рукопашной схватке истребили -свыше 100 солдат и офицеров 260-го пехотного полка 113-й пехотной дивизии, подбили 2 танка. Пленный солдат этого полка на допросе показал, что их 113-я дивизия недавно прибыла на этот участок и готовилась к наступлению. То же «самое показал и пленный из 14-й танковой дивизии.

Эти сведения были ценными, и я похвалил Бикчурина.

— А каковы потери полка?

— Около 90 человек убитыми и ранеными.

— Вот видите. На 100 немцев 90 своих потеряли. Зачем вам понадобились эти блиндажи и окопы? Достаточно была контрольных пленных. Поспешили. Надо беречь силы к решающим боям и без нужды не активничать, а атаки противника следует отбивать в первую очередь огнем.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий